Печатное    
Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2)
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2)

У жрицы из Генсокё, Рейму, оказались при себе три книги. Призвав на помощь всю свою деловую хватку, хозяин антикварного магазина Кориндо, Ринноске, решил во что бы то ни стало заполучить их себе. Однако, внезапно появляется настоящий владелец этих книг...

Вторая часть первой главы, «Жрица из Генсокё и очарование пятнадцати томов», начинается здесь!

— Спасибо, что подождал. Честное слово, эта одежда слишком велика. В ней даже хо­дить трудно, — вернувшись, Рейму высказала своё неудовлетворение. Ну, это всё же моя одежда, поэтому я ничем не мог помочь. Разница в размерах нашей одежды довольно заметна, но Рейму сама ухватилась за мои вещи.

— О, привет, Мариса. Что ты делаешь в таком месте?

— У меня тот же вопрос. Я просто заглянула проверить, не появилось ли чего нового в магазине, как любой порядочный покупатель.

— Рейму, не могла бы ты не называть мой магазин «таким местом»?

— Когда бы я ни пришла, тут никогда нет покупателей. И местечко не очень, честно говоря.

Я вернулся к чтению книги, а Мариса ответила: «Я ведь только что сказала, что я – покупатель». Рейму подошла к одному из шкафов, взяла с полки чайник и начала делать чай, будто она у себя дома. Эти двое всегда делают, что хотят. Они ведь даже не покупатели.

Поглядывая на книги Рейму, я решил, что лучше притвориться, что я их не видел, чтобы их заполучить.

— Я зашью твою одежду, но ты ведь понимаешь, что я не сделаю этого просто так?

Все ещё стоя спиной ко мне, Рейму спросила: «Почему?»

— Почему? Ты издеваешься? В деловых отношениях, знаешь ли, потребитель должен достойно заплатить за предоставленные ему услуги.

— Это я знаю. Я плачу нормальным продавцам в деревне. То же самое и в храме – желания исполняются за пожертвования.

— А я, по-твоему, не «нормальный продавец»?

— Ринноске, ты ведь не заинтересован в деньгах, правда?

— С чего ты это вообще взяла? Не решай за других, что им нужно, а что нет.

— Ты никогда не берёшь денег.

— Да что ты говоришь? Плата за все запросы и всё, что ты у меня забрала, записана на твоём счету.

Налив себе чаю, она ответила:

— Это потому, что я никогда не беру с собой денег. И дома у меня они не хранятся.

— Посетителей мало? Не удивительно, ведь молитва у тебя в храме не поможет исполнению желаний.

— Вот оно что. Раз ты об этом заговорил, тебе, скорее всего, нужны эти книги, разве нет? – Рейму поставила чашку, села возле меня и начала копаться в книгах, которые скоро станут моими.

— Рейму, этих книг не хватит, чтобы покрыть твои счета.

— Эти книги, между прочим, были очень важны для ёкая, которого я побила. Они определенно чего-то стоят.

Мариса посмотрела на меня взглядом, в котором ясно читалась фраза «Ну, я же говорила», чем меня очень развеселила, но я сдержался, чтобы не засмеяться вслух.

— Ну что ж, дай мне сперва на них глянуть… Хм, понятно. Они хорошо сделаны, но выглядят сравнительно новыми. Более старые книги обычно дороже новых. Наверное, та ёкай просто не видела раньше ничего подобного, вот и взяла их.

— В таком случае, оплатить этими книгами мой счёт было бы выгодной сделкой, — сказала Рейму, ухмыльнувшись. Она совсем не слушает других, и не понимает того, что у каждой вещи есть своя ценность. Для неё деньги стоят ровно столько, сколько стоят металл или бумага, на которых они напечатаны. Однако она, похоже, подсознательно поняла, что они мне и нужны. В конце концов…

— Хорошо, я куплю у тебя эти три книги.

— А? Все три?

— Одна за штопку одежды, одна в качестве ренты за одежду, что ты у меня взяла, и ещё одна…

— Подожди, а как же счёт?

— Сколько, по-твоему, ты мне задолжала? Хоть в сумме и немного, но ты не оплатишь сразу всё только тремя книгами.

Это была чистая правда. Рейму часто берёт всякие вещи из моего магазина и порой заказывает инструменты и одежду. Я даже когда-то сделал ей гохей.

— Больше вариантов нет, значит? Ладно, тогда то, что останется на счету, так на нём и останется. – Я посмотрел в окно. Не зря у меня с утра было плохое предчувствие. – Кстати, последняя книга – за поломанную дверь!

Громкий стук. Звук ударов кулака о дверь ставал всё тяжелее. Похоже, одной книгой тут не отделаешься…

— Я знаю, что красная здесь! Она забрала мои книги!

У двери находилась разъярённая маленькая девочка. Её одежда была порвана. Скорее всего, это её Рейму недавно «истребила».

— А ты настырная. Я тебя уже победила, поэтому потеряйся где-нибудь в лесу как хороший ёкай!

— Что? Ты не красная.

— Я сегодня синяя.

— Отдай мне мои книги!

— Даже если ты так просишь, я не могу этого сделать. У меня книг уже нет, поэтому можешь забыть о них.

— Как так? Где же они?

Конечно, книги теперь мои, и у меня нет ни малейшего намерения их отдавать. Однако я не способен сражаться. Девочки даже говорили мне: «удивительно, что ты так долго прожил», но, как по мне, тут нет ничего удивительного. И я прожил в разы больше, чем они. Я пристально посмотрел на Рейму.

— Эй, Мариса! Ты выглядишь сонно.

— И что? Что посеешь, то пожнёшь, так что разбирайся сама.

— Мне трудно двигаться в этой одежде. Она не предоставит тебе много хлопот, так что можешь спокойно с ней повеселиться. Но следи за атаками сзади.

— Ты хочешь, чтобы она вершила своё возмездие на мне? Ну ты даёшь, Рейму.

Мариса спрыгнула с горшка и направилась к «гостье», явно в хорошем расположении духа.

— Запиши это на мой счёт.

Никогда не видел, чтобы Рейму давала денег Марисе.

— Вот и я. Красная сегодня не принимает гостей, поэтому за дело возьмётся её мамаша.

— Какая мамаша? Ты ну никак не можешь быть ей матерью!

— Я её удочерила.

Рейму вернулась на своё место и налила себе ещё чаю.

— Если вы собираетесь драться, то делайте это снаружи. Если вы повредите что-либо в магазине, то будете за это платить.

— Да знаю я, — ответила Мариса и вышвырнула ёкая на улицу. – Кстати, Корин, поздравляю с приобретением всех пятнадцати томов.

Я с удивлением посмотрел на Марису. Не припоминаю, чтобы я ей говорил, что их всего пятнадцать:

— С чего ты взяла, что их пятнадцать?

Мариса кинула мне книгу, которую до этого держала в руках:

— В конце написано.

Я перевернул книгу и открыл последнюю страницу. Там маленькими буквами было написано: «Серия из пятнадцати томов».

На улице шел снег. Если я быстро не починю дверь, то условия жизни здесь скоро станут весьма неудовлетворительными.

— Честное слово, Рейму. Когда ты сюда приходишь, всегда случается что-то плохое.

— Этот магазин сам по себе не очень-то хорош. Вот, чай.

Я сел возле неё и взял чашку с чаем. У него был поразительно хороший аромат.

— Этот чай… Ты взяла его с дальней полки, не так ли?

А я уж было подумал, что Рейму заварила свой чай, который недавно купила.

— У него был самый приятный запах.

— Это наилучший из чаёв. Я его хранил для особых случаев…

— Брось, разве такой случай когда-нибудь настанет? – Рейму совсем расслабилась и была в хорошем настроении. Снаружи были слышны смех Марисы и крики девочки, которую она в данный момент отоваривала.

Так бывает довольно часто. Я не считаю подобные дни сколько-либо особыми.

— Слушай, Ринноске. Ты ведь не собираешься продавать эти книги, да? Все твои товары обычно так и остаются на своих местах.

Действительно, большинство этих товаров являются частью моей коллекции, и я не хочу избавляться от них просто так.

— Нет, здесь всё на продажу.

Должно быть, из меня просто плохой торговец.