Печатное    
Глава 21. Божественное Саке
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 21. Божественное Саке

Новейшая, так желанная фанатами книга «Perfect Memento in Strict Sense», изданная в Итидзинся, скоро поступит в продажу! Конечно же, она написана Зуном, с обложками от знакомого нам художника, Гендзи Асая, и она включает в себя арт по каждому персонажу Тохо от Аки Эды. Она также поступает с музыкальным и другим содержимым. Это должен приобрести каждый фанат!

Гора ёкаев горит красным и жёлтым огнём. Температура резко упала, и красные листья на деревьях, однажды давших им их столь хрупкую жизнь, не в силах устоять перед осенним ветром, падают на землю. И пока солнце садится за вершину горы ёкаев, в алом небе, будто танцуя, летают тенгу. В это время года гора красива, как никогда.

Октябрь называют также «Безбожным месяцем», так как считается, что почти все боги отсутствуют во время него, но для такого божественно красивого месяца это имя не прижилось. На самом деле его называют «Бродильным месяцем», что указывает на то, что в это время собранный урожай риса используется для варения саке.

— Я так посмотрю, настроение у тебя замечательное.

— Я готовлюсь варить новое саке в этом году, с чего бы ему тогда быть плохим?

Рейму скептически спросила у меня, буду ли я делать саке. И я ответил, что, конечно же, буду, ведь я работаю в Кориндо.

Сегодня мы втроём, Мариса, Рейму и я, решили собраться, чтобы опробовать осенние грибы с саке. И сейчас мы с Рейму ждём в магазине, так как нет самого важного – грибы ещё не прибыли.

— Вот как, не знала, что ты тоже делаешь саке, Ринноске. Надо будет его как-нибудь попробовать.

Саке гораздо вкуснее пить в холодную погоду. И поскольку это будет совершенно новое саке домашнего приготовления, оно должно получиться даже лучше, чем обычно. Октябрь – это месяц нового риса. И делать новое саке из нового риса вполне естественно.

— Ну, думаю, это можно устроить, но…

— Но?

— Только если вы не будете пить много.

Рейму с Марисой пьют, даже не пытаясь распробовать саке. Было бы жалко, если бы мои старания во время его приготовления пошли насмарку.

— Мы не пьём много. Если саке невкусное.

— А оно вкусное, можешь мне поверить.

— Тогда мы, наверное, выпьем много.

На самом деле, я собираюсь сварить саке не для того, чтобы его просто выпить. Саке создаётся из риса, и важно проследить момент, когда оно готово. И с моей способностью узнать название вещи я должен безошибочно его вычислить. Мне эта мысль как-то случайно пришла в голову.

Японцы уже издавна пьют саке. В исторических книгах материка есть тысячелетние записи о «Вкусном для человека алкоголе». И к сегодняшнему дню Япония уже разработала собственные методы варения алкоголя.

И именно японцы создали рисовую водку – саке, с слабым, мягким ароматом, без послевкусия и с изысканным вкусом. Есть много разных видов саке, и среди них есть наилучшие из всех существующих спиртных напитков. Как и у риса, его вкус подходит практически к каждому блюду, и его к столу подавать просто обязательно.

— Значит, винокурня будет в магазине? Не похоже, чтобы тут жило много богов. Выйдет ли без них получить хороший вкус?

Манера разговора Рейму проявила её глубокую привязанность к искусству варения саке.

Ни для кого не секрет, что саке и храмы имеют тесную связь между собой. Изначально, работой жрицы было питьё саке. Выпив саке, они входили в такое духовное состояние, какое позволяло им общаться с богами этого мира. И в доказательство этому можно добавить, что имя бога саке, «Куси-но-Ками», пошло от слова «Куси», то есть «странный», что значит, что выпив саке люди делают странные вещи.

Без саке невозможно обойтись во время храмовых обрядов. И так как жрицам требовалось саке больше, чем кому-либо другому, в давние времена почти всё саке варилось в храмах. И хотя в наше время нечасто слышишь, что в храме что-то варят, нет ничего удивительного в том, что Рейму говорит как мастер своего дела. Ведь в храмах всегда есть свой запас особого, священного саке.

— И с каких пор ты делаешь саке?

— В этом году я буду делать его впервые.

На лице Рейму образовалась растерянная гримаса.

— Погоди-ка, боги не помогут тебе ничего сварить так просто. У тебя сначала обязательно выйдет что-то настолько ужасное, что это невозможно будет выпить даже через силу.

Я заранее знал, что Рейму сделает такое лицо.

— Ну и ладно. Думаю, если я буду пытаться каждый год, то у меня когда-нибудь обязательно получится что-нибудь достойное. Я знаю, что могу провалиться, но я не стану лучше, если вообще ничего не буду делать.

Динь-дилинь

— Ароматные мацутаке и какисимэдзи ♪ В этих грибах собрался весь дух осени же.

— Какисимэдзи ядовиты.

— Да ну, не волнуйся по пустякам. Давай, ставь грибы на огонь, и начнём пить. Рейму ведь уже тоже здесь.

Главное блюдо сегодняшнего ужина прибыло. Держа в руках шляпу, набитую доверху грибами, радостная Мариса выглядела готовой к выпивке.

— Хорошо, понял. Я уже почти окончил приготовления, так что помой грибы, пока ждёшь.

— Приготовления? Что готовишь?

Поскольку она задавала вопросы ради задавания вопросов, она, не дожидаясь ответа, села рассортировывать грибы.

— Ринноске решил сделать саке.

Мариса сказала: «Да ну, правда?» без особого интереса, и добавила: «Если ты начнёшь сейчас, то оно не сварится до ночи», что, в общем-то, очевидно.

— Конечно. В магазине у меня ещё ничего в саке превращаться не собирается. Поэтому, если ты хочешь выпить, тебе стоило принести что-нибудь своё. В храме ведь саке хватает, не правда ли?

— О да, с саке проблем нет. Я заранее подумала, что что-то такое может случиться, поэтому принесла это.

Она хорошо подготовилась, но только для себя. Из-под горы она извлекла бутылку саке. Рейму с удивлённым видом начала говорить: «Ой, это саке…».

— Ага, я нашла его в храме.

— Но это пить ещё рановато…

Хотя Рейму и выглядела удивлённо, когда говорила это, в следующий момент её выражение сменилось на безразличное.

— Понятно, значит, ты будешь делать саке. Напоминает мне о том, как я сама это попробовала.

— Ого, никогда не слышала об этом. Должно быть, у тебя ничего не вышло?

— Ого, никогда не слышал об этом. Надо полагать, у тебя ничего не вышло?

— Совсем ничего не вышло. – Ответила Мариса и слегка стукнула себя по голове. Если она говорит о своих неудачах, это значит, что у неё хорошее настроение. Она из тех людей, кто не волнуется о своём прошлом.

— Поскольку саке обычно делают из риса и фруктов, я решила попробовать сделать сётю из грибов. Вот тогда дело пошло наперекосяк.

Я не совсем понял логики Марисы, но образ мышления у неё всегда был странноватый. Даже в магии она идёт наперекор традиционным знаниям с этой своей логикой. Например, она единственная, кто решилась доказать, что теория пяти элементов ошибочна. Иногда её новые заклинания удивляют даже ёкаев.

Но в грибном сётю я всё равно немного сомневаюсь.

— Звучит как весьма необычное сётю.

— И что же пошло наперекосяк?

— Я создала какой-то странный невиданный гриб.

Рейму от души посмеялась над странным исходом рассказа Марисы.

— Саке это такая вещь, какую нельзя сделать из чего угодно и где угодно. Его нужно варить как подношение богам, поэтому оно сперва должно им понравиться. Самое главное правило варения саке гласит: если в месте, где находится винокурня, не живут боги, то саке хорошим не выйдет. А остальное – это уже дело техники.

Рейму понемногу переходила от теологии к биологии. Богам нравится, когда продукт бродит с сахаром. И нечто вроде фруктов, в которых от природы много сахара, легко можно превратить в алкоголь. Если повезёт, то можно их просто раздавить и оставить, как есть, и они сами сбродят. А когда фрукты, вроде груш или винограда, растут на деревьях, то понять, сбродили они или нет, можно по запаху. Нередко можно увидеть, как звери и пчёлы собираются у сгнивших фруктов, которые упали на землю. Это потому, что запах брожения привлекает живых существ.

Однако, в случае с рисом для японского саке, в котором сахара не так много, необходимо сперва превратить крахмал в нём в сахар с помощью брожения. Даже если в результате него рис не станет саке, этот шаг очень важен. И когда крахмал разлагается, он превращается в богатую сахаром закваску. И когда она готова, всё остальное, как и для фруктового вина – дело богов.

Главное различие между рисовым и фруктовым алкоголем состоит в том, что практически невозможно сделать так, чтобы рис забродил сам. Чем больше времени и усилий на него потратишь, тем лучше будет результат. Есть ещё один алкогольный напиток, который создаётся примерно как саке, и называется он «пиво». Но, опять-таки, с ним дела обстоят совсем по-другому.

Когда я решил сделать саке, я изучил весь процесс его приготовления самостоятельно, но большую часть выведанного мной я уже раньше слышал от Рейму. Не удивлюсь, что при её-то мастерстве, у неё саке должно и сейчас готовиться в храме.

— Короче говоря, чтобы сделать саке, нужен сахар. И я сомневаюсь, что в этом твоём грибе он был, поэтому сварить даже самую малость было бы проблематично.

— Не умничай. Вместо того, чтобы только саке и заниматься, поучилась бы лучше, как стать лучшей жрицей. – Сказала Мариса, но я не смог пропустить это мимо ушей, так как знаю, что варение саке – это часть работы Рейму.

— Ты не права, ведь хорошо знать, как готовить саке — очень важно для жрицы. Ведь жрицам нужно саке для того, чтобы общаться с богами. Много лет назад, варение саке для них было одной из обязанностей, хотя насчёт нынешнего времени я не уверен…

Я искоса глянул на Рейму. Если она и вправду в данный момент готовит саке в храме, то она должна бы как-нибудь отреагировать, но мой замысел не сработал, и она продолжила говорить:

— Ну, поскольку твой дом находится в Волшебном Лесу, Мариса, то там наверняка бродит кое-что другое. Может, и в Кориндо тоже…

Рейму окинула взглядом комнату. Понимаю, она немного захламлена, но мне кажется, она тут не такая уж и грязная.

— Значит, ты утверждаешь, что в этом доме нет богов, которые помогли бы саке забродить?

Рейму осмотрелась по магазину. Шикигами из внешнего мира, фотоаппарат тенгу, фонарь душ… Посмотрев раз на это всё, она сказала так:

— Боги тут и так помогают кое-чему бродить, помимо саке.

Пока грибы готовились, их приятный аромат заполнил комнату.

Так как прошло уже некоторое время с тех пор, как Рейму начала свою лекцию по саке, на улице уже стемнело, и красную гору теперь можно увидеть только как чёрную тень. Настало время для Куси-но-Ками и любящих саке ёкаев достать свою любимую выпивку и пить до рассвета.

Из-за огня воздух заполнился спорами слегка подсоленных грибов. Мы начали пить сперва только под этот аромат. Рейму и Мариса начали драться за грибы, но явно не со зла. Ну а я, заедая саке грибами, представлял себе тот день, когда моё собственное саке будет готово.

Следуя процессу брожения, в какой же момент появляется само саке? У меня уже появилась догадка на этот счёт.

— Эй, Рейму. Я бы на твоём месте не ел эти какисимэдзи, они слегка ядовиты. От них можно лечь в кровать на некоторое время.

— Не переживай, я их очистила же.

Пока Рейму раздумывала, есть ли ей, или не есть, Мариса добавила: «Если ты и вправду сляжешь, то ничего страшного. Я присмотрю за храмом за тебя». Услышав это, Рейму выкинула гриб, который всё ещё был у нее в палочках, в окно.

На самом деле, нет человека, который знает о грибах из Волшебного Леса больше, чем Мариса. Есть и другие съедобные грибы, которые похожи на какисимэдзи. Поскольку в лесу мало света и высокая температура, там растёт полным-полно грибов, которых нигде больше и не увидишь.

Я взял гриб, похожий на дзёнэнбо, отправил его в рот и начал жевать. Грибной аромат сразу же, благодаря действию саке, прошёлся мне по горлу и носу, оставив за собой неописуемо приятное ощущение.

Когда же саке превращается в саке?

Я думаю, тогда, когда оно соединяется с вкусной едой во рту. До тех пор, саке остаётся некоей жидкостью, которая предположительно им является. Саке, сделанное богами – это нечто, что не под силу познать ни одному человеку. Превратится ли оно в саке, или в уксус, или в нечто совершенно иное? Буквально говоря, одним богам это известно.

Это божье саке само выбирает, кто будет его пить. И чтобы воздать должные почести Куси-но-Ками, нужно опьянеть. Очень важно много пить и сильно пьянеть.

То, как человек или ёкай наслаждается такой роскошью, как саке, табак, кофе или чай, само по себе хорошо описывает его характер. И по этой роскоши можно легко определить степень его кругозора и чувствительности. Тенгу, они, каппы, и другие могущественные ёкаи устойчивы к алкоголю. А вампиры пьют чёрный чай каждый день не только потому, что он по цвету напоминает кровь. Все они стали могущественными ёкаями именно из-за своей склонности к роскоши.

— Что такое? Застыл что-то. Отравился тем ёненбо? – сказала Мариса.

— Что? Что такое ёненбо?

— Это то, что ты только что съел, Корин. Похож же на дзёненбо, да? Они хоть по размерам и разные, этот называется ёненбо, потому что он – ёкай дзёненбо.

У меня появилось плохое предчувствие.

— Такие грибы растут только в Волшебном Лесу, и у них хороший запах. А у больших и вкус неплох. Конечно же…

Конечно же, они съедобны. Если бы они не были съедобными, то они не оказались бы у меня на печи. Сейчас я молюсь об этом даже не богам, а самой Марисе.

— Конечно же, они галлюциногенные. Но действуют они слабо, поэтому ничего страшного с тобой не случится.

На этом я решил немедленно закончить ужин, и выпроводил девушек вон. Они сказали, что всё равно уже наелись, поэтому возражать не стали.

Даже если для неё есть такое нормально, кормить других людей ядовитыми грибами – это уже слишком. И хотя Мариса вроде как привыкла жить в Волшебном Лесу, другие люди не могут подолгу там находиться из-за лесных миазм. Но грибы там всё равно растут в избытке. Хотелось бы, правда, чтобы она выбирала их поаккуратней…

Кстати, на один вопрос я так и не получил ответа. Делает ли Рейму саке у себя в храме? То ли из-за того, что я был слишком занят рассказом о том, что буду делать своё саке, то ли из-за того, что слишком волновался о грибах Марисы, я так и не спросил у неё об этом напрямую, поэтому ответ, полагаю, так и останется неизвестным.