Печатное    
Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная

О чём думают обитатели Генсокё, когда вдали дождём сыпется слабое мерцание…?

Пока все ожидают выход новой книги «Тохо Гуумонсики – Perfect Memento in Strict Sense» (Итидзинся), вот Вам история о том, как Мариса и Рейму наблюдают в Кориндо за метеоритным дождём. Предлагаем всем фанатам, которые с нетерпением ждут выхода книги, почитать эту главу «Кориндо» и тоже подумать о тайнах вселенной.

— О, вон две полетели же!

— Ага. Ещё одна, и будет десять.

Их взволнованные голоса звонко раздавались в магазине. Уже почти настал час Быка[✱]В устаревшем китайском двенадцатичасовом измерении времени – примерно 1-3 часа ночи., время, когда вредные дети давно уже должны спать, но ни Рейму, ни Мариса, похоже, засыпать не собираются.

Эти двое оккупировали мой магазин и потушили весь свет. И я, неспособный в таких условиях читать книгу или писать свой дневник, придвинулся к ним, пытаясь поймать толику лунного света, что падал сквозь окно.

— Я вам поражаюсь. Вы ещё не насмотрелись? Эти так называемые «метеоритные дожди» не так уж и редки, чтоб вы знали.

— О чём речь? Ты же сам сказал, что сегодня ночью падающие звёзды будут восхитительны, и что их упадёт больше сотни.

— Я и вправду убеждён, что упадёт как минимум сотня, но вы, надеюсь, не собираетесь наблюдать за ними всеми?

— Конечно, собираемся. Я даже приготовила себе сто желаний.

Днём в Кориндо.

День, когда Рейму и Мариса пришли, чтобы посмотреть на метеоритный дождь.

Я положил странный, недавно мною найденный предмет на стол и начал его рассматривать. И хотя я нашёл его недавно, выглядит он старым и запущенным. Металлические части местами даже покрылись ржавчиной.

Этот предмет состоит из шара, размером примерно с большой арбуз, у которого есть четыре ноги для его поддержки. Сам шар сделан из металла, и у него весьма странная форма. Он весь состоит из тонких колец, скрепленных так, будто они должны использоваться для измерений, и вместе они составляют пустую сферу, вроде игрального мяча из бамбука. И каждое из этих колец может свободно вращаться, пока ноги удерживают всё остальное.

К сожалению, пара металлических колец заржавела, и теперь они не могут нормально вращаться. В таком виде этот предмет вряд ли сойдёт за хороший товар, поэтому я решил как-нибудь починить его самостоятельно.

— А что это? Выглядит, как какой-то пустой глобус.

— Это не глобус, Мариса. И когда ты успела зайти в магазин?

— Мне подумалось было, что в Земле дыра появилась.

Мариса спросила, что же это такое, если не глобус.

Глобус – это модель Земли. Люди, живущие в Генсокё, немного знают об этой планете. Ведь Генсокё – это лишь маленькая часть гор в маленькой части Японии, что сама по себе является маленькой частью мира. И, кроме того, отсюда не так уж и просто выйти.

Но, с другой стороны, информация и инструменты из внешнего мира всё ещё могут попасть сюда. И глобус сюда тоже когда-то занесло, и благодаря нему мы узнали больше о своей планете. Правда, хотя жители Генсокё и получили такие знания, их понятие об их земле не связаны со знаниями о планете Земля. Например, если сказать им, что в Земле появилась дыра, то они с лёгкостью этому поверят.

Но всё равно, хоть этот предмет и выглядит как глобус, он им определённо не является. Это инструмент, предназначенный для того, чтобы измерять вещи, обычно близкие к Генсокё, о которых мы всё ещё немного знаем, вроде Земли.

— Этот предмет носит название «Армиллярная сфера». И если глобус нужен для того, чтобы узнавать больше о Земле, то эта сфера нужна для того, чтобы узнавать больше о космосе.

При всей своей запутанности, армиллярная сфера используется только для того, чтобы вычислить положение звёзд.

Однако, для такой запутанности есть свои причины. Хотя с первого взгляда кажется, что звёзды просто висят в небе, правильно вычислить их местоположение весьма трудно, ведь это не абсолютная величина, в отличие от, например, того, как видимые издалека горы и леса под разными углами остаются на том же месте. И хотя считается, что между звёздами можно провести линии, и есть много звёзд, которые не двигаются, из-за чего вычислить их местоположение проще, это всё – не более, чем предположение. Их расположение непостижимо, и наблюдение за звёздами, что существуют отдельно от недвижимых, издавна занимало умы многих астрономов. И для решения этой задачи армиллярная сфера просто обязана быть запутанной.

— И как эту штуковину использовать?

— Ну… Я пока что только собираюсь это разузнать.

— А, значит, ты тоже не знаешь. Неудивительно, ведь так постоянно бывает.

Мне показалось, что она пытается выставить меня дураком, но тут ничего не поделаешь, ведь это правда.

— В общем, я представляю себе это так: надо смотреть на звезду сквозь эту трубу посередине, при этом расставить кольца в соответствии с ней, и снять показатели со шкалы, или прочитать что-то, что здесь написано… О?

Я заметил, что на сфере выведены какие-то странные письмена. То, что мне раньше показалось «шкалой, или чем-то в этом роде», на самом деле – не просто система чисел. Быть может, именно эти странные надписи делают армиллярную сферу столь полезной.

— Что такое? На кольце что-то написано?

— Ага, написано. Мне казалось, что эта вещица попала сюда из внешнего мира, но… Надписи, сделанные здесь, вполне могут опровергнуть мои предположения.

— Не покажешь мне? Ага, понятно… что ничего не понятно.

— Шустро дошло.

На самом деле, эти странные надписи на сфере – это наименования созвездий.

— Тут написано… Созвездие Юки-Ньюдо, созвездие Каэнба, созвездие Басё-но-Сэй[✱]Названия созвездий идут от имён ёкаев. Юки-Ньюдо – это ёкай из префектуры Окаяма, у которого есть всего один глаз и большая нога. «Каэнба» буквально значит «Горящая старуха», и Басё-но-Сэй это дух растения Басё.… Куда ни глянь – всё названия созвездий.

— И что же это за созвездия такие? Бредовые какие-то названия, в самом деле.

— Тут проблема наверняка не в этом. Я и сам никогда раньше о таких созвездиях не слышал. Хотя, это вполне может оказаться просто бредовым списком созвездий. Что в любом случае странно, ведь даже если это так, эти созвездия…

Созвездие Тэ-но-Мэ, созвездие Цурубэ-Отоси, созвездие Великого Тенгу[✱]Тэ-но-Мэ – «Руки с глазами», Цурубэ-Отоси – это ёкай, сидящий в ведре, что падает на проходящих мимо путников. Кисуме тоже является цурубэ-отоси.

— Все они названы именами ёкаев, разве не так?

Известные не только нам, обитателям Генсокё, но и людям из внешнего мира, названия созвездий пришли, по большей части, с материка. И у каждого из них есть своя древняя история, так как появились они ещё до того, как Генсокё отделился от внешнего мира.

Но известны несколько созвездий, имена которых появились ещё в древней Японии, хотя их осталось совсем немного. Но японцы вместо некоего соединения звёзд выбирали просто отдельную звезду, давали ей имя, а затем, соответственно, почитали её… Так мне всегда казалось, но благодаря этой армиллярной сфере мне, наверное, стоит переосмыслить своё предположение. В конце концов, созвездия с именами японских ёкаев вряд ли пришли с материка. Право слово, если в Японии столь много созвездий получили свои названия, то можно вполне предположить, что в древние времена японская астрономия была весьма развитой наукой… Однако…

— Однако здесь имена одних лишь ёкаев. Я имею в виду, раз это работа японских астрономов, то им стоило бы взять имена ещё и некоторых богов или героев. А если подумать над этим хорошенько, то тут скорее не японские астрономы поработали. Эту сферу наверняка даже не во внешнем мире сделали…

Очень может быть, что это работа ёкая. Ёкаи живут тысячелетиями, поэтому нет ничего удивительного в том, что у них есть свои собственные познания в астрономии. И у них есть много изобретений, рядом с которыми человеческая технология даже рядом не стояла. Должно быть, и астрономию они создали свою собственную, вместо того, чтобы использовать человеческую. И думается мне, что человеческая астрономия – это тоже нечто, придуманное ёкаями.

Кроме того, говорят, что тысячу лет назад ёкаи были на луне. В то время люди даже понятия не имели, что собой представляют луна и звёзды. Только по этой причине астрономия ёкаев должна быть настолько превосходной.

Так как ёкаи устраивают фестивали в день полнолуния, и утихомириваются во время новолуния, луна для них – очень важное небесное тело. Поэтому я считаю, что их познания насчёт луны тоже должны быть очень обширными.

Но то, что на этой армиллярной сфере есть ёкайские названия созвездий, говорит о том, что их познания обширны не только насчёт луны, но и насчёт звёзд тоже.

Например, Млечный Путь назван Рекой Они, по которой саке потоком стремится на землю. И неподалёку от этой реки находится яркий Орион, названный ёкаями созвездием Ибуки-додзи[✱]Ибуки-додзи буквально значит «дитя Ибуки», и произошло оно из легенд с горы Оэ, в которых рассказывается о детёныше они. Суйка Ибуки – персонаж, основанный на этих легендах., что олицетворяет три силы Ибуки-додзи: равновесие, ограниченность и безграничность.

А планеты, из-за их яркости и неопределённого движения, называют Звёздами Тенгу. Они летают туда-сюда, и их можно рассматривать как существ, что постоянно вторгаются в орбиту других ёкаев.

Кометы тоже описаны в созвездиях ёкаев. И даже циклы их полётов были изучены. Поскольку ёкаи живут очень долго, вполне логично предположить, что им намного легче проводить наблюдения, чем людям. В созвездиях ёкаев кометы названы «ненавистными звёздами», поскольку считается, что они своим появлением предвещают угрозу обществу ёкаев.

И самыми большими буквами здесь написано название созвездия Небесного Дракона. Нам оно известно под названием Большой Ковш. Небесный Дракон всегда смотрит в одну и ту же точку, будто собирается когда-нибудь взять да улететь вдаль. И точка эта – Полярная Звезда.

В созвездиях ёкаев Полярная Звезда считается недвижимой звездой, что олицетворяет собой недвижимого повелителя ночи, Фудо-мёо[✱]Имя Фудо-Мёо буквально значит «Неподвижный Светлый Царь»., воплощения Махавайрочаны[✱]Один из аватаров Будды Гаутамы.. Не стоит даже и упоминать, что Махавайрочана, будучи аватаром солнца, с лёгкостью сводит на нет силу ёкаев, и поэтому считается, что в ночном мире он, чтобы сдержать ёкайские бесчинства, становится Полярной Звездой и предотвращает их кровавые банкеты. Говорят ещё, что Небесный Дракон хочет сожрать Фудо-мёо, то есть Полярную Звезду, чтобы самолично править дневным и ночным небом. В древних записях также говорится, что через несколько тысяч лет Небесный Дракон сдвинется с места, и тогда общество ёкаев тоже подвергнется сильным изменениям. И хотя это и должно произойти через несколько тысяч лет, возможности предсказаний ёкаев не идут ни в какое сравнение с людскими, поэтому эти записи могут быть весьма волнующими…

— Кстати, хотя объяснять мне это всё в подробностях будет пустой тратой времени, но меня тут одна вещь интересует. То, что этой штукой можно определять положение звёзд и ёкайских созвездий, я поняла, но это что такое? Какой-то «Хозяин Ночного Неба»…

— Хозяин Ночного Неба? Разве это не луна? Наверное, этим можно определить и положение луны тоже.

Луна – очень важное небесное тело для ёкаев. Поэтому хозяином ночного неба должна быть именно она.

— Нет же. Это не луна…

— Разве кроме луны есть такое небесное тело, которое можно назвать «Хозяином»?

— Вот они. Самые заметные звёзды, которые в один миг падают, и сразу же гаснут.

— Сразу же… Ты имеешь в виду те падающие звёзды?

— Да, верно. Это мои любимые звёзды. Они ведь даже желания исполняют.

Понятно, значит, падающие звёзды… Мариса всегда любила всё блестящее и сияющее. Но в этот раз она ошиблась, ведь падающие звёзды – это не небесные тела.

— Падающие звёзды – это не звёзды, чтоб ты знала.

— Ну, они же звёзды, только падающие. Чем не звёзды-то?

— Падающие звёзды – это… чешуйки небесного дракона, что летает в небе, которые блестят, когда падают вниз. Поэтому этот инструмент не может определить их положение.

— Ну да, они ведь двигаются. Я вообще не ожидала, что их можно определить, но всё равно жалко…

— Почему жалко?

— Ведь когда знаешь, когда они будут падать, то можно загадать себе столько желаний, сколько хочешь. Лучше бы кто-нибудь изучил получше падающие звёзды, раз на другие звёзды у них есть свободное время.

— Не думаю, что они изучались только из-за наличия свободного времени… Но расположение падающих звёзд уж точно никак нельзя определить. Однако я знаю, как их можно увидеть.

— Что? Это правда? Тогда расскажи мне, пожалуйста!

— Несколько раз в год, по определённым дням, с неба сыпется очень много звёзд, и если тогда за ними наблюдать, то можно увидеть около десяти… Нет, наверное, около сотни падающих звёзд.

Итак, я рассказал Марисе, когда она сможет увидеть метеоритный дождь, и в тот день она пришла пораньше, взяв с собой Рейму, и у нас было что-то вроде любования метеоритным дождём.

Интересно, сколько времени уже прошло. Они насчитали уже пятнадцать упавших звёзд.

— Круто же! Может, сегодня и вправду сто звёзд упадут.

— Что-то я уже немного подустала.

Мариса, сказав, что это пустяки, высунулась из окна наружу, чтобы получше запечатлеть сие звёздное шоу.

— О, шестнадцатая. Это, закля-закля-закля, — прошептала Рейму.

— Это ещё что такое было?

— Сказать желание три раза подряд, пока звезда падает, почти невозможно. Поэтому я сократила своё желание, как могла.

— Что-то ты слишком его сократила. И вообще, что это за желание такое?

— Я хочу лучше овладеть заклятиями. А чего ты пожелала, Мариса?

— Я пожелала научиться ещё более сильной магии.

Хотя обе они так хотели увидеть сто падающих звёзд, когда промежутки между падениями увеличились, они вскоре сбились со счёта, и, устав, заснули. Вот таким образом на первое загадывание желаний падающим звёздам опустился занавес.

С тех пор прошло около четырёх или пяти лет.

Я рассматривал свою памятную армиллярную сферу. С тех пор загадывание желаний падающим звёздам стало нашей ежегодной традицией, и мы уже несколько раз проводили его.

Мне, кстати, кажется, что Мариса начала использовать свою звёздную магию как раз после первого такого собрания. И теперь она – лучший знаток волшебных падающих звёзд. Кроме того, она каждый год ко мне приходит, спрашивая, по каким дням будут метеоритные дожди. Наверное, она за ними наблюдает и в одиночку тоже.

Должно быть, Марису очаровал Небесный Дракон. Интересно, сбылись ли её желания?

В отличие от звёзд, что движутся всегда одинаково, эти – сияют сильно и ярко, и мгновенно пропадают. Иногда они становятся метеоритами, что падают на землю, и при этом они содержат в себе огромную разрушительную силу. Интересно, что люди находят в таких падающих звёздах?

— О, это же ёкайская армиллярная сфера. Навевает воспоминания. Всё ещё хранишь её у себя?

— Да, давненько я её уже не доставал… А когда это ты успела зайти внутрь?

— Ты, видать, заснул, и не заметил, как я вошла.

— Я просто вспоминал прошлое, и… ЧТО!?

— Что случилось?

Я перечитывал названия ёкайских созвездий, написанных на сфере. Там есть много разных имён ёкаев, но одно из них не на шутку меня озадачило. И это имя не было названием созвездия, хотя было самым заметным из всех.

— … Да нет, ничего.

— А похоже на всё, что угодно, кроме ничего.

И она была права. Легенда о том, что тысячу лет назад ёкаи были на луне – на самом деле не легенда. Я лично слышал об этом от ёкая, который это сделал. То есть, этот ёкай всё ещё живёт в Генсокё. Всё ещё в Генсокё, и всё ещё контролирует его из-за кулис.

И имя сего ёкая записано на этой армиллярной сфере. Записано, как имя её автора.

— Покажи-ка, покажи. О, это я ещё как-нибудь смогу прочитать. «Автор – Якумо… Юкари»? Ого-го, тогда ведь получается, что это она создала эту армиллярную сферу, да?

Мариса сразу же прилежно скривилась, и, какое совпадение, я с ней был в этом совершенно солидарен. Причиной тому было то, что это имя было написано там, где должно быть название созвездия. Кроме того, надпись гласила не «Создатель», а «Автор».

— Вот как. Значит, эту сферу сделала та хлопотная ёкайша. Облом.

— Даже так, она, должно быть, очень умна и обладает обширными знаниями. Честно говоря, Мариса, тебе стоило бы поучиться у неё.

— Не хочу. И вообще, то, что она сделала эту штуковину, не означает, что она умная.

— Ты совсем неспособна к рациональному мышлению. И я не говорю уже о том, что тебе явно не хватает скромности.

Никто и не говорил, что Якумо Юкари создала армиллярную сферу. Скорее всего, она всего лишь придумала названия созвездий. Другими словами, она создала не сферу, а созвездия. Так мне кажется, по крайней мере.

Генсокё – это место, где всё ещё живут такие личности. Раньше я недооценивал силу ёкаев-долгожителей, но теперь у меня от мысли о ней мурашки бегут по коже.