Печатное    
Глава 24. Очаровательный Месяц
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 24. Очаровательный Месяц

Весна – это сакура, а сакура – это любование цветами. Весна в Генсокё всегда очень оживлённая, но, к сожалению, из-за дождя сегодняшнее любование цветами пришлось прекратить. Дабы развеять скуку, Ринноске этой ночью рассказывает о... связи календаря и луны? Кроме того, манга «Тохо Сангэссэй - Eastern and Little Nature Deity» (Кадокава Сётэн), наконец, вышла в продажу!

Опадающие лепестки сакуры, вихрем кружась, укрыли землю белой простынёй, заменив собою совсем недавно растаявший снег. И хоть я давно не смотрел на календарь, я мог догадаться, что на дворе уже или конец апреля или начало мая, лишь выглянув наружу. В этом году сакура зацвела немного позднее, чем обычно, но разница в пару дней – едва ли повод для беспокойства. Должно быть, это из-за того, что зимой было маловато тёплых дней. Почки сакуры появляются только тогда, когда тепло, а когда холодно – они накрепко закрываются. То есть, если тёплых дней меньше, то сакура зацветёт позднее.

Кстати говоря, в немногочисленных записях Генсокё говорится, что более ста лет назад в этом мире цветение сакуры означало приход марта. Ну а если вспомнить, что в теперешнем Генсокё её цветение приходится как раз на конец апреля или начало мая, то начало марта кажется для этого сравнительно ранней порой. Это что же, выходит, что раз сакура тогда цвела почти на два месяца раньше, то зима в те времена была настолько теплее?

Конечно же, это не так. Зимы всегда были и всегда будут холодными. Тому, что сакура цвела в начале марта, есть совсем иное объяснение.

— А я бы могла все эти лепестки посбивать.

— Это что, я бы могла от них увернуться.

— Они всё равно падают медленно, так что в этом нет большой заслуги.

— Не говори глупостей. От медленных пуль увернуться труднее, чем от быстрых.

Рейму и Мариса почему-то бесплодно спорили, но ничего с этим не поделаешь. Они собирались сегодня идти любоваться цветами, но им пришлось прекратить это занятие в самом его разгаре. И что самое плохое, лепестки сакуры уже почти полностью опали, и на деревьях начинает виднеться зелень. Вполне может быть, что сегодня они потеряли свою последнюю возможность полюбоваться цветами.

И вот они, наблюдая за тем, как дождь безжалостно смывает их надежду на столь желанное ими любование, сидят у меня в магазине и скучают. Девочки очень сильно ждали это любование, но теперь им остаётся лишь надеяться, что дождь окончательно не собьёт оставшиеся лепестки с деревьев.

— И вообще, лепестки сакуры и так мягкие, их сбиванием вряд ли можно похвастаться.

— Ну, в этом-то я точно лучше всех. Я имею в виду, в хвастовстве насчёт сбивания лепестков.

— Так, всё, хватит, вы обе, прекратите спорить. Вы же знаете, когда лепестки сакуры опадают, то это значит, что лето уже близко. Просто в этом году их заберёт не весенний ветер, а весенний дождь. Но это не повод засиживаться у меня и без конца спорить ни о чём. Лучше бы вы, в самом деле, подумали о более насущных делах.

— «Ни о чём» — это ты перегибаешь палку. Мы тут обсуждаем новые способы взаимодействия с лепестками сакуры. Разве это не насущное дело?

— Да, мы прям смотрим в далёкое будущее.

Наверное, это тоже можно посчитать думаньем наперёд, но я имел в виду насущные дела в более близком будущем. Например, они могли бы подумать о том, что они будут делать сегодня.

— Мы настолько дальновидные, что никогда прошлого не ворошим, но недавно Юкари сказала что-то вроде «хорошо, что в этом году в Генсокё сакура зацвела так поздно».

— Хм? И что это могло бы значить?

— «Зима во внешнем мире стала гораздо короче, поэтому сакура там зацвела посреди марта», так она сказала.

Рейму сказала это таинственным спокойным тоном. Наверное, она так пыталась изобразить манеру речи Юкари... хотя пародия вышла не очень. Если так сильно преувеличивать чьи-то качества, то никто не поймёт, кого ты изображаешь.

— Вот как, ясно. Она больше ничего не говорила насчёт того, что зима стала короткой?

— «В этом году я насладилась цветением сакуры дважды» — вот что ещё сказала. Она ведь может и во внешнем мире увидеть сакуру, и в Генсокё посмотреть на ночное цветение.

Я так и не понял, почему ночное цветение она может увидеть только в Генсокё, но даже если цветения сакуры во внешнем мире и здесь не совпали, это никак не должно отразиться на здешних ёкаях.

— Понятно, значит, во внешнем мире сакура зацвела в середине марта. Должно быть, там в этот раз была необычайно тёплая зима. Ну да ладно. Я так посмотрю, что вы двое тут скучаете, поэтому давайте, я расскажу вам кое-что удивительное.

Сказав это, я выглянул в окно. Дождь немного стих, сменившись лёгкой моросью, но на улице всё ещё было мокро. Наверное, к концу моего рассказа этот весенний дождик уже унесёт с собой все оставшиеся лепестки сакуры.

— И что это, «кое-что удивительное»?

— Всего лишь одна любопытная деталь. Вот мы сейчас говорим, что во внешнем мире сакура зацвела очень рано – в середине марта. А ведь в давние времена она всегда цвела в марте, как во внешнем мире, так и в Генсокё.

— Цвела в марте... погоди, так это же почти на два месяца раньше, чем обычно?

— Так ведь никому не захочется идти любоваться цветами, когда на улице ещё мороз.

— Нет, я не говорю, что тогда был март. Я имею в виду, что сакура цвела в марте.

— Это что, какая-то дзен-загадка?

— Это лунный календарь. Сейчас о нём почти никто не помнит, но более ста лет назад люди жили по лунному календарю. И, согласно этому календарю, начало тогдашнего марта приходилось примерно на конец теперешнего апреля. То есть, если пользоваться старым календарём, то сакура будет цвести как раз в марте.

— Лунный календарь? А, тот лунный календарь.

— Послушайте, мне вот самой интересно: чем этот лунный календарь отличается от обычного? И почему вдруг возникла необходимость поменять его на другой?

Я заварил для них чай с солёными лепестками сакуры[✱]Японцы так делают, в основном, на праздники (свадьбу, например).. Воду я наливал медленно, и плававшие в чашках цветы раскрылись, придав напитку особый аромат. Даже если сегодня мы и не можем любоваться им из-под деревьев, всегда есть другие способы наслаждаться цветом сакуры.

— Я и представить себе не могла, что когда-нибудь ты приготовишь для нас такой роскошный чай, Ринноске.

— Ну так что, вернёмся к разговору о старом календаре?

— И о том, почему его нужно было заменить на новый.

— Старый календарь, также известный, как лунный календарь, основывается непосредственно на фазах луны. По этому календарю один цикл луны — то есть, время между двумя новолуниями, занимающее 29-30 дней, составляет один месяц. И двенадцать таких месяцев составляют один год.

— А-а, так вот почему часть года называется месяцем.[✱]По-японски луна и месяц обозначаются одним и тем же словом «Цуки». Так совпало, что в русском языке месяц, что висит в небе, и месяц, который является частью года, тоже обозначаются одинаковыми словами.

— Именно. И после перехода на новый календарь это слово осталось неизменным. Но тогда месяцы уже стали 30-ти или 31-дневными, так что по солнечному календарю в месяце на один день больше. Таким образом, год по старому календарю выходит на десять дней короче, чем по новому.

— Ну, десять дней это не так уж и страшно, по-моему.

— Нет-нет, как раз наоборот. Пропажа даже десяти дней – это очень плохо. Ведь тогда через десять лет первый снег будет выпадать весной. А ещё через десять лет зима и лето и вовсе поменяются местами.

— Да, зима тогда была бы тёплая.

— Скорее уж жаркая.

— И вот таким вот образом, времена года постоянно смещались бы. Поэтому в те времена, когда люди использовали лунный календарь, каждые три года они добавляли в год ещё один, тринадцатый месяц.

— Значит, раньше в одном году иногда появлялся «тринадцатый месяц»?

Мариса, похоже, ждала подходящего момента, чтобы начать пить свой чай. Уж не знаю, правда, какой момент для неё можно назвать «подходящим». А Рейму, кстати, уже давно приступила к своему чаепитию.

— Нет, к сожалению, это не так. В годы с тринадцатым месяцем его никто не называл именно «тринадцатым» по той причине, что когда времена года смещались, этот дополнительный месяц просто добавлялся после текущего. Например, если март становился более похожим на февраль, то и сам март, и дополнительный месяц вместе назывались мартом.[✱]В японском языке у месяцев нет своих отдельных имён. Буквально их названия переводятся как «первый месяц», «второй месяц», и так далее. Поэтому здесь следует словосочетание «тринадцатый месяц» считать как отдельное название отдельного месяца, наравне со словами «март», «апрель» и другими.

— То есть, этот дополнительный месяц добавлялся вот так, навскидку? Глупости какие-то.

— Нет, конечно же, способы точного расчёта времени для нового месяца всё же существовали, но со временем легче стало просто полагаться на собственное чутьё. В конце концов, чутьё – это основа всех вычислений.

— Но всё равно, два одинаковых месяца подряд – это как-то слишком мудрено. Разве не было бы проще дать одному из них отдельное имя?

— Второй месяц на самом деле тоже имел отдельное имя — его называли «повторным месяцем». Например, второй март называли «повторным мартом». Собственно, причина перехода на новый календарь состоит как раз в том, что даже с повторными месяцами времена года редко совпадали, что было очень неудобно. Поэтому старый лунный календарь ушёл в прошлое, и новый, солнечный календарь, распространился и вошёл в обиход.

— Надо же, старый календарь был таким запутанным... Может быть, его придумали не люди, а ёкаи? Почему они не могли сразу использовать такой календарь, какой есть сейчас?

— Ну, лунный календарь, должно быть, был очень полезен для ёкаев. По нему ведь можно точно узнать, на какие дни приходятся новолуния и полнолуния. Но с развитием человеческих технологий солнце стало играть более важную роль в их жизни, и луна ушла на второй план.

— Но в Генсокё ведь очень много ёкаев. Зачем тогда было переходить на новый календарь здесь?

— В Генсокё новый календарь используют лишь потому, что его используют во внешнем мире, вот и всё. Хоть мы в какой-то мере и отделены от него, использование разных календарей не привело бы ни к чему хорошему. И вообще, лунный календарь-то ведь тоже не в Генсокё придумали.

— И то верно. Но всё равно, трудно себе представить, чтобы ёкаи вдруг перестали жить по луне и начали жить по солнцу.

— Да уж, хоть особых претензий на этот счёт не было, к такой резкой перемене даже по сей день привыкли далеко не все ёкаи в Генсокё. На самом деле, насколько я помню, здешние ёкаи сделали свой собственный лунный календарь.

Девочки, позабыв про свой недавний бессмысленный спор, теперь внимательно слушают мой рассказ

— Лунный календарь ёкаев. Он считает месяцы, скорее, не по лунным циклам, а по цвету лунного света и по изменениям в её размерах, и по этому календарю гораздо легче определять, когда случится тот или иной естественный феномен, чем по человеческому. Речь идёт не только о временах года, но и о землетрясениях, извержениях вулканов и цветении бамбука. Много разных циклов входит в этот календарь. Лишь зная текущую дату, с ним можно вычислить, сколько времени осталось до того, как зацветёт бамбук.

— Ничего себе, впечатляет. Раз в этом календаре есть столько интересных штук, то может нам, людям, тоже стоит его использовать? Звучит, будто это очень полезная вещь.

— А вот людям было бы проблематично его использовать, потому что длинна дня у ёкаев не такая же, как у нас. У них вообще нет такого понятия, как «один день», и в качестве самой малой единицы измерения они используют месяц. И если сравнить его с нашим днём, то новолуние – это всё равно, что полночь, и полнолуние – это всё равно, что полдень. Кроме того, один цикл в календаре ёкаев длится целых шестьдесят наших лет...

Для ёкаев, что долго живут, это, может быть, в порядке вещей, но для людей, срок жизни которых гораздо короче, это было бы страшно неудобно.

— Ясно. Значит, раз они не любят день, они выбрали месяц. Ёкаи и вправду очень сильно от него зависят. Но я никогда не слышала о том, чтобы хоть кто-то его использовал.

— Хоть они его и изобрели, очень немногие используют этот календарь. Я слышал, что ёкаи с горы живут по нему. Кстати говоря, в календаре ёкаев тоже есть месяц, у которого назначение такое же, как у повторного. Однако они-то уже назвали его не «повторным», а «тринадцатым». И в годы, в которых появляется этот тринадцатый месяц, сила ёкаев заметно возрастает. Из-за этого, похоже, люди в некоторых регионах и считают число «13» несчастливым.

— Никогда не слыхала о таком. Знаю, правда, что есть тринадцатилетние цикады...

— Я же тебе о них и рассказал. Но ты права, я и сам никогда не слышал о том, чтобы «13» считалось в наших краях несчастливым числом.

Это было всё, что я знал о лунном календаре ёкаев. Даже если бы они и попросили меня рассказать больше, то ничего, кроме догадок, я бы всё равно высказать не смог, поэтому я просто поднялся с места и пошёл наливать чай. Наверное, если я налью им чаю с лепестками сакуры, то это напомнит им о сакуре, цветущей снаружи, и они опять начнут спорить. Поэтому я разлил по чашкам обычный зелёный чай.

Поскольку я уже высказал, что знал по этому делу, разговор малость застопорился. Но вскоре голос Рейму вновь нарушил повисшую тишину простым вопросом:

— Кстати, Ринноске, а что именно значит слово «повторный» в «повторном месяце»? Его и в разговорах нечасто услышишь...{ref|На самом деле, японское слово, обозначающее «повторный», «уруу» — очень редкое.}}

Очень важно ничего не принимать как должное, и интересоваться всеми мелочами. Уровень развития человека определяется в первую очередь объёмом накопленных им знаний. Зная прошлое, начинаешь понимать теперешнее, и, как следствие, познаёшь будущее.

— Повторный? Ага, понимаю. Кандзи, обозначающий слово «повторный», на континенте имеет также значение «ненастоящий». Поскольку повторный март, идущий после первого, на самом деле им не является, его можно также назвать «Ненастоящим мартом». Но, поскольку этот кандзи пришёл с континента, в лунном календаре ёкаев он не используется. Поэтому выходит, что слово «повторный», по сути, нигде кроме лунного календаря не встречается. Но с другой стороны, как оно вообще в него попало? В конце концов, в Японии изначально не было такого кандзи, что означает слово «Повторный».

— Вот как, понятно.

— Однако, этот кандзи не произносят на континенте как «уруу». А здесь его произносят так потому, что... В общем, его здесь так читают из-за человеческой лени. Когда он только пришёл с континента, в японском языке не было слов, которыми можно было бы выразить то, что он означает. Затем кто-то заметил, что этот кандзи очень похож на кандзи «уруоу»[✱]閏 – «уруу», 潤 – «уруоу»., который имеет много разных значений, например, «влажный» или «очаровательный», поэтому его тоже начали читать как «уруоу». Таким образом, «повторный март» стал звучать точно так же, как «очаровательный март». Интересно, не правда ли? Ну а поскольку выговаривать слово «уруоу» слишком трудно, оно со временем сменилось на «уруу». То есть, выходит, что в слове «уруу» изначально не было заложено никакого значения. И раз оно никогда не появлялось в других разговорах, «уруу» в результате стало отдельным самостоятельным словом. Вот и вся история.

— Значит, оно было похожим на «уруоу», а затем из-за сложности сократилось до «уруу»?.. Это и вправду кто-то ленивый придумал. Разве тебя это не волнует, Ринноске? Ты же обычно так щепетилен в вопросах, касающихся названий.

— Слова – это самостоятельные понятия. И не мне судить их за происхождение. И кроме того, мне вариант чтения «уруу» больше нравится таким, какой он есть. Разве слова «очаровательный год» или «очаровательный месяц» не звучат приятней, чем «ненастоящий месяц»?

— Этот месяц уже скорее не очаровательный, а влажный. Вон, дождь идёт, в самый разгар цветения сакуры... Погоди-ка, а дождь-то прекратился!

Небо за окном уже успело распогодиться, и сквозь щели между облаками просвечивали солнечные лучи. А парочка, которая уже потеряла последнюю надежду на любование цветами, вновь воспрянула духом. Уж не знаю, осталось ли там чем любоваться, но мне кажется, что они всё равно устроили бы вечеринку только ради самой вечеринки.

— Ринноске, а ты не хочешь к нам присоединиться? Это может быть нашим последним любованием цветами в этом году. И лепестки сакуры просто очаровательны, когда они светятся от влаги.

— Я же уже говорил вам раньше, что не люблю вечеринок вне дома.

— Да ладно тебе, не говори ерунды. Мы же выслушали твою скучную историю. А теперь ты, как порядочный человек, должен пойти вместе с нами.

Несмотря на то, что этот довод был в крайней степени нелепым, я решил, что настроение у меня как раз подходящее, чтобы пойти полюбоваться вечерком цветами сакуры. Ведь если есть такая сакура, лепестки которой не проиграли даже весеннему дождю, то на неё уж точно стоит посмотреть. От образа прекрасного мира влажных от дождя лепестков сакуры, изящно опускающихся на землю под очаровательной луной, вставшего у меня перед глазами, мне захотелось выпить саке.