Печатное    
Глава 25. Храмовые Благословения
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 25. Храмовые Благословения

Ёкаи начали всё чаще наведываться в храм Хакурей, и обеспокоенная Рейму пришла к Ринноске, чтобы поговорить об этом. Удивлённый тем, насколько слабо Рейму и Мариса верят в богов, он объясняет, какова же на самом деле связь между богами и верой...

В горах живут горные боги[✱]Все упоминания о богах и святых духах в этой означают чисто синтоистское значение слова «ками» — божество., в реках живут речные боги. Боги обитают во всех вещах на этой земле. Книга, которую вы сейчас читаете, или полупроводник, который вы могли случайно подобрать с земли – не исключение.

Но в честь некоторых, особых богов, люди выстроили храмы, чтобы там им молиться. Какова же разница между этими богами? Да практически никакой, просто вторые по той или иной причине оказались популярнее, чем первые.

Боги, что благословляют людей, популярны. Есть ещё и такие боги, что начнут сеять проклятия, если им не поклоняться, и лишь поклонением их можно ублажить. Поэтому они тоже популярны, но несколько по-иному.

Храмы существуют как раз для таких богов. Но хоть храм и процветает только благодаря тому, что в него ходят люди, самим богам тоже с того есть выгода.

Выгода эта состоит в том, что сила бога напрямую зависит от количества веры в него. Например, Инари Оками[✱]Инари Оками – синтоистская богиня изобилия и плодородия, одна из основных богинь в этой религии. и Тэндзин[✱]Тэндзин – бог науки. До возведения в ряды ками носил имя Сугавара но Митидзанэ., которые сейчас очень популярны среди людей, приобрели силу гораздо больше той, что они имели, будучи известными как Уканомитама-но-Ками и Сугавара-но-Митидзанэ. И всё благодаря большому количеству храмов, возведённому в их честь.

И наоборот, когда люди теряют веру в бога, он начинает терять свои силы. И когда про него уже никто не помнит, он исчезает из этого мира. Бог должен усердно работать, собирая веру, ведь на кону само его существование.

— Почему же в нашем храме водится столько ёкаев?

— Да потому, что твоему храму нужно больше посетителей. Иначе у богов не будет достаточно силы, чтобы их отгонять.

— Но если в храме есть ёкаи, то туда ведь никто не будет ходить. Похоже, ничего с этим не поделаешь.

— В самом деле, это словно порочный круг.

Лично мне кажется, что основной проблемой здесь является сама Рейму, жрица, которая вместо того, чтобы выполнять свою работу, постоянно приходит ко мне и расслабляется вовсю. А раньше в храме и посетителей было побольше, и ёкаи к нему никогда не приближались. И стоит отметить, что всё так переменилось в основном именно благодаря действующей жрице, Рейму.

Должно быть, это и её саму начинает волновать, раз она пришла ко мне, чтобы поговорить о вере.

— Хотя, даже если мой храм и продолжит терять веру, это не изменит моей специальности – изгнания ёкаев, так что, может быть, стоит оставить всё как есть.

— Ты ошибаешься, Рейму. Потеря веры для храма может оказаться фатальной.

— Да уж, ведь пожертвований больше не будет.

— Нет-нет, здесь всё не так просто. Для бога потерять веру – значит потерять силу. И поэтому, если у тебя в храме вдруг заведётся злой дух, то его будет намного сложнее оттуда изгнать.

— Хм, даже если ты так говоришь... Что же мне тогда делать?

— В крайнем случае, ты могла бы попробовать изгнать ёкаев из храма.

— Почему ты сразу начинаешь с крайнего случая? Ладно, какие у меня ещё есть варианты?

— Можно было бы попробовать сменить бога. То есть, покинуть старого, и поселить у себя в храме нового, популярного бога, вместе с его верой. Когда никто не знает, как зовут твоего бога, не говоря уже о его благословениях, то не удивительно, что вера в него так стремительно падает.

— Поселить в храме другого бога? А так можно?

— В этом нет ничего страшного. Японские боги также известны как «Бунрэй», то есть, «Делимые духи». Даже если ты разделишь одного из них на бесконечное множество частей, это никак не повлияет на его силу. Благодаря этому можно без труда принести силу любого другого бога прямиком в храм. Ритуал призыва делимого духа называется «Кандзё», и его, кстати, очень часто используют во внешнем мире.

— Хм-м, новый бог, значит. Кто знает, может, он и вправду поменяет всё к лучшему. Да и звучит это интересно. Если бы я привела к себе в храм бога саке, то веру, наверное, заработать было бы нетрудно, с его-то благословениями.

— Если хочешь себе бога саке, то я могу посоветовать богиню Сэнгэн, также известную, как Конохана-Сакуя-Химэ. Она обычно считается богиней гор, но на самом деле она также покровительствует саке. Её изображают как прекрасную богиню, и она очень известна среди людей. А если ты хочешь, чтобы замену поскорей заметили, то можешь изменить название своего храма на «Храм Хакурей Сэнгэн».

— Ну, имя менять, думаю, не стоит...

— Даже если ты и поменяешь бога, с того будет маловато толку, если люди этого не заметят. Поэтому имена, как правило, тоже меняются.

Динь-дилинь

— Здорóво. Видели, на улице сейчас сезон дождей, а дождь-то не идёт. Раз там так ясно, может, стоит помолиться о дожде?

— Ты, как всегда, несёшь какой-то вздор, Мариса.

— А о чём это вы тут разговариваете в такой недождливый денёк?

— У нас тут очень важный разговор о храме.

— О храме? А что, с тем ёкайским притоном уже что-то случилось, Рейму?

Если храм называют «тем ёкайским притоном», то это первый признак того, что с ним что-то не так.

— С ним случилось то, что у него слишком мало посетителей. И из подношений мне достаются только листья, которые тануки подкидывают в ящик...

— А, так вот, в чём дело. Не переживай, большинство тех листьев всё равно туда закинула я.

— Да какое тут «не переживай». Рейму волнуют вовсе не глупые проделки, а то, что её храм теряет веру из-за того, что в него никто не ходит.

— Для того, чтобы изгонять ёкаев, боги совсем не обязательны... А какая тогда вообще от храма польза, если боги не нужны?

Мне уже надоело в который раз объяснять, что случается с богами и храмами, когда они теряют веру, но ради Марисы пришлось опять повториться.

— Понятненько. Да уж, тогда было бы нехорошо, если бы храм захватил какой-нибудь странный ёкай. Но я знаю один верный способ привлечь побольше посетителей, если тебе интересно.

— Расскажи-ка.

— Устрой большой фестиваль, и назови его, например, «Обычный Большой Фестиваль[✱]Также известен широкому кругу фанатов, как Рейтайсай. в Храме Хакурей». Если ты так сделаешь, то к тебе обязательно придут все, кто любят фестивали. И если тебе нужно больше людей, то проводи его каждую неделю. Храму просто не хватает чего-то, что привлекало бы к нему людей. А если у тебя в храме каждый день будут проводиться какие-то никому не нужные собрания, то никто и не захочет каждый раз туда переться, разве нет?

Мариса дело говорит. Люди не станут поклоняться богу, если им выгоды с того не будет. А если они начнут жить богато, то и храм им не понадобится. Поэтому, в таких случаях имеет смысл проводить всякие мероприятия вроде фестивалей.

— Даже если я и устрою фестиваль, на него всё равно придут только ёкаи. А если там будут ёкаи, то люди уж точно не придут.

— И то правда, ёкаи же любят пошуметь на фестивалях.

— Вот поэтому мы тут думали, не было бы лучше провести Кандзё.

— Чего? Кандзё? А это что за зверь такой?

Мы объяснили Марисе, что такое кандзё, и как его используют для переселения бога в другой храм.

— Ладно, но если прикандзить другого бога, то что станет со старым, который жил в храме до этого?

— Для начала я собираюсь поклоняться обоим сразу.

— В каком смысле, «Для начала»?

— В том смысле, что если про бога совсем забудут, то он исчезнет.

— Что ты сказала? Как это, исчезнет!?

За окном, где только недавно виднелся летний пейзаж, чуть-чуть стемнело. Вечер ещё не скоро, поэтому, надо полагать, к нам спешит наш старый друг дождь. Похоже, сезон дождей наконец-то даёт о себе знать.

— Бог твоего храма пропадёт? Но, но это же... Рейму, тебя что, это устраивает?

— Если я этого не сделаю, весь храм может пропасть. У меня нет другого выбора.

— А кто там в Хакурейском храме за бога? Вроде бы, это не злой дух.

— Записей, упоминающих это, практически не осталось. Хотя храм один раз и был захвачен злым духом...

Если даже жрица не знает имени бога своего храма, то не удивительно, что в него никто не верит.

Но ничего с этим не поделаешь. Боги Генсокё живут повсюду, в природе. И в храме, на самом деле, нет особой надобности, поскольку помолиться богам можно где угодно.

Храм Хакурей считается единственным храмом в Генсокё. Поэтому его здесь сокращённо называют просто «храм». И раз других храмов, с которыми его можно было бы сравнить, нет, то можно легко забыть, что там вообще живёт бог.

Как и ожидалось, люди в Генсокё забыли про истинную ценность храмов.

— Да ладно вам уже, всё равно будущее храма зависит только от Рейму. Но я скажу лишь одно: Храм Хакурей играет очень важную роль в поддержке Границы. Неважно, какой бог там живёт, это останется неизменным.

— Но всё равно плохо, когда никто не знает о благословениях храма.

— А они там хоть есть? А то после моих пожертвований ничего вроде и не изменилось.

— Ну конечно, за листья-то тебя точно никто не благословит. Что ж, если я и поселю у себя в храме другого бога с его благословлениями, то пускай это будет Конохана-Сакуя-Химэ, богиня саке.

Если благословения будут касаться только саке, то это скорее обрадует только тех, кто, собственно, делает саке. А таких людей раз-два и обчёлся, как мне кажется.

— Кстати, у меня есть глупый вопрос. Почему боги могут благословлять, когда им молятся? Ведь они тогда, по сути, ничем от здешних ёкаев не отличаются, разве нет?

В магазине стало совсем темно. Снаружи, видимо, уже начался дождь. Мариса выглядела обеспокоенной положением дел за окном, но Рейму не думала ни о чём, кроме её вопроса.

— Ты хоть и жрица, а не знаешь таких простых вещей. И не учишься из-за своей лени. Если ты не прекратишь без конца пить саке, и не будешь тренироваться, то ты так своему храму ничем не поможешь.

— Ну, я же сейчас учусь, разве нет?

— Похоже на то. Ладно, раз уж ты так говоришь, я расскажу тебе, почему мольба святым духам приносит благословения.

— Конечно-конечно, я вся внимание.

— Как известно, в каждой вещи живёт свой святой дух. Но, строго говоря, это не так, так как безымянные вещи сами по себе являются святыми духами. И таким вещам впоследствии даются имена соответственно силам этих духов.

— А это, кстати, я где-то уже слышала.

— Может, это я об этом рассказывал. Кажется, речь тогда шла об окаменелой кости? Ладно, это не суть важно. Так вот, святые духи отличаются от ёкаев тем, что у них есть два облика, или два состояния души.

— А так как у большинства нормальных ёкаев облик всего один, то разница выходит двойная.

— Эти два состояния души носят названия «Ниги» и «Ара»[✱]Ниги – от японского «Мягкий», «Мирный», Ара – от «Грубый», «Резкий».. Состояние Ниги благосклонно к людям, и именно оно, обычно, считается благословением.

— Чего? Значит, облик – это и есть благословение?

— Я же уже говорил тебе, что святые духи – это основа всего в этом мире, так? Облик святого духа – это, по сути, и есть облик предмета. Поэтому его чувства и силы могут проявляться непосредственно в материи этого предмета. Например, если бог саке станет сильнее, то саке от этого станет вкуснее. Кстати, Ниги тоже разделяется на две части – «Саки» и «Куси»[✱]Саки – счастье, удача, от слова «Сакимитама» — одаряющая благом душа. Куси – нечто удивительное, загадочное, от слова «Кусимитама» — творящая чудеса душа.. Саки представляет собой благословение, дающее душевное удовлетворение, а Куси – благословение, дающее знание. Если взять, например, того же бога саке, то его Саки улучшает аромат и вкус саке, а Куси благословляет навык его варения.

— Ниги, Саки, Куси... Похоже, в богах есть много чего хорошего. Наверное, мне всё-таки стоит провести кандзё для Конохана-Сакуя-Химэ.

— Ну, Конохана-Сакуя-Химэ – это не единственная богиня, дарующая благословения. Но ты также не должна забывать о другом божьем состоянии души. Я говорю об Ара.

— Ара-ара[✱]Ара это также японское междометие, что значит что-то вроде «ой»..

— Ара – это та часть святого духа, что хранит в себе его гнев, и воплощается она в виде проклятий и бедствий. Возвращаясь к примеру с богом саке, то из-за влияния Ара саке может стать не только ужасным на вкус, но и вовсе может превратиться в отраву. Или, что ещё хуже, ты больше никогда не сможешь готовить саке в том же месте, где была винокурня.

— Звучит неприятно. Богов и вправду не стоит злить. И что, у всех богов есть эти два облика?

— С определёнными различиями, но да, они есть у всех.

— То есть, богов, у которых есть только хорошая сторона, нет?

— У святых духов, а следовательно, у всех вещей в Генсокё всегда есть и хорошая, и плохая стороны. Но Ара – это не такая уж плохая сторона, на самом деле.

— Раз из-за него саке становится ужасным на вкус, то он плохой, разве нет?

— Ерунда. Ара хранит в себе истинную силу святых духов. Он дарует защиту тем, кто ему поклоняется. Он может, например, защитить саке от врагов, которые хотят помешать процессу его приготовления. То есть, вывод из этого можно сделать такой: сила бога увеличивается от ублажения Ара и восхваления Ниги.

— Хм-м. А я-то думала, что чтобы богам начать выполнять желания им нужно только помолиться. А на самом деле оказывается, что сила богов зависит в первую очередь от их обликов-благословений.

— Если ублажить бога, то люди получат его благословение. Это не то же самое, что радовать людей, изгоняя ёкаев.

— Что ж, нашему храму тогда не о чем волноваться.

За окном уже совсем стемнело. Как и положено в сезон дождей, на улице шёл дождь, поэтому Рейму и Мариса решили остаться у меня на ужин.

Хотя у меня не было на то намерения, мы решили сегодня выпить много разного саке, поскольку днём мы только о нём и говорили.

— Хм-м. Может быть, это саке – тоже благословение от богини Сэнгэн.

— Тогда и это, должно быть, тоже!

— Вы двое слишком много выпили.

— Выпьем тогда ещё и за Сэнгэн!

Для храма выслушивать просьбы людей, построивших его – вовсе не его работа. Богам с головой хватает той веры, что они собирают, выслушивая молитвы. Поэтому до людей, которые собирают свои немногочисленные пожертвования и загадывают желания в храме, им совершенно нет дела. Ведь святые духи – это те же ёкаи, что живут припеваючи в Генсокё лишь ради собственного удовольствия.