Печатное    
Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1)
Афоризм Глава 1. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 1) Глава 2. Жрица из Генсокё и Очарование Пятнадцати Томов (часть 2) Глава 3. Иллюзорная птица Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1) Глава 5. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 2) Глава 6. Печь Моросящего Дождя (часть 1) Глава 7. Печь Моросящего Дождя (часть 2) Глава 8. Дом Летних Ливней (часть 1) Глава 9. Дом Летних Ливней (часть 2) Глава 10. Паучьи Лилии из Муэнзуки Глава 11. Ультрафиолетовый Свет Глава 12. Инструмент Богов Глава 13. Призрачный Свет, Снег на Окне Глава 14. Бесцветная Сакура Глава 15. Камень Без Имени Глава 16. Неработающий шикигами Глава 17. Цена Бумаги в Лояне Глава 18. Луна и Каппа Глава 19. Драконий Фотоаппарат Глава 20. Чудесные Цикады Глава 21. Божественное Саке Глава 22. Увиденная Ёкаем Вселенная Глава 23. Заразный Бог Глава 24. Очаровательный Месяц Глава 25. Храмовые Благословения Глава 26. Ночь Бесчисленных Туч Глава 27. Механизм Фортуны Послесловие автора Послесловие переводчика


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
sinko
1 г.
Эммм... Не ожидал что есть печатная работа.
тишка гарны
2 г.
Спасибо.
Вечный
3 г.
Неплохо. Спасибо)

Глава 4. Изысканное и Совершенное Чаепитие (часть 1)

Сегодня в Кориндо необычный посетитель – горничная из некого особняка, Изаёй Сакуя. И пришла она за «идеальной парой чашек». Ринноске справился с этим трудным заказом, но оказалось, что чашки из выбранного им набора почему-то разбились.

Встречайте: в первой части третьей главы истории, основанной на серии игр Тохо, выход новых персонажей!

Мой обогреватель из внешнего мира начал издавать странные звуки. На нём есть несколько переключателей, назначение которых мне неизвестно, и когда я на них нажимаю, ничего не происходит. Поэтому я использую его по-своему. В последнее время огонь в нём бывает слишком большим, поэтому печка может быть небезопасной.

Кстати, об огне. В Генсокё сейчас всё чаще используют кремацию. Раньше кремацию почти никогда не использовали для сжигания трупов, и они обычно становились обедом для ёкаев. Хотя, в последнее время, ёкаи начали вести себя цивилизованней, и поэтому трупоедов стало на порядок меньше. Но если посмотреть на это со стороны людей Генсокё, то оставлять трупов без внимания нельзя исходя из духовных и санитарных соображений. Поэтому их и сжигают.

С другой стороны, это уменьшает возможность рождения новых ёкаев. Люди вряд ли могут быть кем-либо кроме людей, а если и могут, то только после смерти. Если их сжечь, то они уже, очевидно, не станут цзян ши[✱]Цзян ши (яп. Кёнши) – восточная разновидность зомби. Мияко Ёшика – одна из них., вампирами, или чем-то подобным.

Может, оно и к лучшему. Кроме того, ёкаи могут родиться и из пепла. Призракам, например, очень легко появиться таким образом. Кстати говоря, в последнее время в Генсокё сильно возросло количество призраков. Может быть, благодаря кремации. А может, и нет... Однако эти призраки очень радостные и весёлые. Но всё равно, призраки в Генсокё, по идее, жить и не должны...

Динь-дилинь

Кто-то пришел, но я не торопился говорить «добро пожаловать». Обычно мои покупатели заводят болтовню первыми. Это потому, что они – вовсе не покупатели.

— Есть кто-нибудь?

— А? А, добро пожаловать. Как я могу Вам помочь?

— Мне нужны чашки. У Вас они продаются?

В дверях стояла девушка, одетая как горничная (Подумать только, настоящий покупатель!). Я никак не ожидал такого посетителя, но это скорее потому, что когда я чего-то и ожидаю, то мои ожидания, как правило, оказываются ошибочными.

— Конечно, продаются. Какие чашки Вам нужны?

— Маленькие, белые, красивые и лёгкие. Знаете, такие чашки, которые хорошо смотрятся с тёмными жидкостями. Но самое главное – форма. Мне трудно её описать, поэтому я скажу, когда увижу то, что мне нужно. Ах, да, и мне нужно две таких.

— Ага, понимаю…

Сложный запрос. Выглядит более как экзамен для знатоков чашек. Непростая мне задачка выпала. Решить её, пока я пытаюсь вспомнить, где, среди горы остальных товаров, лежат чашки, может быть трудновато.

— У меня есть разные виды чашек. Вам они нужны для чёрного чая, верно?

— Что-то вроде того. Они должны быть такими же, как для чёрного чая.

— Они должны быть где-то здесь…

Чёрный чай и кофе считаются роскошью в Генсокё. Ранее было установлено, что ёкаи, переселявшиеся сюда, приносили с собой много вещей из других стран, например, инструменты или книги. Даже притом, что Генсокё – закрытый регион, в нём всё равно смешалось много культур разных народов.

Так вот, мне как-то раз попал в руки один старинный ящик, в котором, насколько я помню, были две вполне неплохие чашки.

— О, нашёл! Надеюсь, Вам понравятся эти чашки.

Но в ящике меня ждал неприятный сюрприз. В нём лежало совсем не то, что я ожидал увидеть. Там была чашка, и нечто, что когда-то было чашкой, а теперь представляло собой несколько осколков. Да, одна из моих любимых чашек была разбита.

— Какие именно?

— А, нет, подождите минуту.

Даже сквозь своё разочарование, я заметил небольшой лист бумаги в ящике. Я протянул руку, чтобы взять его, но...

— Хм, кажется, это почерк Марисы. «Извини»? Я что-то не поняла. За что она извиняется?

?!

Что только что произошло? Почему-то листок бумаги я взять не смог. В прямом смысле, «почему-то». Когда я опомнился, он уже оказался у горничной в руках.

— Вот, пожалуйста.

Я посмотрел на листок, который она мне протянула. На нём было написано лишь одно слово — «извини»… Ну, держись, Мариса. Что бы мне с ней сделать в следующий раз, когда она придёт?

Я быстро оправился от удивления. Лучше не забивать себе голову вещами, которых не понимаешь, а то в Генсокё от этого можно лишь усложнить себе жизнь.

— Да, как Вы и сказали, мне они нравятся. Могу я их купить?

Беру свои слова обратно, я всё еще ни черта не понимаю. Ей понравилась разбитая чашка?

— Что? П-правда? Что ж, они и вправду хороши,… но они не совсем такие, какими должны быть.

Насчёт размера, меньше они уже быть не могут…

Это потому, что они разбиты.

И они совсем лёгкие, как и было заказано.

— Они очень красивые, и наверняка будут прекрасно выглядеть с чёрным чаем. Без сомнения, именно такие чашки нужны моей Госпоже.

Да, но о них можно порезаться…

Динь-дилинь-дилинь

— Эй, Сакуя, ты там?

На этот раз я не ошибся. Шум, как обычно, начался менее чем через три секунды после открытия двери. И, конечно же, эта красная девица – не покупатель.

— О, это же Рейму. Когда ты успела вернуться в храм? И Госпожу сюда привела…

— Вернуться? Да не в этом дело! Какого лешего вы заходите в храм, когда там никого нет?! Более того, ты оставила там её, чтобы она творила у меня дома чёрт знает что!

— Я ничего не творила. Просто в храме не было хороших чашек, а без них мы не могли устроить достойного чаепития.

— Я не буду устраивать чаепития тем, кто вламывается ко мне без спросу!

Похоже, входить в чужие дома без приглашения – это такая традиция среди девушек Генсокё.

Кстати говоря, имя моего клиента – Сакуя. И её госпожу, что пришла с Рейму, зовут Ремилией. Сакуя служит горничной у Ремилии. Ко всему прочему, её госпожа – вампир. Похоже, они просто гуляли, и решили по дороге заглянуть в храм.

— Даже во время прогулки нельзя пренебрегать чаепитием. И красивыми чашками тоже.

— И вообще, Ремилия, с чего это ты вдруг разгуливаешь посреди дня, будучи вампиром? Ты разве не должна лежать в гробу?

— Даже я могу иногда наслаждаться прогулками под солнцем. И кстати, в гробы кладут мёртвых людей. Ты, наверное, что-то перепутала.

В её случае, «наслаждение прогулками под солнцем» — это, насколько я понимаю, наблюдение за тем, как кто-то другой прогуливается под солнцем?

— Кроме того, что я буду делать, если появятся слухи, что возле храма ходят демоны?

— Ничего. Твой ящик для пожертвований всё равно пуст.

— Может это из-за того, что это безбожный храм, Госпожа?

— Не называй его безбожным!

Скорее всего, я тут единственный, кто знает правду о храме Хакурей. Я уже собирался рассказать её, чтобы восстановить честь Рейму, но… Правда никого здесь не интересовала. Как печально.

— Кстати, Сакуя, ты нашла чашки?

— Да, полагаю. Они великолепны.

Я снова погрузился в непонимание. Что же мне делать с этой чашкой? Её пара разбита.

— Вот, Госпожа, видите?

Сакуя открыла крышку ящика, и опустила его так, чтобы Ремилия увидела его содержимое.

Почему ей понравилась разбитая чашка? Это должно быть какой-то загадкой. Да, скорее всего, в разбитой чашке есть какой-то скрытый смысл. Например, черный чай с осколками олицетворял бы лужу крови и гору лезвий, как выбор между двумя видами ада... Для дьявола и её горничной такая символика очень подходит.

Однако Ремилия, увидев чашки, изобразила на лице мину чистого сомнения и удивления. Эта реакция уже более походила на то, что я ожидал изначально.