Журнал    
Познавшая оккультизм


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
user7557
2 г.
Спасибо
Samp1eText
3 г.
Продолжение, ура!
Спасибо за перевод.

Познавшая оккультизм

И начинается необычайно жаркое лето...

— Фуф, ну и жара в этом магазине... У вас тут кондиционера нет?

Моя гостья активно обмахивалась веером.

— Хм, разве тут так жарко?

— Ещё как. На улице ещё куда ни шло — там даже попрохладней будет, чем по ту сторону. Но в магазине жарко, потому что кондиционера нет. Хотя, вряд ли вы знаете, что это такое. Это такой прибор, который при включении начинает дуть холодным воздухом, как по волшебству. Ну, раз нет то нет, ничего не поделаешь.

Стоит отметить, что расслабившаяся в моём магазине гостья — это человек из внешнего мира. Каким-то образом она может приходить в Генсокё во сне. Здесь она в основном проводит время или у меня, или в храме.

— В таком случае, почему бы тебе не принести этот кондиционер с собой из внешнего мира?

— Ну уж нет, лечь спать в обнимку с кондиционером у меня не получится. Он ещё из двух частей состоит — внешней и внутренней.

На самом деле я отлично знаю, что в моём магазине уже давно валяется один из таких кондиционеров. Благодаря своей способности я увидел, что он может дуть не только холодным, но и тёплым воздухом. Но, как всегда, я не знаю как его использовать. Когда я спросил об этом у юной Усами, она сказала что сама в их установке не разбирается и не может мне помочь, тем более что ни внешней части, ни источника электричества у меня нет.

— Кстати, ты сегодня была в храме?

— Нет, не была.

— Понятно. Рейму постоянно говорит мне, чтобы я на всякий случай отправлял тебя в храм, когда ты приходишь.

— Хорошо. Хотя я сегодня пришла не для того, чтобы исследовать Генсокё, так что загляну туда, когда закончу со своими делами.

— Очередная встреча?

Моё имя — Моричика Ринноске. Я работаю хозяином магазина подержанных вещей, «Кориндо».

Под подержанными вещами я имею в виду не только обыкновенные предметы быта и антиквариат, но и различные вещи, которые попали ко мне из внешнего мира.

Имя моей гостьи — Усами Сумиреко. Она — мой ценный клиент, поскольку она постоянно приносит в магазин новые предметы и знания из внешнего мира. Впрочем, в последнее время у нас не было хорошего случая для бартера.

За ней наблюдает множество других людей. Самое главное — проследить, чтобы с ней ничего не случилось, из-за чего внешний мир может узнать о существовании Генсокё, и с другой стороны, чтобы она сама не принесла с собой что-либо, что может нанести ему вред. Естественно, Рейму хочет установить за ней строгую слежку. Однако, моя гостья не любит быть ограниченной, поэтому она своевольно показывается там, где ей вздумается. И ко мне она приходит в основном для того, чтобы втайне от Рейму встретиться с кем-то ещё.

— Дай угадаю, опять отшельницу ждёшь?

— Точно. С остальными я могу и в храме увидеться.

Судя по всему, она часто даёт тебе какие-то задачи. — Ну, да...

Она начала что-то делать в своём телефоне, давая понять, что не хочет распространяться на эту тему, поэтому больше вопросов я решил не задавать.

Отшельница, о которой шла речь, также известна как Ибаракасен. Насколько мне известно, она время от времени спускается с гор к храму, чтобы воспитывать Рейму. Но зачем ей втайне от жрицы встречаться с человеком извне мне было неизвестно.

Судя по тому, что я слышал, отшельница давала ей разные задачи: принести весной из внешнего мира сакурадай[✱]Сакурадай — вид окуней, которые откладывают икру во время цветения сакуры., или помочь Рейму, когда ей плохо[✱]Отсылка к событиям 33 и 34 глав Wild and Horned Hermit..

Сумиреко поразительными темпами становилась всё ближе к нелюдям. Обычно пришлые люди (те, что попали в Генсокё из внешнего мира) уже давно растерялись бы, но она уже чувствует себя здесь, как дома, и непонятно, что тому причиной — то ли её необычайная смелость, то ли то, что ей и так винтиков в голове недостаёт.

Динь-дилинь

— А вот и она, отшельница...

Ибаракасен. Одна из её рук замотана в бинты, а на другой висит цепь — одного только этого вполне достаточно, чтобы составить о ней дурное впечатление, но на самом деле она обладает очень мягким нравом. И с людьми, и с ёкаями она обращается со всей добротой.

— Прошу прощения за то, что заставила ждать в таком жарком месте.

— Ждать мне особо не пришлось, но то, что тут жарко — не то слово.

— Этот магазин плохо обдувается ветром, потому что заставлен товаром.

Я всё ещё не был убеждён, что тут настолько уж жарко, но насчёт проветривания она была права. Впрочем, если бы они купили хоть чтонибудь, это уже могло бы улучшить ситуацию.

Они начали свой разговор, не обращая на меня, хозяина заведения, ни капли внимания. В свою очередь, чтобы не мешать им, я отсел подальше и открыл книгу.

Через некоторое время.

— Мы закончили. Как всегда, спасибо за помощь, держатель места встречи.

— С каких пор это я «держатель места встречи»?.. Кстати, а где Усами?

— Уже отправилась назад.

Быстра, как всегда. Даже не попрощалась.

— Она всегда исчезает внезапно, потому что это происходит тогда, когда она просыпается. Кроме того, она может проводить здесь только сорок-пятьдесят минут за раз.

— Если она попадает в мир снов сразу же, как засыпает, то это на удивление короткая продолжительность сна.

— Сейчас же день, в конце концов.

Ибаракасен засмеялась, будто бы от удивления. И немудрено — люди обычно не спят днём так часто.

— Кстати, что ты у неё попросила на этот раз?

— О, тебе разве не говорили, что если много будешь знать, то скоро состаришься?

— Я и так не заинтересован в том, чтобы жить слишком долго. И кроме того, не думаешь, что это было бы подходящей платой за то, что мой магазин всякий раз служит вам местом встречи?

— Хм... К сожалению, я не думаю, что могу в этот раз так поступить.

— Ну и ладно. Спрошу у самой Усами, в таком случае.

— Да, так будет даже лучше.

— Хм? А, кстати, меня давно уже интересует одна вещь...

Интересовало меня то, почему же Усами стала девочкой на побегушках у отшельницы.

— Хм, девочкой на побегушках? Это так со стороны выглядит?

— Мне всё кажется, что ты давишь на какую-то её слабость, поскольку она приносит для тебя вещи из внешнего мира, и выполняет другие задачи, в которых для неё, очевидно, нет никакой выгоды.

Ибаракасен ненадолго задумалась.

— Действительно, можно сказать, что я давлю на её слабость. Я не могу рассказать, о чём я попросила её сегодня, но в качестве оплаты за место встречи, я расскажу тебе, что с ней произошло в прошлом году. Ибаракасен начала свой рассказ. Рассказ о вещах, неизвестных мне, ненавистнику сражений.

Она начала появляться в Генсокё в прошлом году, примерно в эту же пору.

Прознав о существовании Генсокё, она своими силами смогла попасть внутрь. Однако полностью проникнуть через барьер извне было трудно, поэтому она, даже не проникая через него полностью, установила в Генсокё ловушку, чтобы кто-то помог ей ослабить барьер изнутри. Её план исполнился лишь наполовину, и теперь она может появляться в Генсокё только во сне.

— Понятно, и это благодаря её ловушке начался инцидент с оккультными шарами, который я мог наблюдать даже возле своего магазина?

— Да, оккультные шары — это кристаллизация отсутствия здравого смысла из внешнего мира, поэтому, будучи «необычной» материей, они смогли нарушить великую границу.

Граница была создана для того, чтобы держать здравый смысл снаружи, а его отсутствие внутри. Поэтому противоречащие сущности, которые существуют вне здравого смысла, но при этом находятся во внешнем мире, при попытке пройти через Границу могут нарушить само её существование.

— Вот как. Хотелось бы мне своими глазами увидеть эти оккультные шары.

— Мне кажется, если бы один из них попал к тебе, так было бы безопасней для всех.

— Неужели то, что я работаю с вещами из внешнего мира, делает меня настолько особенным?

Ты ведь можешь узнать название и назначение предмета, лишь глянув на него, так? В таком случае ты мог бы понять, что это была ловушка.

— Да, действительно... А, так вот, значит, в чём дело.

— О чём ты?

— Получается, это из-за проблем с оккультными шарами Усами не может тебе перечить?

— А... Ну, нет, это не совсем так...

Вскоре Ибаракасен ушла, и магазин вернулся в своё привычное состояние одинокой пустоты.

Я бы никогда не подумал, что такая хрупкая девушка, как Усами, пыталась своими силами уничтожить границу Генсокё, да ещё и наполовину преуспела в этом. Но теперь я понял, почему Рейму и Ибаракасен настолько сильно этим озабочены. Они не пытались защитить её от ёкаев Генсокё или предотвратить инцидент, вместо этого они пытались вести наблюдение за человеком, который мог нанести реальный вред.

Я всегда считал, что она слишком быстро адаптируется к Генсокё, но с другой стороны, этого

стоило ожидать от того, кто с самого начала изо всех сил пытался сюда попасть.

Динь-дилинь

— Хм? Касен-тян уже ушла?

— Т-тян?! А, ну да, ушла. А ты опять вернулась?

Не прошло и часа, как Усами вновь объявилась в магазине.

— Я хотела ещё немного с ней поговорить. Меня разбудили, потому что было время обедать, но сейчас начались послеобеденные уроки, поэтому я снова здесь.

— Я не могу не волноваться из-за того, что ты так много спишь днём. Кстати, Ибаракасен сказала мне, что я могу у тебя спросить, что же она у тебя попросила на этот раз. Так что поделись тайной, если ты не против.

— На этот раз? Хм, ну не знаю... А, ну, раз она сама не рассказала...

Она почему-то выглядела радостной.

— На самом деле, на этот раз была моя очередь просить её об услуге.

— Вот как?

— Ну, знаете, могло показаться, что я постоянно что-то для неё делаю, но на самом деле мы договорились, что взамен будем выполнять просьбы друг друга, так что это не было настолько односторонне. И теперь наступила моя очередь.

Отшельники в Генсокё в некоторой степени пользуются уважением, не говоря уже о том, что людей и отшельников разделяет большая пропасть. Но, несмотря на это, этот человек извне оказался намного важнее, чем я думал. Она на равных условиях обменивается задачами с отшельницей, и более того, даже фамильярна в общении с ней... Слухи слухами, но эти «старшеклассницы» намного более ужасающие, чем я ожидал. Интересно, правда ли то, что они и смерти не боятся?

— Понятно... Так вот почему Ибаракасен не хотела говорить об этом без твоего разрешения.

— Сама просьба, честно говоря, немного глуповатая. Я попросила её провести меня по оккультным местам Генсокё. Она сказала, что к следующей неделе будет готова это исполнить.

Действительно, необычная просьба... Хотя я сам не знаю, что в Генсокё можно назвать оккультным местом.

— Честно говоря, сначала я попросила её установить кондиционер в нашем месте встречи, то есть здесь, но она отказала, сказав, что это не в её силах.

— Хо, я бы сам от этого не отказался... Но всё же, прекратите рассматривать мой магазин только как место для встречи!

Я знал, что в прошлом году странные городские легенды воплотились в реальность, и древние оккультные явления начали проявляться тут и там. И при этом я считал, что именно эти оккультные явления привели Усами к её теперешнему состоянию. Но отшельница исправила мои заблуждения, рассказав, что оккультные шары и оккультные явления в Генсокё — это не одно и то же.

И как доказательство этому, даже когда оккультные шары исчезли, оккультные явления не то что не утихли, они начали распространяться ещё пуще прежнего. И кроме того, начали появляться те, кто может управлять этими явлениями по своей воле.

Вполне возможно, что Усами могла вынашивать какой-то зловещий план, используя эти явления.

Я попробовал косвенно спросить об этом.

— И что ты планируешь делать, посетив оккультные места Генсокё?

— Ну, я же президент клуба Тайной Печати, который в некотором роде является оккультным клубом.

Поэтому я интересуюсь всем оккультным.

— Но тебе не кажется, что если смотреть извне, то весь Генсокё можно считать оккультным?

— Что ж... Пожалуй, это так.

По её неопределённому ответу я понял, что что-то она всё-таки скрывает.

— Имеет ли твой интерес к оккультному какое-то отношение к твоему нынешнему состоянию?

— Да, действительно. В первую очередь, я сейчас могу приходить в Генсокё только во сне, и я хочу что-то с этим сделать. Я знаю, что оккультные явления сейчас меняют мир Генсокё, поэтому я думаю, что если я найду причину их материализации, то также найду способ повлиять на своё состояние. И возможно, я смогу таким образом полностью попасть в Генсокё.

Бесспорно, она очень умна. Возможно, она знала оккультизм лучше, чем кто-либо ещё в Генсокё. Она также рассказывала об оккультных явлениях из внешнего мира, которые распространялись искусственно, закрадывались в новейшие технологии, и даже разрабатывали свой собственный персонаж.

Она считала, что не слепая вера в оккультизм, а подробное понимание его сути является лучшим способом избежания его влияния, и поэтому она и дальше будет его исследовать. Подобное стремление было неведомо другим обитателям Генсокё.

Её теория относительно оккультизма также затрагивала оккультные явления Генсокё, и она предполагала, что сам инцидент возник из-за вмешательства неких третьих лиц, и предсказывала, что в ближайшем будущем по Генсокё ударит очередная разрушительная волна оккультной силы.

Она была по-странному убедительной. До такой степени, что мне показалось, что если мы не будем осторожны, то она станет ключом к разрушению границы Генсокё, после чего он станет оккультной частью внешнего мира.

Через неделю, как отшельница и обещала, они отправились одной ночью к оккультным местам Генсокё. Насколько мне известно, они проведали буддистское кладбище и храм, а также более необычные места, такие как особняк у озера и гору ёкаев. Более того, по просьбе Ибаракасен во всех этих местах им специально показывали необычные оккультные явления, так что эта прогулка стала чем-то вроде испытания храбрости с VIP уровнем безопасности.

Когда я об этом узнал, я рассмеялся, представив разочарование Усами, которая наверняка не рассчитывала на подобный фарс.

Продолжение следует...