том 1    
Экстра-файл: Затерявшееся письмо


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lloriko
1 г.
Вой-ой! Переводчик, ты явно себя недооцениваешь)
Только добралась до этого мира, наткнулась на новеллы, решила почитать (никогда раньше не читала новеллы или ранобэ). Я в восторге!
Спасибо за труд!
Maus
3 г.
Спасибо за перевод!
haruhiro
3 г.
А почему отсутствуют иллюстрации?
Adis_flourfromthehell
3 г.
>>21633
А почему отсутствуют иллюстрации?

Видимо, их не было и в оригинальном издании, т.к. ни у переводчика на английский, да и вообще ни у кого и нигде их найти нельзя
efel
3 г.
Не смотря на то что, как я понял, у этой новеллы даже есть своя экранизация, никогда не слышал о ней раньше и этот перевод стал приятным сюрпризом. Приятно наконец почитать что-то стоящее вместо бесконечных перерождений ОЯШей, что-то в ближе по духу к тем произведениям, за которые я в принципе полюбил японское творчество. Истории здесь в меру запутанные, но не затянутые, к концу первого тома намечается развитие персонажей и глобальной сюжетной линии на фоне отдельных историй. Прочитал целый том залпом и точно буду читать продолжение. Так что за перевод огромное спасибо! С нетерпением жду продолжения!
P.S. Послесловия люди очень даже читают ;) Спасибо!
Adis_flourfromthehell
3 г.
>>21632
Не смотря на то что, как я понял, у этой новеллы даже есть своя экранизация, никогда не слышал о ней раньше и этот перевод стал приятным сюрпризом. Приятно наконец почитать что-то стоящее вместо бесконечных перерождений ОЯШей, что-то в ближе по духу к тем произведениям, за которые я в принципе полюбил японское творчество. Истории здесь в меру запутанные, но не затянутые, к концу первого тома намечается развитие персонажей и глобальной сюжетной линии на фоне отдельных историй. Прочитал целый том залпом и точно буду читать продолжение. Так что за перевод огромное спасибо! С нетерпением жду продолжения!
P.S. Послесловия люди очень даже читают ;) Спасибо!

Спасибо за прочтение и такой приятный отзыв)

Экстра-файл: Затерявшееся письмо

Однажды днём спустя неделю после случая с тоннелем…

Я увидела его, когда пришла в библиотеку, думая закончить доклад. Запустив ладонь в лохматую шевелюру, напротив стоял Сайто Якумо с по-обычному сонным взглядом. С необычайно серьёзным выражением на лице он просматривал корешки книг на полке шкафа.

По какой-то причине я не смогла окликнуть его сразу же. Я просто стояла, как дурочка, уставившись на Якумо. Неожиданное столкновение с кем-то заставляет меня нервничать больше, чем положено.

Освещённый оранжевыми лучами заходящего солнца, его профиль казался более резким, чем обычно.

— Тебе что-то нужно? — сказал Якумо, всё ещё смотря на шкаф. Поняв, что он заметил моё присутствие, я почувствовала жар в теле, будто в нём разожгли огонь, и уронила взгляд на землю.

— Д-да ничего… Я просто хотела закончить доклад.

— Ясно, — ответил он кратко, всё так же не отрывая взгляда от полки с книгами.

— Что ты делаешь?

— Ищу кое-что.

— А что ты ищешь?

— Хотел бы я, чтобы ты показала мне тех, кто ищет в библиотеке одежду.

Почему он постоянно так разговаривал? Он не был честен, или, скорее…

Но я знала это, после тех двух происшествий. Я бы не смогла продолжать поддерживать с ним контакт, если бы злилась над каждой подобной мелочью. Лучше будет просто пропустить это мимо ушей.

— Какое у книги название? — хотя я не думала, что сказала что-то странное, Якумо наморщил лоб и посмотрел в мою сторону с подозрением.

— И что ты собираешься делать, когда узнаешь?

— Помогу.

— Зачем?

Зачем, говорит…

— Одна голова хорошо, а две — лучше, верно?

Якумо скрестил руки и молча посмотрел на меня. Он, возможно, думал, что никто не станет кому-то помогать, не поставив при этом никаких условий. Подобные мысли — действительно печальная вещь.

Помолчав немного, Якумо, наконец, пробормотал: «Граф Монте-Кристо».

— «Граф Монте-Кристо»?

— Да. Александр Дюма.

— Значит, «Граф Монте-Кристо» Дюма, — обдумывая это, я прошла к терминалу рядом со входом в библиотеку.

— И куда ты собралась? — проворчал Якумо, пойдя вслед за мной. Я заметила это во время предыдущего дела, но у Якумо, несмотря на весь его ум, из-за его жизни в клубной комнате явно возникли проблемы с аналогией.

— Ты можешь найти нужную тебе книгу на терминале.

Выкуси, Якумо.

Якумо хмыкнул и спрятал лицо. Только в такие моменты я могла отплатить ему его же монетой. Это было великолепное чувство.

Я использовала сенсорный экран терминала, чтобы найти «Графа Монте-Кристо» — и тут же обнаружила его. Я не знала эту книгу, так как никогда не читала её, но у неё было семь томов. Это вполне походило на эпопею.

— Эм… Это иностранная книга в мягкой обложке, так что она должна быть в шкафу D-1?

— Нет, — тут же отрезал Якумо.

— Э?

— Я ищу в твёрдой обложке.

— Разве тебе не достаточно уже того, что ты можешь её прочитать?

— Нет, не будет. У неё должна быть твёрдая обложка.

— Зачем?

— Затем.

Я не знала, почему это его так заботило. Быть может, перевод у изданий в мягкой и твердой обложках был разный? У меня были друзья, которые наслаждались выискиванием подобных отличий.

Хм, твёрдая обложка…

Я посмотрела на список, выведенный на мониторе, снова.

— Здесь. Эм… А, он в архивах.

Наша университетская библиотека была не такой уж большой, но старые книги, которые больше были невостребованы, обычно перекладывали в архивы, и брать их можно было только при необходимости.

— Не удивительно, что я не смог её найти, — пробормотал Якумо, запустив руку в волосы.

После этого мы одолжили ключ у библиотекаря и направились к архивам в подвале. Комната с голыми бетонными стенами оказалась размером в сорок цубо. Случайным образом в ней были расставлены картонные коробки, наполненные книгами. Взглянув на одну из ближайших коробок, я увидела лишь дату, написанную на ней нестираемым маркером. Это была, возможно, дата перемещения книг в архив.

— Согласно данным, она была переложена в архив десятого марта два года назад.

— Значит, десятого марта, — ответил Якумо, и принялся сверяться с датами на картонных коробках. Но всё же…

— Их тут тьма тьмущая.

Коробок, которые нам нужно было обыскать, было достаточно. Простая проверка дат может занять много времени. И, к тому же, должны быть коробки с одинаковыми датами. Искать в подобной куче одну лишь книгу представляется делом весьма нелёгким.

— Мягкая обложка тебя точно не устраивает?

— Ты не должна ничего делать, если ты этого не хочешь. Я не просил тебя помогать, — сказал Якумо.

И почему он только так разговаривает?

Хотя я почувствовала раздражение, я всё же опустила сумку на стоявшую рядом парту и стала проверять даты на коробках вместе с Якумо.

— Почему ты вдруг захотел прочитать эту книгу? — я попыталась порасспрашивать его, проверив первую коробку. Так как он собирался приложить так много усилий, чтобы найти её, у него на то должна быть веская причина.

— Я не планирую её читать.

— Э? — мои руки неосознанно остановились, стоило мне это услышать.

— Что?

— Почему ты ищешь книгу, которую не собираешься читать?

— Если у тебя есть время на болтовню, то лучше начни двигать своими руками.

— Хорошо-хорошо, поняла.

— Одного «хорошо» было бы достаточно.

Даже при том, что до этого он говорил, что не просил у меня помощи…

После этого мы не разговаривали довольно долго. Мы просто продолжали свою нетрудоёмкую работу, просматривая коробки в поисках той, которая была помечена десятым марта, чтобы найти «Графа Монте-Кристо».

Когда прошло около часа, Якумо встал и сказал: «Здесь». Он поместил книгу на парту, вытер со лба пот и принялся листать страницы. Между самыми последними из них оказался белый конверт.

— Нашёл, — сказал Якумо, и его плечи облегчённо опустились.

— Так ты это ис…

— Да, это, — Якумо вынул конверт и быстро пошёл обратно.

— Тебе следовало с самого начала об этом сказать, — завозмущалась я, побежав за ним.

— Ты не спрашивала.

Опять это. Ещё и…

— Я спрашивала.

— Не воспринимай всё так серьёзно. И верни ключ, — сказав это, Якумо покинул архив. И не проронил ни слова благодарности после того, как я ему помогла. И этот ключ…

— Вот честно! Что это вообще за поведение? — я определённо заставлю его извиниться.

Выключив свет и закрыв дверь, я быстро побежала за Якумо. Поймала я его только после того, как поднялась вверх по лестнице и покинула здание школы, перед клёном во внутреннем дворе.

— Почему ты такой эгоистичный? Я тебе помогла, так что ты должен объяснить! — прокричала я в спину Якумо. Он остановился и раздражённо поднял голову. И затем, наконец, начал рассказывать:

— Студентка этого университета, написала письмо домой своим родителям. Она покинула дом с книгой, которую она одолжила, и своим письмом в сумке.

— И это письмо оказалось в книге.

— Да.

Но…

— Что общего это имеет с тобой, Якумо-кун?

— Она меня попросила.

— О, — хотя я была той, кто всегда задаёт вопросы, мой ответ вышел довольно плоским. Если своевольный Якумо отступился от своих принципов, чтобы найти это, она, должно быть, близка ему…

Подумав об этом, я почему-то почувствовала боль в груди.

И почему это меня вообще волнует? Было бы странно, если бы он ни с кем не встречался. И, в любом случае, у меня нет ни одной причины противиться этому.

— И ещё одна просьба, — сказал Якумо, зевнув.

— Ч-что?

— Отнеси это письмо на почту, — он протянул мне конверт.

— Э, я?

— Да.

— Разве не лучше ей будет сделать это самой?

— Она не может. Когда она вышла из дома, её сбила машина и она умерла.

Я вздрогнула, услышав его слова.

Мёртвая женщина обратилась к Якумо. Она хотела, чтобы он нашёл письмо, которое не смогло дойти до её родителей…

— Эй, разве не будет лучше объяснить всё родителям? — я высказала мысль, пришедшую мне на ум.

— Это не обязательно.

— Внезапно получив письмо, они могут подумать, что это розыгрыш.

— Они смогут понять, что это не розыгрыш, по почерку.

— Но…

— Теперь ты прекратишь повсюду за мной следовать, верно? — сказал Якумо, обернувшись. Когда я подумала, что он обращался ко мне, на душе у меня потяжелело, но я в ту же секунду поняла, что это было не так.

Якумо смотрел на дерево, с которого падали листья, оставляя ветви оголёнными. Он определённо видел там кого-то. Я посмотрела в ту же сторону, и всего на мгновение я ощутила, что вижу женщину, смотрящую на меня сверху-вниз. Возможно, это была лишь игра воображения…

— Честно, — пробормотал Якумо. Он зевнул, будто ему было скучно, и провёл руками по взлохмаченным волосам. А затем стал неторопливо идти куда-то.

Он был упрямым и неискренним, но в конечном итоге, Якумо не мог оставить людей, которые оказались в беде. Когда я подумала об этом, по какой-то причине моё сердце затрепетало.

— Эй. Я тебе помогла — мог бы и поблагодарить.

Я побежала за Якумо…