Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
01.12.2019 16:37
Спасибо за перевод.

Часть 1

Когда я снова вернулась в медкабинет, там уже была Чабашира-сенсей. Учитель, заведующая этим местом, подала свой голос.

— Какое облегчение, а то я собиралась сказать, что Хорикиту-сан уже не догнать.

— Я отправила Кушиду следом; похоже, она сразу тебя нашла.

Стоя рядом со мной, Кушида-сан слушала разговор учителей с немного беспокойным взглядом.

— Что вы хотите этим сказать?

С кровати, которую я заметила ранее, доносились рыдания девушки.

Чабашира-сенсей слегка отодвинула штору в сторону. Как я и ожидала, на кровати лежала Киношита-сан из класса C. После этого штора была тут же задернута обратно, а меня позвали в коридор.

— Киношита-сан столкнулась с тобой во время утренней полосы препятствий, после чего упала. Ты это помнишь?

— Конечно. Она столкнулась со мной и в итоге упала.

Этот инцидент разрушил все мои дальнейшие планы.

— В этом-то и дело... Киношита говорит, что ты, Хорикита, намеренно подстроила её падение.

Какую-то пару мгновений я даже не могла осознать, о чем говорит сенсей.

— Ничего подобного. Это была случайность. Если нет...

— Если нет?

Я оборвала свои слова о том, что все это — часть стратегии Рьюен-куна, как мне и сказал Аянокоджи-кун. Я чувствую, что всё так и есть, однако сейчас это всего лишь предположение. В конце концов, нет никаких доказательств.

— Нет... это всего лишь случайность.

— Я хотела бы верить в это, но ситуация выглядит не очень хорошо. Киношита рассказала, что во время забега ты постоянно оглядывалась на неё. Чтобы убедиться в этом, мы просмотрели видеозапись, и ты действительно дважды проверяла позицию Киношиты.

— Это потому, что она постоянно меня окликала. Поэтому я и оборачивалась.

— Окликала тебя, да?... Ясно. Тем не менее, даже если так и было, это все равно остаётся проблемой. Киношита сказала, что ты сильно ударила её по голени. И в самом деле, она не принимала участия во всех следующих конкурсах, а когда учитель осмотрела её травмы, они оказались довольно серьезными. Вероятно, всё это было сделано намеренно, вот о чём мы думаем.

— Ваше утверждение так же безосновательно, как и моё о том, что подобные серьезные травмы были получены случайно во время падения. Я ничего не делала.

— Конечно, я верю в твою невиновность. Однако Япония — это страна, в которой приоритет отдается слабым. Эта школа ничем не отличается в этом отношении. До тех пор, пока мы не можем исключить вероятность того, что это был преднамеренный поступок, для нас естественно обсуждать и размышлять об этом.

— Это глупо.

— Однако на этом ничего не заканчивается. Если ты будешь игнорировать произошедшее, то проблема будет только расти. Очевидно, что эта ситуация уже дошла до ушей других учителей, и чем дольше это будет тянуться, тем больше вероятность, что информация дойдет и до студенческого совета. Если это произойдет, последствия будут катастрофическими. Ты ведь не забыла, что произошло, когда Судоу подрался с учениками класса C, ведь так?

Если это затянется, то мой брат неизбежно все узнает. Без сомнений, все это выльется в ситуацию «глупая младшая сестра причиняет беспокойство своему брату».

Однако, поскольку я этого не делала, у меня нет другого выхода, кроме как продолжать настаивать на своей невиновности. Независимо от того, является ли это стратегией Рьюен-куна или же просто совпадением, я не могу позволить себе лгать.

— Если вы позвали меня для того, чтобы установить истину, то я уже всё сказала. Повторяюсь, я ничего не делала. У меня есть кое-какие дела, которыми мне нужно сейчас заняться. Вы не возражаете, если я пойду?

Сейчас мне нужно как можно быстрее найти Судоу-куна и вернуть его обратно. Стоило мне повернуться спиной, как Чабашира-сенсей окликнула меня.

— Учитывая текущую ситуацию, ради всеобщего спокойствия будет лучше всё же считать это преднамеренными действиями, нежели совпадением. После полосы препятствий Киношита не принимала участия в других соревнованиях; учитывая это, а также набранные тобой очки, она может попрощаться с участием в соревнованиях Рекомендованных учеников. Ну, прежде всего, с её ногой подобное невозможно... В любом случае, Киношита — спортивная ученица. Если говорить о скорости, она примерно равна тебе, если даже не быстрее. На самом деле, трудно поверить, что тяжелые травмы Киношиты — это всего лишь случайность.

Даже если она будет говорить нечто подобное, я все равно невиновна, так что ничего тут не поделаешь.

Легко продолжать говорить, что невиновна, но время идет. Сейчас я не могу позволить себе тратить его на подобные вещи.

— В любом случае, я планировала отказаться от участия в соревнованиях Рекомендованных учеников. Со времени полосы препятствий мои результаты были неудовлетворительными. Если меня посчитают, как и Киношиту-сан, отсутствующей, то я не против. Однако позвольте мне ещё раз обратить ваше внимание на то, что я не подстраивала падение Киношиты ради того, чтобы травмировать её.

Не знаю, все ли теперь в порядке. Я спросила об этом Чабаширу-сенсея. Однако...

— Не похоже, что Киношита собирается прислушиваться к твоим словам. Она говорит, что собирается сообщить об этом школе. Судя по её показаниям и записям, не похоже, что мы сможем закрыть на это глаза. Если посмотреть на ситуацию с её точки зрения, то получается, словно её принуждают смириться с произошедшим. К тому же, это ставит класс C в затруднительное положение, поскольку они теряют Киношиту. Ты ведь понимаешь, что это значит?

— ... доказательство дьявола, верно?[✱]Доказательство дьявола (лат. Probatio diabolica) — законное требование о предоставлении доказательств или улик, которые невозможно получить, найти и т. д.

Чабашира-сенсей не стала ничего отрицать, а молча скрестила руки на груди.

Чтобы доказать то, что на Земле живут инопланетяне, всё, что нужно сделать — это найти и схватить одного из них; но, чтобы доказать то, что на Земле инопланетян нет, придется обыскать каждый уголок этой планеты, что сделать невозможно. Это и есть доказательство дьявола.

Чабашира-сенсей хочет сказать, что если я не могу доказать свою невиновность, то необходимо принять меры, чтобы не допустить несправедливость...

— Откуда вы это узнали, Чабашира-сенсей? Кто ещё знает на данный момент?

— Кушида рассказала мне о сути происходящего. Она сказала, что не хочет раздувать из этого проблему, но не знает, что делать.

— Прости, Хорикита-сан. Киношита-сан настояла на том, что я обязательно должна поговорить с учителем...

— Спасибо за беспокойство. Потому что, если бы на вашем месте был учитель из другого класса, тогда это действительно стало бы проблемой. Но у меня все ещё есть сомнения. Где именно вы с Киношитой-сан разговаривали?

Кушида-сан с тревогой посмотрела на дверь в медкабинет.

— Мы с Киношитой-сан хорошие друзья... когда я пришла навестить её во время перерыва, она рассказала мне обо всем.

— Вот значит как.

Это вовсе не странно, поскольку мы говорим о Кушиде-сан, которая обладает обширными дружескими связями.

В любом случае, единственные, кто прямо сейчас в курсе всего этого, это заинтересованные стороны: Киношита-сан и я.

А также Кушида-сан и Чабашира-сенсей. Если возможно, я бы хотела оставить всё как есть и решить эту проблему, но...

— Собираешься поговорить с Киношитой-сан?

— Не знаю. Поскольку сейчас она несколько напугана произошедшим, она может быть эмоционально нестабильна...

— Пожалуйста. Я не хочу, чтобы всё стало ещё хуже.

Я наклонила голову, и Кушида-сан повторила мое движение.

— Прошу вас, сенсей.

— Хорошо, тогда давайте попробуем поговорить с ней немного.

Как только мы получили разрешение от Чабаширы-сенсея, я услышала шаги дальше по коридору.

Этот человек направлялся в медкабинет. Засунув руки в карманы, он вел себя так, будто владеет всем этим местом.

— Похоже, это стало довольно большой проблемой.

— Рьюен-кун...

Почему он сейчас здесь?

Сбросив свое замешательство, я натянула на себя маску спокойствия. Однако Рьюен словно видел сквозь неё; он усмехнулся и остановился рядом с нами.

— Я пришел сюда потому, что Киношита попросила меня. Подумать только, что кто-то мог намеренно нанести ей такую травму.

Произнеся это, он прошел мимо нас и вошел в медкабинет.

Мы торопливо последовали за ним.

Войдя в помещение, Рьюен отмахнулся от попыток учителя остановить его и откинул штору, закрывающую кровать, на которой сейчас лежала Киношита-сан.

— Привет, Киношита. Ты в порядке? Похоже, тебе пришлось несладко.

Увидев Рьюен-куна, Киношита-сан явственно задрожала от страха.

— Я слышал, ты повредила свою ногу? Покажи.

Сказал он перед тем, как вытащить ногу Киношиты-сан из-под простыни.

— Это плохо. Хотя и не так уж сильно, учитывая обстоятельства...

В своей руке Рьюен-кун держал болезненно выглядящую ногу Киношиты-сан, обмотанную бинтами.

— Прости... Я пыталась собраться и участвовать и в следующих соревнованиях, но... моя нога меня просто не слушалась... вот почему... ахх!

— Не вини себя, Киношита. Я знаю, что ты пыталась участвовать в трехногой гонке.

— ... это было случайное столкновение. Киношита-сан, чего именно ты пытаешься добиться, говоря, что я заставила тебя упасть?

— !

Стоило мне спросить и взглянуть на неё, как Киношита-сан отвела свой взгляд.

Рьюен-кун встал перед ней.

— Согласно словам Киношиты, ты осознанно намеревалась устроить её падение. Ты сделала это нарочно, не так ли?

— Хватит шутить. Ты хочешь сказать, что я могла сделать что-либо подобное?

— Никогда нельзя сказать, что другой человек смог бы сделать, а чего — нет. Кроме того, взгляни на факты. Киношита, которая оказалась лучше тебя в плане спорта, получила серьезные травмы, из-за чего была вынуждена прервать своё участие в фестивале. К тому же, она планировала состязаться во всех соревнованиях Рекомендованных учеников. И в то же время ты, напротив, продолжила своё участие. Ты просишь невозможного, если хочешь, чтобы у меня не было никаких подозрений.

Конечно, я тоже понимаю всю существенность потери такого важного члена команды. Но из-за его болтовни и этих объяснений мои подозрения на счет Рьюена лишь ещё больше усилились.

Столкновение Киношиты-сан со мной было его целью, как я и подозревала?

Именно она стала жертвой этого инцидента, и тот факт, что Киношита спортивнее, чем я — всё это было для того, чтобы отвести подозрения?

Но... это вызывает лишь новые сомнения. Что Рьюен выигрывает в таком случае, если здоровая Киношита-сан заработала бы больше очков, чем я?

Кроме того, если она действительно планировала участвовать во всех соревнованиях Рекомендованного участия, то это значит, что класс C потеряет 400 000 очков.

И это все только ради того, чтобы сокрушить меня?

И для этого он намеревается травмировать своего одноклассника, заплатить за замену и снизить шансы класса на победу?

По крайней мере, исходя из своего жизненного опыта, я не могла понять, каков же смысл этих действий, направленных на снижение собственной эффективности.

— О чём ты сейчас думаешь?

Рьюен, держа руки в карманах, наклонился вперед, словно всматриваясь в меня.

— Ну, даже если мы продолжим так мило беседовать, это ни к чему не приведет. Верно, Киношита?

Рьюен-кун настойчиво призвал Киношиту вступить в разговор.

— Хорикита-сан... после того, как я упала, ты сказала мне... что я никоим образом не смогу победить...

— Я не говорила ничего подобного. Ты хоть понимаешь, что лжешь сейчас?

— Хорикита, в этом инциденте с Киношитой ты постоянно оглядывалась назад. Зачем именно ты это делала?

Чабашира-сенсей вновь задала мне тот же вопрос.

— Я признаю, что действительно оборачивалась. Однако, это было только потому, что Киношита множество раз окликала меня. Сначала я её игнорировала. Но затем происходящее показалось мне странным, поэтому и обернулась.

— Так всё и было, Киношита?

На этот раз Чабашира-сенсей спрашивала Киношиту-сан, а не меня.

— Я не окликала тебя, ни разу.

Чабашира-сенсей попыталась получить подтверждение моим словам, но вместо того, чтобы признать это, Киношита-сан всё отрицала.

— Указанный человек отрицает это, сенсей. Кроме того, даже если Киношита и окликала Хорикиту, что в этом плохого? Просто позвать по имени — это не преступление. Кроме того, по всей вероятности, это был крик, который родился из желания победить. Киношита не имеет себе равных, когда дело доходит до духа соперничества. Если каждый раз реагировать на подобные вещи, то и конца этому не будет.

Этот спор станет бесконечным, если так и будет продолжаться. Нет никаких сомнений в том, что эти двое, по всей вероятности, сговорились.

— Эмм... Киношита-сан, Рьюен-кун. Печально, что всё вышло именно так, но я не думаю, что Хорикита-сан такой человек, который может намеренно травмировать своего соперника.

Выслушав обе стороны, Кушида-сан заговорила, словно защищая меня.

— Но Хорикита-сан сказала мне... что она ни в коем случае не позволит мне выиграть!

— Вероятно, она сказала это в пылу сражения, думая только о победе, разве нет? Думаю, и для Хорикиты-сан это падение было неожиданностью, и она тоже была растеряна.

Ничего такого я не говорила. Ни слова не сказала Киношите-сан.

Я это стерпела и не стала устраивать разборку. Тем временем Киношита-сан продолжила.

— Но... Я не могу простить её... теперь я вынуждена на время оставить клуб легкой атлетики...

— ... тебе ни капли не стыдно? Плести кружева лжи и заманивать человека в ловушку — это, по-твоему, весело? Или, может, это Рьюен-кун всё устроил? Сомневаюсь, что это всего лишь совпадение, что ты так удачно здесь появился.

Я не могу позволить себе признать законность её претензий только потому, что она плакала.

Потому что это неправда. Вот почему я решила принять радикальные меры.

Поскольку здесь присутствует Рьюен, то нужно не ухудшать сложившуюся ситуацию, а попробовать обернуть её в более благоприятную для меня сторону.

— Значит, ты предпочитаешь закрывать глаза на собственные проступки, и теперь это не твоя вина, а травмированной Киношиты и моя в придачу, да? Ты ужасная женщина.

— Не смеши меня. Ты спровоцировал Судоу-куна ранее, и я не позволю тебе сказать, что ты забыл об этом. Пытаешься вновь использовать тот же трюк, не так ли?

По крайней мере, признаваться он ни в чем не собирается.

— Здесь всё очевидно. Ты намеренно столкнулась с Киношитой, чтобы травмировать её. Обсуждать здесь больше нечего. Давайте уже оставим решать это школе, ладно?

— Эмм... позвольте мне ещё обсудить это с Хорикитой-сан... можно?

Кушида-сан упрашивала Рьюена, словно призывая его прислушаться к ней.

Я бы сказала ей, что не нужно волноваться, но лучше предпочту воздержаться от действий, которые приведут лишь ещё к большему разрастанию этой проблемы.

Я чувствую, что застряла в паутине, однако, даже несмотря на это, просто не могу не продолжать бороться изо всех сил.

Рьюен-кун, казалось, немного подумал, после чего принял решение.

— У меня нет времени обсуждать все это. Сразу после того, как закончится обеденный перерыв, начнутся соревнования Рекомендованных учеников. Я буду участвовать, поэтому хотел бы закончить на этом обсуждение. Пускай начальство принимает решение, так будет лучше.

Взглянув на меня, Кушиду-сан и Киношиту-сан, Рьюен-кун вновь заговорил.

— Однако я не против, если мы заключим сделку.

— Сделку?

— Я говорю о том, что ты компенсируешь все потери, понесенные Киношитой и классом C.

— Не смешно, я даже не буду тебя слушать.

В подобном случае сумма компенсации будет весьма немаленькой. Кроме того, я бы предпочла закончить разговор на плохой ноте.

— Тогда выхода нет. Ты не хочешь заключать сделку, но говоришь нам не сообщать об произошедшем большим шишкам. Слишком эгоистично, Сузуне. Так не пойдет.

— Подожди. И что же именно мы должны сделать...?

Перебив меня, Кушида-сан решила выслушать предложение Рьюен-куна.

— Кажется, вы и так уже все понимаете. Верно... если вы раскошелитесь на миллион очков, то я попрошу Киношиту отозвать её жалобу. Это даст нам возможность подготовить замену для соревнований Рекомендованных учеников, а Киношита получит от меня «особую компенсацию». Всё просто, не так ли?

— Это нелепо. Я ничего не делала. Нет никакой нужды передавать тебе даже одно очко.

— Тогда вперед, Сузуне, докажи это. Давай проведем четкую границу между правдой и ложью. Идёт?

— Ты, кажется, очень уверен в себе. Думаешь, твой обман не раскроется?

— Мы собираемся доказать, что не лжём. Пускай президент студенческого совета рассудит нас.

Рьюен-кун знает об отношениях между мной и президентом студсовета... другими словами, сейчас он просто провоцирует меня тоном, который подразумевает, что Рьюен знает о Нии-сане.

Что касается меня, я ни в коем случае не могу сделать что-либо, что может причинить неприятности Нии-сану.

«Сестра президента студенческого совета умышленно нанесла телесные повреждения другому человеку». Если подобные слухи распространятся, ущерб, который получит Нии-сан, будет неизмерим.

Тот же трюк, что и ранее, но сейчас, в отличие от того раза, нет никаких вариантов исправить сложившуюся ситуацию.

В инциденте с Судоу-куном они притворялись жертвами, исходя из того предположения, что «никто не будет наблюдать». Но здесь всё по-другому.

Он превратил всех учеников в свидетелей и разыграл сцену с жертвой перед ними. У него есть преимущество. Кроме того, остается фактом, что Киношита-сан — ученица, которая так же спортивна, как и я, если даже не более.

Вдобавок, есть видеозапись, на которой я оборачиваюсь; это, без сомнений, вызывает подозрения. Не стоит забывать, что Киношита-сан планировала состязаться во всех соревнованиях Рекомендованных учеников.

И, наконец, тот факт, что она получила достаточно серьезные травмы, которые не позволяют ей продолжать соревноваться. Здесь нет никаких факторов, которые могут сыграть в мою пользу. И, самое главное, выбор подходящего момента для задействования своей ловушки.

Киношита-сан отправилась в медкабинет не сразу после того, как получила травму, а только после того, как одноклассники заставили её обратиться к врачам — этот делает их версию более правдивой. Они не стали подавать жалобу немедленно после инцидента, а сделали это после того, как закончилось следующее после полосы препятствий соревнование.

Другими словами, тот факт, что она пыталась терпеть свою боль и превозмочь себя, делает её слова более правдоподобными.

Но, в конце концов, не в силах справиться с болью, она сдалась, после чего спокойно поведала о том, что я намеренно заставила её упасть, до этого притворяясь напуганной будущим от меня возмездием.

Теперь я уверена.

Что это ловушка, предназначенная мне.

А также в том, что в этой ситуации точка невозврата уже пройдена. Я допустила ошибку, когда так беспечно подошла к вопросу спортивного фестиваля.

Я ясно осознаю это, хотя и понимаю, что за всем этим всё ещё скрывается несколько неизвестных факторов.

— Эмм... тебя не устроит, если это будут только мои очки... Рьюен-кун?

— А?

— Я не думаю, что Хорикита-сан могла намеренно сделать что-либо подобное. Вот почему я не хочу раздувать всё это. Но... также я не думаю, что Киношита-сан будет лгать... несчастливое совпадение, не может всё быть именно так... вот почему...

— Какая прекрасная дружба. Но нет, не устроит. Как член класса C, я думаю, что Сузуне сделала это из-за своей злобы. Когда я думаю о Киношите, то понимаю, что всё это будет бессмысленно, если очки будут не от Сузуне. Но, конечно, я не буду тебя останавливать, если вдруг решишь тоже поучаствовать в этом.

Если мы продолжим бороться, то всё выйдет из-под контроля. Но я не могу позволить ему сломить себя.

— Я решил. Киношита, мы подадим жалобу на произошедшее сначала учителям, а затем и студенческому совету.

Сказал Рьюен-кун, словно отдавая Киношите-сан приказ встать.

С исказившимся от боли лицом Киношита-сан поднялась с кровати.

— Взглянув на ситуацию, школа должна понять, насколько это серьезно. Руководство не займет сторону этой злобной женщины, которая сделает всё что угодно, лишь бы не дать победить более сильному сопернику.

Я должна сделать выбор.

Мой путь правды, который подразумевает под собой противоборство с Рьюен-куном. И другой вариант — пойти на компромисс.

Конечно, я бы выбрала первое. Но сейчас во всём мире нет ничего, что поможет мне доказать свою правоту. Другими словами, я просто потрачу свое время и силы.

Если всё так... тогда заключить с ним сделку будет...

Я окликнула этих двоих, уже собравшихся уходить, отчаянно выдавливая из себя слова.

— Подождите...

Мои слова, очевидно, достигли Рьюен-куна. Они остановились.

— Что такое, Сузуне? Ты же не собиралась ничего с нами обсуждать, так ведь?

— Если я заплачу, то ты обставишь всё так, словно этого и вовсе не случалось, верно...?

— То есть ты признаёшься в своей нечестной игре ради победы?

— Я не собираюсь этого признавать... потому что я не лгу.

— Тогда это странно. Зачем же ты тогда будешь платить?

— На этот раз я проиграла твоей стратегии. Поэтому и заплачу за это, вот что имею в виду.

Это унизительно, но, кроме этого, мне больше нечего сказать.

— Ты слышала, Киношита? Она и не думает, что сделала что-то плохое. Сможешь ли ты простить ее?

— ... Я не прощу ее...

— Слышишь? Пока ты искренне не признаешь свою вину, мы не намерены идти тебе навстречу.

— ...

— Хотел бы я ответить так, но, полагаю, у тебя тоже есть гордость. Понимаю, что ты не хочешь признавать себя злодеем перед своим учителем и подругой. Поэтому я могу пойти тебе навстречу, поскольку у меня щедрая душа. Однако совсем другое дело, согласится ли с этим Киношита.

На его лице была написана дьявольская улыбка; единолично манипулируя происходящим, он словно играл с моим сердцем.

Я хочу выйти из этой ситуации как можно скорее.

— Если я заплачу миллион очков, то ты сделаешь так, словно ничего и не случалось — вот что было сказано тобой. Больше никаких других условий, ведь так?

— Верно. Но это было раньше. Ты ведь один раз уже отказалась от сделки, верно? Тех же самых условий больше не будет. Если это будет второй раунд переговоров, то условия, естественно, изменятся.

Насколько далеко Рьюен-кун собирается зайти, нападая и провоцируя меня?

— Вот так вот. А теперь попробуй встать на колени и начни умолять прямо здесь. Может быть, это изменит наши с Киношитой чувства.

— Постой, Рьюен. Это уже слишком.

Подала свой голос бывшая зрителем Чабашира-сенсей в ответ на реплику Рьюен-куна.

— Учителя не должны вмешиваться в это. Это дело между нами, учениками.

Затем Рьюен-кун, который не выказывал никакого страха даже перед учителем, продолжил свою речь, словно подчиняясь.

— Что ж, не буду заставлять принимать тебя решение прямо сейчас. На нас смотрит учитель. Поэтому ты дашь мне ответ, когда закончится спортивный фестиваль. Решишь ли ты преклониться и заплатить миллион очков или же захочешь передать это дело школе, чтобы руководство вынесло свой вердикт? Что ты выберешь?

После чего он добавил:

— Не думай, что проблема будет решена, поскольку спортивный фестиваль закончится, ясно? Несмотря ни на что, я раскопаю это дело и выступлю против тебя. После окончания фестиваля приведешь Сузуне ко мне.

Сказав это Кушиде-сан, Рьюен-кун в компании Киношиты-сан покинул медкабинет. Я стояла посреди помещения, чувствуя себя крайне потерянно.

— Ты в порядке? Хорикита-сан...

— Я в порядке... Что сейчас важнее, сколько прошло времени? Сенсей, долго ещё будет длиться обеденный перерыв?

— Осталось примерно 20 минут. Ты ведь ещё не поела, верно? Сейчас тебе лучше побыстрее перекусить.

Столько времени прошло... ситуация ещё не критична, но прямо сейчас времени обедать у меня нет.

Потому что я должна как можно быстрее найти Судоу-куна.

— Простите.

Я оставила их одних, спешно покинув медкабинет.