Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
01.12.2019 16:37
Спасибо за перевод.

Часть 2

(Снова к истории)

— Эхх... жалко. Ещё немного, и мы бы победили класс B…

— Полагаю, что так.

Мы подготовили замену Судоу во всенаправленном перетягивании каната, но всё равно в итоге потерпели сокрушительное поражение. Мы бросили вызов сопернику, имея лишь крошечный шанс на успех. И проиграли. Пали на самое дно.

Среди всех нас Хирата понес наибольший урон.

Как и в охоте за мусором, он взвалил на себя бремя уплаты личных очков, необходимых для замены участника, и на данный момент уже потерял значительное их количество. Это чрезвычайно трудная ситуация, когда мы вынуждены бороться за победу в состязаниях без нашего главного козыря, Судоу.

— Не похоже, что Судоу-кун собирается возвращаться.

— Хирата, ты планируешь оплатить замену и для следующего соревнования?

— Да. Потому что это необходимо. Это необходимые расходы.

Хоть для всех остальных это и было удобно, но Хирата заплатил уже целых три раза. Дважды за Судоу, который пропустил охоту за мусором и всенаправленное перетягивание каната, и один раз за Хорикиту, которая всё ещё не вернулась обратно. Действительно большая сумма.

Если он оплатит замену и для следующего состязания, то в общей сложности потратит 500 000 очков. Неважно, какую сумму Хирата смог накопить до этого момента, это все равно громадные траты.

— Ну... если не Судоу, то хотя бы Хорикита, скорее всего, позже вернет заплаченные за её замену очки.

Хоть сейчас её и в самом деле здесь нет, но это довольно бесчеловечно, заставлять Хирату оплачивать все замены. К счастью, Хорикита, как и Хирата, на предыдущем экзамене получила довольно большую сумму очков.

— Не пора ли тебе распределить расходы среди других? Я имею в виду тех, кто участвует в соревнованиях.

— Может быть. Но 100 000 очков — это большая сумма, и накопить столько непросто. Именно я предложил все эти замены, так что не могу ходить и выпрашивать у всех очки.

— Тебе не кажется, что вина лежит на том, кто сбросил с себя ответственность и оставил нас на произвол судьбы?

Не стоит забывать о том, что вдобавок ко всему Судоу избил Хирату. Однако, он, похоже, об этом даже и не думал.

— Не стоит забывать о победе класса, но, помимо этого, если мы сможем занять высокие места и выиграть призы, это даст нам преимущество на экзаменах. Лучше всего будет продолжать участвовать. Если придётся платить самостоятельно, то, скорее всего, большая часть учеников откажется от участия.

Конечно, большинство учащихся, которые остро нуждаются в баллах для предстоящих экзаменов, также беспокоятся и о своем финансовом положении. Конечно, все они хотят получить дополнительные баллы, но поскольку есть вероятность того, что даже заплатив, после этого они займут плохие места и окажутся ни с чем, люди будут колебаться.

Для них будет катастрофой, если они потеряют личные очки и при этом не заработают баллов для экзаменов.

Оставшиеся соревнования — это смешанная трехногая гонка и 1200-метровая эстафета, которая будет финальным состязанием.

Хирата намеревался опросить присутствующих, чтобы выяснить, заинтересован ли кто-либо в участии. Однако, прежде чем он начал, к нам подбежала Кушида.

— Эмм, Хирата-кун. Ты позволишь мне помочь? Я хотела бы поучаствовать в трехногой гонке. Конечно же, я сама заплачу за это очки... можно?

— А?

Как ни странно, но той, кто вызвалась участвовать, была именно Кушида.

— Я не могу позволить Хирате-куну в одиночку нести это бремя. Кроме того, хочу сделать всё возможное ради Судоу-куна и Хорикиты-сан...

— Конечно. Это отличное предложение, поскольку ты довольно хороша в спорте.

— Спасибо. Тогда я пойду и скажу Чабашире-сенсею, что буду участвовать вместо Хорикиты-сан.

Сказав это, она убежала.

— Так, теперь осталось найти парня. Пойду поспрашиваю людей.

— Эй, Хирата. Ничего, если я выступлю вместо Судоу на этом соревновании? Я заплачу очки. Если ты, конечно, не возражаешь, поскольку я не могу обещать нам первое место.

— Ну... хорошо. Конечно, я не возражаю... но ты и в самом деле уверен?

— Просто чувствую себя неудобно, поскольку ты несешь это бремя в одиночку. Вдобавок, я немного волнуюсь по поводу следующего экзамена, так что хотел бы попытаться заработать хотя бы один балл.

Получив разрешение, я сразу же отправился вслед за Кушидой и присоединился к разговору, который она уже вела с Чабаширой-сенсеем.

— Значит, Аянокоджи, ты собираешься заменить Судоу?

— Да.

— Как необычно, учитывая, что ты предпочитаешь быть зрителем.

— Значит, Аянокоджи-кун собирается бежать вместо Судоу-куна. С нетерпением жду этого.

— Я тоже. Я не очень быстр, так что заранее прошу прощения.

— Думаю, что в трехногой гонке важнее наша координация, чем скорость.

Разговаривая так, мы начали подготовку к состязанию.

— Яхуу... Аянокоджи-кун. И Кикё-тян. Похоже, что мы все в одной группе...

Сказав это, к нам подошла Ичиносе. Вместе с ней был Шибата.

— Ого... Нам придется действительно тяжело, если вы двое будете с нами в одной группе...

— Хоть Шибата-кун и потрясающ, я же не особенно хороша. Ещё даже ни разу не заняла первого места.

— В самом деле? Довольно неожиданно.

— Один раз я заняла 2-ое место, а в остальных состязаниях — 4-ое и 5-ое места. Сказать по правде, сейчас вместо меня должен был участвовать другой человек, но она вывихнула ногу на 200-метровом забеге. Похоже, сегодня довольно много людей получили травмы.

По всей видимости, и у класса B тоже есть отсутствующие участники. Значит, эта пара всего лишь результат импровизации.

— Шибата-кун, я свяжу наши ноги?

— Хорошо.

И пара класса B начала радостно связывать свои ноги.

— Ладно, мы тоже должны начинать... эмм, могу я оставить связывание ног на тебя? Если это начнет делать парень, то будет не очень хорошо смотреться со стороны.

— Ладно. Но странно, Аянокоджи-кун, разве не ты отлично справился с этим во время тренировки с Хорикитой-сан?

Кушида очень внимательно следит за всеми одноклассниками. Эта мысль часто появляется в моей голове.

— Она... исключение из правил. Я не могу позволить себе делать то же самое с другими девушками.

— Ты хочешь сказать, что она для тебя особенная?

Она, скорее, не особенная, а просто обладает особым статусом. Но словами это выразить довольно трудно.

— Трудно поверить, что Хорикита-сан отправилась на поиски Судоу-куна... как бы это сказать, Хорикита-сан всегда делает всё возможное, чтобы ничего не пропустить, верно?

— Я тоже был удивлен этим.

— На мой взгляд, ты вовсе не выглядел удивленным.

Сказала так Кушида, присев на корточки и обвязывая веревкой мою ногу.

— Это просто потому, что мне трудно выразить это внешне.

— Ты имеешь в виду свой покерфейс?

— Кушида.

— Подожди ещё немного, хорошо? Я уже почти закончила.

Ответив милым голосом, Кушида завязала красивый узел. Я решил резко её прервать.

— Это ведь ты, да? Предатель, который передал таблицу участников классу C.

— ... Аянокоджи-кун. Что с тобой случилось так внезапно? Даже для шутки это слишком жестоко...

— Я видел это. Ты сфотографировала на свой телефон нашу таблицу участников, которая была нарисована на доске.

— Я просто сохранила её на память. У меня были бы большие проблемы, если бы я забыла, когда и где должна выступать.

— Запоминать порядок, делая записи только от руки. Никаких фотографий. Разве не такова была договоренность?

— Правда? Прости, я совсем об этом забыла.

Закончив завязывать веревку, Кушида медленно встала, улыбнувшись мне, как и обычно.

— Случайно, не это ли и заставило тебя подозревать меня?

— Извини, но я уверен в своей правоте. Если бы это было не так, то класс C не смог бы так легко побеждать нас.

Время, когда мы можем стоять вот так рядом друг с другом, ограничено. В каком-то смысле, это прекрасная возможность поговорить.

— Хм, но всё же, даже если кто-то передал классу C нашу таблицу участников, это ведь вовсе не значит, что они легко и гарантированно выиграют?

— Это правда.

Конечно, поскольку результаты класса C нельзя назвать несравненными и недостижимыми, то установить истину будет трудно. Даже если они и получили нашу таблицу, выиграют они или нет — это все ещё зависит от команд классов A и B.

Тем не менее, факт остается фактом — это сильно повысило их шансы на победу.

— Эй, Аянокоджи-кун. Твое предположение о том, что я ответственна за утечку информации нашего класса, и то, что для тебя моя фотография стала решающим фактором... Это значит, ты знал, что таблица участников была передана на сторону, верно? Тогда почему ты ничего не предпринял? Разве ты не мог подать школе новую версию таблицы в качестве контрмеры против всего этого? Если бы сделал это, то таблица участников, которую сфотографировала я, стала бы бесполезной, ведь так?

— Это бессмысленно. Если предатель — один из учеников класса D, то это бы не сработало.

— Что ты имеешь в виду?

— Например, предположим, что мы и в самом деле изменили бы нашу таблицу, как ты и предложила, Кушида. Затем бы тайно предоставили новый вариант школе. В этой ситуации, если предатель из класса D, он может в любой момент всё проверить. Достаточно просто попросить Чабаширу-сенсея показать таблицу; предатель будет в своем праве, поскольку он ученик класса D.

Если кому-то захочется просто посмотреть и проверить таблицу участников своего класса, то это разрешено делать в любое время. Другими словами, даже если тайно внести какие-то корректировки, то итоговый вариант все равно уйдет на сторону, поскольку таблицу можно будет проверить в любое время.

Кушида... нет, Рьюен, без всяких сомнений, так бы и поступил в этом случае.

— Но если держать таблицу участников в секрете до последней минуты, а затем отправить её школе, то, даже если кто-то из другого класса и увидит её, он не сможет ничего изменить в своей команде, верно? Я всё ещё думаю, что ты мог заранее предотвратить всё это.

— Что ж, в таком случае таблица участников, возможно, и не была бы передана на сторону. Я не думал так далеко наперед.

— Ах, но если бы ты сделал что-то подобное, то впоследствии это сбило бы наших одноклассников с толку, как мне кажется... так не пойдет, верно?

Чтобы предотвратить шпионаж ради таблицы участников, нужно заранее предпринять меры. Конечно, как и сказала Кушида, если предоставить свою таблицу школе незадолго до крайнего срока, то затем соперник уже не смог бы ничего сделать, даже если бы заполучил указанную информацию, поскольку время уже прошло.

Однако, это вызовет путаницу среди наших одноклассников, которые не в курсе всего этого. Также это вызовет у них недовольство, поскольку изменения бы сделал кто-то один, несмотря на то, что ранее все уже достигли консенсуса.

Поэтому, принимая это во внимание, а также возможность утечки информации, оптимальным планом действий было бы сделать несколько вариантов таблицы участников класса.

Таким образом, независимо от того, какой из них будет представлен в итоге, мы всё равно сможем полноценно состязаться. Также это подействует как контрмера против любых утечек и не вызовет никакого сопротивления со стороны класса; соперники, с которыми мы столкнемся, также будут случайными, поэтому они ничего не смогут с этим поделать.

Возможность утечки была бы полностью нейтрализована.

— Я понимаю, в чем суть всего этого, но я невиновна, понимаешь? И я не хочу подозревать своих одноклассников.

— Значит, тогда мы должны обратиться к Чабашире-сенсею? Были ли ученики, которые проверяли таблицу участников после того, как она была отправлена школе. Если да, то такой человек, без сомнения, виновен во всем.

Тем более, если этим человеком был кто-то вроде Кушиды, которая уже призналась, что сфотографировала таблицу на свой телефон; если затем она вдруг решила проверить её, тогда это будет ещё более подозрительно.

— ...

Кушида закрыла рот, и впервые улыбка исчезла с её лица. Другими словами, этот невербальный ответ подтверждал мои слова. Однако, затем Кушида вновь широко улыбнулась.

— ... хе-хе. Ты и в самом деле нечто, Аянокоджи-кун.

Кушида засмеялась. Это было лицо, которое я уже видел ранее, та сторона Кушиды, которую я не знал.

— Ничего не поделаешь, шила в мешке не утаить. Ты прав, это я передала информацию о нашей таблице участников.

— Значит, ты признаешь это?

— Да. Я в любом случае была бы разоблачена, стоило только спросить Чабаширу-сенсея. Это был лишь вопрос времени. Кроме того, даже если я признаюсь во всём тебе, Аянокоджи-кун, то уверена, что меня не раскроют. Ты ведь не забыл, не так ли? Моя униформа, которую ты трогал? Если об этом узнают, то для тебя это станет большой проблемой, ты ведь понимаешь?

Это была угроза. Если я разоблачу предательство Кушиды, то она передаст школе свою униформу с моими отпечатками на ней.

— Конечно, я не смогу разоблачить тебя. Но скажи мне ещё кое-что. Экзамен на корабле. Все вышло именно так, потому что ты через Рьюена сообщила другим ученикам о том, что являешься «целью», верно? И ты попросила его об ответной услуге в обмен на эту информацию.

— И что же это за услуга? Знаешь ли ты, чего я так сильно хотела добиться, что даже предала свой класс?

— Ты так нагло и откровенно действовала на этом спортивном фестивале, что я бы нашёл ответ, даже если бы и не хотел. Это то же самое, о чём ты говорила со мной некоторое время назад, не так ли?

— Ахаха... да, действительно. Ты и в самом деле всё понял.

— Да. Почему ты решила предать свой класс? Я хотел бы узнать конкретную причину, стоящую за твоими поступками.

— Я хочу, чтобы Хорикита Сузуне была исключена. Это и есть причина.

— Я просто всё никак не мог понять, почему ты так настойчива и упорна, когда дело доходит до противостояния Хориките.

Я хотел, чтобы они решили этот вопрос между собой до начала спортивного фестиваля, но ничего из этого не получилось.

— Извини, но я собираюсь добиться исключения Хорикиты-сан. Чтобы ты не говорил, я не передумаю.

— Другими словами, ради этой цели ты будешь даже саботировать действия класса D?

— Верно. Я не против того, чтобы оставаться в низших классах. Исключение Хорикиты-сан меня устроит. Не пойми меня неправильно. Как только Хорикиты-сан здесь больше не будет, я буду всеми силами сотрудничать с нашими одноклассниками и стремиться к классу А. Обещаю это.

Судя по всему, остановить Кушиду уже невозможно. С какой же решимостью она совершила это предательство. По всей видимости, если потребуется, ради своей цели она будет сотрудничать даже с такими людьми, как Катсураги, Ичиносе или Сакаянаги.

— Ах, но я изменила своё мнение насчет кое-чего. Только что. Теперь ты, Аянокоджи-кун, тоже в моём списке людей, подлежащих исключению из этой школы. Другими словами, после вашего с Хорикитой изгнания, я вместе со всеми буду стремиться к классу A.

Она произнесла это со своей обычной улыбкой. Улыбкой, которая буквально ослепляла.

— Ты не думала о том, что Рьюен-кун может выдать тебя?

— Я не идиотка, поэтому не оставила никаких следов и доказательств. Для Рьюен-куна обыгрывать других людей — обычное дело, и вдобавок ко всему, он лжец. Предаст он меня или нет, я уже сделала свою ставку.

Я просто хотел сказать, что есть много способов обмануть другого человека. Похоже, Кушида серьезно настроена сокрушить Хорикиту.

Если среди одноклассников появляется предатель, то, в конечном итоге, всё закончится тем, что класс без конца будет сражаться в безнадёжных битвах. Наша таблица участников, наша стратегия — вся эта информация ушла на сторону. Надеяться на победу в таком случае — просто безрассудно.

Что ж... человек, который допустил факт существования предателя и оказался не в состоянии сформировать какую-либо стратегию против этого, также виноват.

Тот, кто использует предателя в наших рядах, чтобы реализовать свой план, который проложит ему путь к победе, действительно талантлив.

— У Хорикиты-сан сплошные неприятности на этом спортивном фестивале. Жаль, что ты не смог ей помочь, верно?

— Я ничего об этом не знаю.

После того, как я дал ей этот короткий ответ, мы с Кушидой начали наше состязание в трехногой гонке, противостоя друг другу.