Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
01.12.2019 16:37
Спасибо за перевод.

Часть 3

С момента ухода Судоу прошло около часа. Если фестиваль проходит, как и запланировано, то сейчас наш класс уже должен готовиться к финальному соревнованию. Брешь, оставленная в наших рядах уходом Судоу-куна, в любом случае незначительной не назовёшь. Я могу ожидать от Хираты-куна и остальных упорной борьбы, но надеяться на хороший результат не стоит.

Я не могу делать ничего другого, кроме как бесцельно стоять на одном месте.

Я так и стояла перед лифтом. Даже если мне скажут вернуться в наш лагерь и отказаться от участия, у меня все равно не будет возможности заплатить сумму, необходимую для замены. Имеющиеся у меня очки позже будут забраны Рьюен-куном. Другими словами, я даже не смогу заплатить за собственную замену. Вернувшись в лагерь, буду лишь только бесполезна.

Но это не единственная причина, почему я не могу покинуть это место.

Даже если я ненадолго покину свой пост, а Судоу-кун в это время вернется, то он, несомненно, будет разочарован. Даже несмотря на то, что поражение класса D уже практически произошло, я всё равно хочу сделать всё возможное.

Я верю, что Судоу-кун вернется.

Вот и всё.

И затем моё ожидание окупилось.

— Ты... ты и правда всё это время была здесь?

— Наконец-то ты вернулся, Судоу-кун.

Я сохраняла своё самообладание, но в глубине души была счастлива.

Счастлива до такой степени, что непроизвольно выкрикнула вслух имя Судоу, увидев его фигуру в лифте.

Я действительно благодарна тем, кто установил камеры, транслирующие кабину лифта. Это дало мне время, чтобы успокоиться.

— Разве всё ещё не закончилось? Спортивный фестиваль, я имею в виду.

— Может быть и так. Но если вернемся сейчас, то ещё успеем на какое-нибудь соревнование.

— И смысл? Даже если поучаствуем, мы уже всё равно проиграли.

— Что ж, класс D и в самом деле может ожидать катастрофический результат, даже превосходящий все наши опасения. Я была вынуждена отказаться от участия из-за своей травмы, а Коенджи-кун отсутствовал с самого начала. И Судоу-кун покинул нас посреди соревнований. А наши одноклассники, по сравнению с другими классами, не имеют больших шансов на победу.

Соревнования Рекомендованных учеников, в которых я хотела принять участие, чтобы попытаться исправить ситуацию, несомненно, окажутся для нас катастрофой.

— Поскольку ты проделал весь этот путь, я полагаю, это значит, что ты собираешься вернуться и участвовать в соревнованиях?

— Нет. Я просто пришёл проверить, здесь ты или нет...

— Прождав тебя целый час, я думала о многом. Что я за человек, что ты за человек. И всё переосмыслила. В конце концов, мы с тобой похожи.

Оставшись наедине, я успокоилась и наконец почувствовала, что нашла чёткий и ясный ответ.

— У нас нет ничего общего. Мы с тобой слишком разные.

— Нет. Мы с тобой похожи друг на друга. Чем больше я думаю об этом, тем больше это чувствую.

Это не было ложью. Эти слова исходили из глубин моего сердца.

— Всегда один. Всегда одинок. Но ты верил, что сможешь всего добиться и продолжал бороться. Если между нами и есть разница, то это то, от кого мы ждем признания — от одного-единственного человека или от группы людей. Я уже рассказывала тебе о президенте студсовета, так что ты знаешь об этом, верно?

— Да. Тот парень, что всегда важничает, да? Он что-то с чем-то.

— Он мой старший брат.

— ... ох?... кстати говоря, ты говорила, что поссорилась с ним... верно?

Когда Судоу-кун вспомнил об этом, я начала рассказывать ему о своем брате.

— Наши родственные отношения далеки от хороших. Причина в том, что у меня нет таланта. Моему исключительному брату не нравится быть связанным с таким бесталанным человеком, как я. Вот почему я старалась стать кем-то выдающимся. Как в учебе, так и в спорте. И стараюсь даже сейчас.

— П-Погоди минутку. Хочешь сказать, что ты не умна и не хороша в спорте?

— С точки зрения обычного человека — возможно. Но с точки зрения моего брата, в этом нет ничего особенного. Только то, что обычно и ожидается.

По всей видимости, Нии-сан достиг моего текущего уровня на 1-ом или 2-ом году средней школы. Хотя это могло произойти и ранее.

— Вот почему я всегда бежала вперед, стараясь догнать своего брата, не сближаясь ни с кем вокруг. И в результате всегда была одна. Всякий раз, когда оглядывалась вокруг, то видела, что рядом со мной никого нет. Даже на этом спортивном фестивале я была очень расчётлива. Думала, что если приму участие во множестве соревнований и покажу результат, то даже мой брат обратит на меня внимание. И это единственная причина, почему я сказала, что хочу быть последним бегуном на эстафете. Потому что у меня была слабая надежда, что если сделаю это, то он поговорит со мной или подбодрит. Ради класса или ради себя — в глубине души для меня всё это было не так важно.

Борясь со слабостями Судоу-куна, я также преуспела в борьбе против своих собственных.

— Неужели он и правда не признаёт тебя? Даже когда ты так стараешься.

— Верно. Нисколько, ни капельки. Но теперь я наконец поняла. У меня совсем нет таланта. Во время этого спортивного фестиваля я спотыкалась то тут, то там, как и задумывал Рьюен-кун, и не смогла выдать ни одного удовлетворительного результата. Мой брат ни за что не признает меня. А единственная причина, по которой я стремлюсь к классу A — это признание моего брата. Ничего не изменилось. Но я осознала, что методы, которые использовала для достижения этого, были ошибочны. Я не одинока. Имея союзников, я, возможно, смогу достичь этой вершины.

— Разве ты не собираешься сдаться?

— Возможно, именно это и есть разница между нами. Я никогда не сдамся. Я буду упорно трудиться, чтобы мой брат признал меня, чтобы стать кем-то, кто не будет для него позором.

— Идти по такому пути — это больно...

— Полагаю, так и есть. Если ты единственный человек во всем мире, то тогда без всякого сомнения можно жить в спокойствии, не страдая. Но думать о таких вещах бессмысленно. Потому что мы не одиноки. Во всем мире живут миллиарды людей, и даже рядом с нами их много. Мы просто не можем игнорировать это.

Человек не может выжить в одиночку. Люди должны идти по своему жизненному пути вместе с кем-то другим.

Этот спортивный фестиваль оказался тяжелым испытанием для класса D, и всё же он стал чем-то, за что мне стоит сказать спасибо.

— Я сказала, что ты продолжаешь вести себя агрессивно. Поэтому и отвернулась от тебя. Но дело не в этом. Это не было правильным ответом. Если тебе когда-нибудь покажется, что ты вновь сбился с пути, то я буду рядом, чтобы помочь тебе вернуться. Поэтому, до тех пор, пока мы не выпустимся, пожалуйста, одолжи мне свою силу. Я тоже обещаю дать тебе свою силу в меру своих возможностей.

Я уставилась в его глаза. Посмотрела, не отводя взгляда. Потому что хотела, чтобы он принял мою решимость.

— Ещё совсем недавно всё было не так... Почему же сейчас твои слова значат так много?

— Может быть, потому что я честно признала правду. Правду... что я жалкий человек, и до этого предпочитала лишь закрывать на это глаза.

Я не могу поделиться этим со всеми. Однако, если это будет кто-то, такой же как я, то это другое дело.

— Я скажу это ещё раз, Судоу Кен-кун. Одолжи мне свою силу.

— Хорикита...

Судоу-кун с силой сжал кулаки и ударил ими себя по лбу.

— Аа... что это за чувство? Я не понимаю, но чувствую, что мои глаза, наконец-то, открылись...

Он сказал это, сделав шаг мне навстречу.

— Я буду сотрудничать с тобой, Хорикита. Я... Я чувствую, что впервые моё существование признали за пределами баскетбольной площадки. И поэтому хочу ответить на твои чувства.

Я чувствовала на своем лице естественную улыбку, возникшую после его слов. Чувствовала впервые. Интересно, что это сейчас так пульсирует в моей груди. Могу лишь сказать, что это не дружба или любовь.

Что-то другое... Верно, чувство смущения от того, что теперь у меня есть кто-то, кого я могу назвать своим товарищем. Это нечто совсем иное, отличное от моих отношений с Аянокоджи-куном и братом.

То, чего мне не хватает. То, в чем явно испытываю недостаток. Интересно, сделала ли я первый шаг вперед.