Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
ricco88
01.12.2019 16:37
Спасибо за перевод.

Эпилог. Начало новой эры

Вступление

(И как всегда мы возвращаемся к основной истории)

1200-метровая эстафета, последнее состязание соревнований Рекомендованных учеников, которое завершает спортивный фестиваль, должна было вот-вот начаться. Нарастающее в воздухе напряжение чувствовал не только класс D.

— Последнее соревнование... И даже здесь нам придётся сделать замену...

— Хха, хха. Простите, что заставил ждать! Как тут дела?

К нам приблизился запыхавшийся Судоу, вскоре после которого вернулась и Хорикита.

— Судоу-кун, ты вернулся.

— ... прошу прощения, поход в туалет по-большому немного затянулся.

Судоу был бодр и жизнерадостен. Однако большинство одноклассников смотрело на него весьма неприветливо. Судоу в ответ не стал отводить взгляд и посмотрел им прямо в глаза.

— Простите. Все это случилось потому, что я сорвался и ударил Хирату, чем подорвал дух нашего класса. И это моя вина, что класс D оказался в таком тяжелом положении.

Сказал Судоу и, прежде чем кто-либо начал его обвинять, глубоко поклонился. Если бы он оставался прежним собой, каким был ещё совсем недавно, то ни за что бы так не поступил.

На мой взгляд, с ним определенно что-то случилось.

Хирата после краткого мгновения удивления радостно рассмеялся.

Его щека, которая несколько распухла, выглядела довольно болезненно. Но, кажется, это его даже не волновало.

— Что с тобой случилось, Кен? На тебя это не похоже.

Неожиданно вмешался Ике, увидев происходящее.

— Я признаю, что был не прав. Пожалуйста, позволь мне извиниться и перед тобой, Кандзи.

— Ты не виноват в моем проигрыше и во всём этом. Я не очень хорош в спорте... Извини, что оказался бесполезен.

Одно извинение следовало за другим. Уставившиеся на Судоу ученики были не в состоянии принести своему классу тот же результат, что и он.

— Если вы ещё не произвели замену на эстафету, то, пожалуйста, разрешите бежать мне.

— Среди нас нет никого другого, кроме Судоу-куна, на кого мы могли бы возложить эту задачу. Верно, ребята?

Правила финального соревнования, 1200-метровой эстафеты, гласят, что это состязание смешанное — то есть должны участвовать как парни, так и девушки. Состав бегунов от каждого класса должен быть сбалансирован по полам.

Три парня и три девушки должны пробежать по 200 метров.

— Могу ли я попросить о замене...? Со своей ногой попросту не смогу добиться хороших результатов.

После того, как ситуация с Судоу была разрешена, Хорикита озвучила свою просьбу с извиняющимся выражением на лице.

— Ты уверена, Хорикита? Ты ведь так хотела бежать в этой эстафете, верно?

— ... Ничего не поделаешь. Я не уверена, что в своем текущем состоянии смогу победить даже Ике-куна. Простите.

В повисшей среди учеников мрачной тишине Хорикита по примеру Судоу отвесила глубокий поклон.

Интересно, была ли она когда-нибудь до этого так честна с собой и с другими.

Дух и тело Хорикиты были сломлены Рьюеном. Все это время она так крепко цеплялась за роль последнего бегуна — и всё потому, что Хорикита представляла себя рядом с братом.

Её руки дрожали от безысходности, она отчаянно боролась за мечту, которая не могла осуществиться.

Если бы Хорикита настояла на своем и всё равно бы приняла участие в соревновании, то класс Dбы однозначно проиграл.

Услышав просьбу, Хирата кивнул и решил, что Кушида будет участвовать вместо Хорикиты.

Судоу, Хирата, Мияки, Маезоно и Онодера. Пятеро вместе с Кушидой приняли вызов.

В классе D нет других бегунов, кроме них, способных принять участие в этом соревновании. Состав был утвержден; стоило мне кинуть на него взгляд, как Хирата в тот же момент открыл рот.

— Эмм... извини за внезапность, но дело в том, что я...

Но тут, прерывая его, заговорил ещё один ученик.

— Подождите, пожалуйста. Простите, но... могу ли я тоже сняться с соревнования?

Тем, кто сказал это, был Мияки, один из парней, собиравшихся бежать в финальной эстафете. Кажется, он потянул правую ногу.

— По правде говоря, я вывихнул лодыжку во время 200-метрового забега, ещё до обеденного перерыва... Я думал, что, если отдохну, станет легче, но нога всё равно болит.

Оказывается, даже сейчас у нас есть травмированные участники.

— В таком случае, похоже, нам понадобится найти замену среди парней.

Сказав это, Хирата замолчал и огляделся.

Однако в финальном соревновании ни один ученик не захочет участвовать, если не будет абсолютно уверен в своей скорости. После недолгого ожидания добровольцев не нашлось, и я решил выдвинуть свою кандидатуру.

— Тогда ничего, если побегу я? Разумеется, я заплачу за замену.

— Ох, ты и правда хочешь, Аянокоджи? Кстати говоря... ты быстрый?

Конечно же, ни у кого не сложилось впечатление, что я быстр.

— Полностью поддерживаю его предложение. Я наблюдал за ним до сих пор, и думаю, что это тот человек, который обязательно принесёт результат.

Одних этих слов Хираты оказалось достаточно, чтобы снять все возражения. Это вес слов человека, который заработал всеобщее доверие, ежедневно подтверждая свои слова делами. Это не дало и шанса никому возразить.

— Кроме того, нельзя сказать, что класс D выставил своих лучших бегунов. Поэтому наша стратегия должна основываться на том, чтобы перехватить инициативу и затем сохранить это лидерство. Что скажешь, Судоу-кун? Учитывая правила, я думаю, что мы обеспечим себе преимущество, если сразу же оторвёмся от остальных бегунов. Если правильно стартовать, и Судоу-кун, который быстро бегает, обгонит всех остальных, то мы сможем одним махом создать нужный отрыв. Я сохраню это преимущество и передам следующему бегуну.

В Финальной эстафете все 12 участников, включая учеников старших годов, должны будут начать бежать одновременно.

Поскольку дорожек для всех не хватит, то мы должны будем стартовать в тесноте, практически прижимаясь плечами друг к другу.

Правила гласят, что, если обогнать другого участника, то можно занимать внутреннюю по отношению к нему дорожку. Другими словами, самое главное здесь — хороший старт. Если суметь сразу вырваться вперед, то не будет угрозы оказаться запертым в ловушке бегущей толпы.

— ... ну, ничего не поделаешь. Если хотим победить, другого пути нет.

Судоу побежит первым. Хирата, который сможет обеспечить гарантированный результат, будет вторым.

После этого придет очередь трёх девушек, включая Кушиду, и, в самом конце последним побегу я. Такой вот порядок. Кажется, мне даже дали более высокую оценку, по сравнению с девушками, раз доверили роль последнего бегуна.

Если говорить о причинах этого, то они, вероятно, хотели поставить меня против более медленных учеников. Это должно избавить меня от проблем.

Лучшие представители всех классов и всех годов обучения собрались в центре поля; среди них можно было увидеть фигуру Хорикиты-старшего, а также ученика второго года Нагумо.

— Оставляю это на тебя, Судоу-кун!

Прокричал Хирата, и Кушида вместе с другими бегунами тоже начали громко его поддерживать. Судоу с решительным взглядом вышел на дорожку. Кажется, 1-му году в определенной степени повезло, поскольку класс D занимает самую внутреннюю дорожку. В то же время класс A 3-го года располагается на самой дальней, внешней дорожке.

Если говорить о третьегодках, то у них первыми побегут трое девушек, другими словами, на старте у нас будет явное преимущество.

Когда всеобщее волнение достигло вершины, финальная эстафета, наконец, началась.

Конечно, у класса D больше нет шансов выиграть спортивный фестиваль, но, если сейчас мы одержим победу, то это может кардинально изменить будущее. У всех сейчас должно было быть такое предчувствие.

Из нашего лагеря доносились крики поддержки.

— Это было близко. Ещё чуть-чуть, и я бы отказался от участия.

— Полагаю, так. Травма Мияки оказалась неожиданностью.

С самого начала я планировал заменить Хирату и принять участие в финальной эстафете. Конечно, никто, кроме него, не знал об этом.

— С этим ведь нет проблем, да? Аянокоджи-кун?

— Да. Прости, что взвалил всю работу на тебя.

— Для меня, как для члена класса D, с этим проблем нет. Я бы предпочел, чтобы поражений от Рьюен-куна больше не было. Я буду прав, если предположу, что он будет несколько удивлен твоей скоростью?

— Я сделаю всё возможное, чтобы не подвести наш класс. Что сейчас важнее — давай поддержим Судоу-куна.

Судоу без какого-либо намека на нервозность превосходно стартовал в тот же момент, как прозвучал сигнал.

Лучший стартовый рывок, который я видел за этот день. Начиная с самого первого своего шага, он показал достаточную скорость, чтобы обогнать 11 остальных человек. «Вау!» — я слышал подобные возгласы даже среди участников этой эстафеты.

— Поразительно быстро.

Даже наблюдавший сейчас со стороны Шибата воздал должное Судоу. Он бежал со скоростью, неподвластной остальным.

Парни 2-го и 3-го годов тоже должны были быть быстрыми, но они увязли в толпе бегунов и сейчас боролись за позиции.

Обогнав их с самого старта, Судоу сохранил лидерство на последних 15 метрах и вскоре пересек финишную черту и вернулся обратно к нам.

— Оставляю это на тебя, Хирата!

Класс D взревел в ответ на это. Эстафета перешла к следующему бегуну — Хирате.

Человек, совмещающий в себе всё, который преуспел как в учёбе, так и в спорте. Он блистал даже здесь.

Другие ученики пытались догнать и сократить разрыв, однако образовавшаяся дистанция всё никак не сокращалась, и наше «запланированное» лидерство сохранилось вплоть до Онодеры, которая бежала третьей.

Если и возникнут проблемы, то именно сейчас. Для девушки Онодера быстра. Однако парни, бегущие позади, постепенно к ней подбирались. Если так пойдет и дальше, то наш отрыв, без сомнений, исчезнет.

К тому времени, когда эстафета перешла к Маезоно, бежавшей четвертой, нашего преимущества уже практически не существовало; и хоть она бежала изо всех сил, её обогнал парень из A класса 2-го года.

Один за другим начинали бежать следующие участники.

Мы стремились к 1-му месту, но, как и ожидалось, ученики старших годов были грозными соперниками. Ко всему прочему, Маезоно обогнал кто-то из класса A 3-го года, и все остальные тоже постепенно её догоняли. Таким образом, впереди неё бежало уже двое человек.

Как и ожидалось от этого соревнования, ха...

Однако подобные события — неотъемлемая часть спортивного фестиваля. Девушка из класса A 3-го года, которая бежала четвёртой в своей команде, споткнулась и упала за 50 метров до своего финиша.

Она запаниковала и быстро поднялась, но кто-то из класса А 2-го года благодаря этому вырвался вперед, и таким образом обеспечил себе серьезный отрыв.

К тому времени, когда эстафетная палочка перешла к Кушиде, бежавшей пятой, ученик класса А того же года обогнал ученика класса D, из-за чего наша команда опустилась на 7-е место. Как и ожидалось, когда дело доходит до общего потенциала и возможностей, другие классы имеют преимущество.

Я думал, что мы, по крайней мере, можем занять одно из первых трёх мест, однако эта битва оказалась тяжелой.

В сложившейся ситуации, когда первогодки оказались даже не способны оказать достойную конкуренцию, класс B 1-го года единственный, хоть и с трудом, но смог удержать 3-е место.

Главный козырь класса B, который неизбежно привлекает всеобщее внимание, Шибата, кажется, бежит последним и так же, как и я, сейчас ждёт своей очереди, приняв стартовую позу.

Поскольку четвертый бегун класса А 3-го года упал, то сложившаяся ситуация между людьми, которые бежали последними и сейчас выстроились на линии старта, кардинально изменилась.

— Похоже, мы выиграем это сражение, президент Хорикита. Если это возможно, то я хотел бы бежать против вас.

Взглянув на приближающегося бегуна-лидера, ученик класса A 2-го года, Нагумо, рассмеялся. /

Между текущим лидером и учеником A класса 3-го года, бежавшим на втором месте, была примерно 30-метровая дистанция. Расстояние, которое даже при равных способностях никто не сможет отыграть.

— Скорее всего, мы победим даже по общим очкам. Похоже на рассвет новой эры.

— Скажи, ты серьезен насчет изменений этой школы?

— До этого момента было недостаточно веселья, когда дело доходило до студенческого совета. Он упрямо цепляется за свои традиции. Несмотря на то, что говоришь такие суровые вещи, ты никогда не забываешь оставить пути отхода. Тех мягких правил, которые оберегают от исключения, больше не будет. Такие вещи больше не нужны, верно? Я напишу новые правила. Чтобы создать в этой школе настоящую меритократию[✱]Меритократия — элита, принадлежность к которой определяется скорее способностями и компетентностью, чем социальным происхождением.

Сказал Нагумо и медленно пошел вперед, начиная свой разбег.

Через пару мгновений ему была вручена эстафетная палочка.

Вскоре Шибата в результате идеальной передачи тоже получил свою эстафету и стартовал на 2-ом месте.

— Отлично! Остальное предоставьте мне.

С горящими глазами Шибата побежал вперед, начиная свое преследование Нагумо.

Поскольку участники, стоявшие до этого между нами, убежали, я смог обменяться взглядами со старшим Хорикитой.

Не так много информации можно собрать из краткого разговора, но, прежде всего, этот человек — боец.

— Подумать только, что ты будешь последним.

— Я просто заменяю травмированного человека. Изначально должна была бежать твоя сестра.

— Ясно. Она сражается в своей собственной манере.

Хорикита Сузуне мечтала о том, чтобы стоять рядом с Хорикитой Манабу, даже если это будет длиться всего пару секунд.

Даже если она и не могла выразить всё словами, Хорикита, вероятно, надеялась передать свои чувства.

— Я наблюдал за вашим классом и до недавнего времени думал, что вы, ребята, безнадёжны. Однако на этой финальной эстафете я ничего такого не чувствую. Что произошло?

— Значит, ты и в самом деле следишь за нами. Класс D 1-го года обучения — это не то, на что ты должен обращать внимание, разве не так?

— Я наблюдаю за всеми классами. Исключений нет.

— Если в нашем классе что-то и изменилось, так это твоя сестра.

— ... Ясно.

Никакого удивления. Он лишь коротко ответил мне со своей спокойной и хладнокровной интонацией.

— Я задам один вопрос. Что насчет тебя? Не вижу в тебе никакого энтузиазма.

— Я таков, каков и всегда. Я не заинтересован в этом спортивном фестивале. И уже сейчас могу предсказать результат.

Чувства класса.

Чувства Судоу.

Чувства Хорикиты.

Мне это не сильно волнует.

Просто у меня возникло предчувствие.

— Ты не сможешь увидеть это после того, как выпустишься, но... наш класс станет сильнее.

— Я не заинтересован в таком предполагаемом будущем.

Когда Хорикита-старший взглянул на приближающегося товарища по команде, я остановил его своими словами.

— Тогда, в таком случае, ты не заинтересован в том, чтобы увидеть, каким именно человеком я являюсь?

— Что?

Самый подходящий момент для начала разбега. Однако, как я и ожидал, Хорикита-старший остался на месте.

— Если ты тоже хочешь этого, то я не против бежать против тебя.

— ... Знаешь, ты озвучиваешь самые занимательные в моём понимании вещи. Это просто недопонимание? До сих пор я считал, что ты ненавидишь выделяться и избегаешь открытых действий. Говоря об эстафете, я думал, что ты просто дашь всему этому закончиться.

— Если ты откажешься от шанса занять 2-ое место для того, чтобы бежать против меня, то тогда я соглашусь. Ведь не каждый день у учеников 1-го и 3-его годов обучения появляется возможность для того, чтобы посоревноваться.

В ответ на мою неожиданную провокацию Хорикита-старший замер на месте и повернулся ко мне лицом.

— Интересно.

Коротко ответил он, после чего больше не сдвинулся с места. Больше всего озадачен происходящим был парень, который бежал пятым от класса A 3-го года. Он сделал всё возможное, чтобы поскорее передать эстафету, однако брат Хорикиты, получив палочку, остался стоять на месте.

— Ты хорошо справился.

— Аа, эээ, эээ...

Третьегодка, чьего имени я не знал, сошел с дорожек, пребывая в шоке от бездействия старшего Хорикиты, получившего эстафетную палочку. По всей видимости, подобных прецедентов ещё не случалось.

Естественно, зрители, увидевшие эту странную ситуацию, обратили своё внимание на Хорикиту-старшего.

Класс A 3-го года, ранее занимавший 3-е место, один за другим обгоняли другие участники, и, наконец, Кушида добежала до меня.

Она тоже увидела эту странную ситуацию и пробежала оставшуюся дистанцию на полной скорости. Оставшееся расстояние было преодолено за несколько секунд.

— Я просто скажу это перед началом гонки.

— Что?

Когда мы начали свой разбег, я сказал всего одну фразу:

— ... Беги со всей силы, что у тебя есть.

Всего на мгновение я ощутил, что Хорикита-старший, который исчез из моего поля зрения, рассмеялся.

И в этот самый момент эстафета перешла ко мне.

— Аянокоджи-кун!

Я принял эстафетную палочку, переданную Кушидой, и рванул вперёд на полной скорости.

За всю свою жизнь, до этого самого момента, я ни разу всерьёз не бегал по этому огромному и просторному миру.

Сейчас ситуация была совершенно иной по сравнению с тем, когда я продолжал бездумно бежать в холодных и бесчеловечных условиях той комнаты.

Сейчас всё ещё начало октября. До холодов ещё далеко.

Я наслаждался бьющим в лицо прохладным ветром.

И не заботился о том, чтобы догнать и обогнать бегуна впереди.

В этот момент всё, что имело значение — это гонка против человека, бегущего рядом со мной.

Разрезая воздух, мы на полной скорости сокращали дистанцию между нами и бегуном впереди.

— Вы, должно быть, шутите!

Ошарашенно закричал ученик после того, как мы его догнали, и он остался далеко позади.

Я больше не слышал криков поддержки.

Стратегия и изобретательность стали не нужны.

Всё, что осталось, это мой бой один на один против Хорикиты Манабу, который бежит рядом со мной.

Первый вираж, по прямой и, наконец, последний поворот.

Хорошо... я собираюсь ускориться ещё сильнее...

Аплодисменты, похожие на гром, разнеслись по всей территории.

Часть 1

— ... Это было очень быстро.

Сказала Каруизава после окончания эстафеты, не отводя от меня взгляда.

— Это просто потому, что мой соперник был медленным.

— Нет, нет. Ты действительно говоришь так даже после того, как увидел всеобщую реакцию?

— Кроме шуток, я ведь, в итоге, всё же не одолел президента студсовета, ведь так?

— Ну, тут ничего не поделаешь. Человек, бегущий перед тобой, упал.

Стоило нам двоим приблизиться к нему с такой поразительной скоростью, как бегун впереди запаниковал и упал, в итоге заблокировав мне дорогу.

Я оббежал его, но эта небольшая задержка оказалась фатальной, и старший брат Хорикиты меня обогнал.

Не знаю, каков бы был результат, не случись этого, но мне нет особого дела до таких вещей. По крайней мере, я точно знаю, что собрал на себе внимание всей школы на этом финальном состязании.

Многие из тех, кто уже закончил свои забеги, смотрели на меня с любопытством.

— Аянокоджи! Ты ведь быстрый! Сдерживался все это время!?

Подошедший Судоу сильно хлопнул меня по спине. Поскольку он вложил в это всю свою силу, было больно.

— В конце концов, бег — моя единственная сильная сторона. Но да, наверное, всё же немного переборщил. Я бы сказал, что повлиял выброс адреналина.

Не только Судоу, но и другие ученики, которые были удивлены моей скоростью, подходили и заговаривали со мной.

— Это все ещё ничего не объясняет. Я имею в виду твою скорость. Лжец.

Подволакивая травмированную ногу, ко мне приблизилась Хорикита. Используя свою руку, словно лезвие меча, она ударила меня ею в живот.

— Это не тот уход и забота, которые вы, ребята, должны оказывать бойцу, который сражался ради вас изо всех сил... больно.

Стоило Хориките приблизиться, как Каруизава отошла в сторону, чтобы не становится причиной потенциальной ссоры.

Сакура тоже смотрела на меня издалека, но, поскольку вокруг была толпа, она не стала приближаться.

— Если бы ты с самого начала бегал так, то всё было бы по-другому. Но почему ты вдруг стал серьезен? Ведь теперь будешь привлекать внимание.

Это точно. В отличие от Хираты или Шибаты, учеников, которые уже до этого были признаны быстрыми, или Судоу, который выкладывался на полную с самого начала спортивного фестиваля, я не подходил к делу серьезно до этого момента.

Это изменение в моем поведении определенно окажет своё влияние, но всё это зависит от того, с какой стороны на это посмотреть.

Не слишком то сложно сделать так, чтобы всё это: фальшивая таблица участников, сохранение меня в резерве, закулисные махинации — выглядело частью стратегии Хираты или Хорикиты.

Это особенно эффективно против кого-то вроде Рьюена, который любит переигрывать других.

— Похоже, скоро объявят результаты. Пойдём.

По всей видимости, результаты будут объявлены во время церемонии закрытия. Все ученики повернулись лицом к гигантскому электронному табло.

— А теперь мы объявим результаты спортивного фестиваля. В этом году...

На электронном табло все классы были разделены между Красной и Белой командами, после чего начался подсчет очков. Цифры начали расти.

Итоговые очки по результатам 13 соревнований. И…

«Победила Красная команда».

Полученная сумма очков загорелась рядом с этими словами. Это была действительно тяжёлая битва, но Красная команда, состоящая из коалиции классов D-A, похоже, всё-таки выиграла.

— Далее мы объявим итоговые результаты каждого из классов.

После того, как все 12 классов были разделены по годам, на табло появились итоговые очки каждого из них.

Для нас результаты 2-го и 3-го годов ничего не значат. Важно лишь то, какое место занял класс D 1-го года.

1-е место: класс B 1-й год

2-е место: класс C 1-й год

3-е место: класс A 1-й год

4-е место: класс D 1-й год

— Чёрт! Как я и думал! Мы проиграли!

— ... ну, похоже, что всё закончилось именно этим.

Здорово, что Красная команда выиграла, но, по всей видимости, мы, первогодки, оказались лишь обузой для старшеклассников.

Я предполагал, что такой исход неизбежен, поскольку в нашем составе было целых два человека, пропустивших соревнования — Коенджи и Сакаянаги; это, в конечном счете, и стало решающим фактором.

Как на 2-ом, так и на 3-ем году класс A занял 1-е место с подавляющей разницей в очках. Класс Dже занял 2-ое и 3-е места, доказав свою надежность.

Однако, к своему несчастью, несмотря на победу в составе Красной команды, класс А занял только 3-е место среди 1-го года, и это вылилось в минус 50 классных очков для них.

Поскольку класс D занял последнее место, то это минус 100 очков.

Из-за того, что Белая команда проиграла, у класса C тоже отнимут 100 очков. Поскольку класс Bсреди 1-го года занимает 1-е место, то они получат 50 очков, но из-за проигрыша Белой команды у них вычтут те же 50 очков. Так что, по сути, никто ничего не выиграл.

Теперь, когда всё так обернулось, я ощущал всеобщую подавленность и истощение. Даже после того, как они старались изо всех сил, очки класса всё равно уменьшились, поэтому казалось, что старания не окупились.

Ученики, которые выиграли индивидуальные соревнования, смогут добавить себе баллы на будущих экзаменах, поэтому нельзя сказать, что всё это было бессмысленно.

— А теперь, наконец, мы объявим самого ценного игрока каждого года.

Эту часть, по всей видимости, Судоу ждёт с особым нетерпением.

Если он займет 1-ое место, то будет на седьмом небе от счастья, получив разрешение называть Хорикиту по имени.

Однако...

«Самый ценный игрок 1-го года — класс B, Шибата Соу».

Эта надпись появилась на электронном табло.

— Чёеерт! Вот чем в итоге всё закончилось!

Закричал Судоу, потеряв последнюю надежду. Шибата неоднократно занимал 1-е и 2-е места. Судоу же занял 1-е место во всех индивидуальных соревнованиях, но, как и ожидалось, его отсутствие фатально сказалось на результате.

Факт проигрыша эстафеты, которая в случае победы принесла бы высокий балл, стал последним гвоздем в крышке его гроба.

Он продолжал разочарованно смотреть на табло даже после того, как церемония закрытия была окончена.

— Судоу-кун, ты не занял 1-ое место среди всех первогодок. Ты помнишь свое обещание?

— ... да, как это ни прискорбно. Но обещание есть обещание. С этого момента я буду звать тебя Хорикитой.

— Впечатляющая верность своему слову.

Хорикита рассмеялась, слегка дразнясь.

— Я забыла сказать тебе и только что вспомнила. Ведь в нашем пари только ты установил свои требования, а я, в свою очередь, никаких условий ещё не выдвигала.

— И что это значит?

— Если займешь 1-е место, то будешь звать меня по имени. Ты выдвинул такое эгоистичное требование, и разве не естественно, что теперь моя очередь выдвигать условия после того, как ты не добился своей цели?

— Ну, так-то, да...

— Вот почему тебя ждёт наказание за провал. С этого момента ты никогда не будешь применять свою силу без уважительной причины. Я запрещаю. Ты можешь пообещать мне это?

— ... Наказание, да? Хорошо, даю свое слово.

— И, конечно, не забывай о том, что ты не можешь решать, что является уважительной причиной, а что — нет. Это буду решать я или кто-то другой.

Судоу послушно согласился и с этим.

После этого инцидента он, вероятно, осознал всю свою неразумность и решил вести себя более зрело.

Хорикита медленно повернулась к нему спиной и направилась прочь.

— Верно... на этом спортивном фестивале я, как и ты, не смогла оправдать всеобщих ожиданий.

— А? Ну с этим ничего не поделаешь, ведь так? Ты же получила травму и всё такое.

— Даже если так, я не могу простить себя. Поэтому я тоже должна быть наказана.

Сказала, обернувшись, Хорикита, после чего добавила.

— Поэтому, если хочешь, то я не против, если ты будешь называть меня по имени.

— А? Эээ?

— Это мое наказание.

Это её собственный путь поиска компромисса, то, что называют «поиском точек соприкосновения».

— Хотя мы и оказались на последнем месте, благодаря произошедшему я смогла обрести надежду для будущих сражений. Я искренне благодарна.

— ... Охх.

Судоу застенчиво потер свой нос и отвернулся в другую сторону, виня в своих покрасневших щеках заходящее солнце.

— Ээээхххх, оооооотлично!

Громко выкрикнул Судоу, словно сбрасывая с себя усталость и поднимая обе руки вверх.

— Этот спортивный фестиваль потрясающий! Это потрясающе, Сузуне!

— Молодец, Судоу.

— Да!

***

— Извини, что вмешиваюсь, пока вы тут празднуете, но у тебя найдется время?

После того, как мы решили закругляться и направились к зданию школы, меня кто-то окликнул. Этим человеком была спортивно выглядевшая девушка.

Я не знал ни её имени, ни кто она, и единственное, что я мог сказать о ней, что это ученица класса А, которую я видел во время кавалерийского сражения.

— После того, как закончишь тут со всем, можешь составить мне компанию?

— ... Почему я?

— Потому что мне нужно кое-что тебе сказать. В 5 часов. У главных ворот.

— Ого, Аянокоджи. Что, что это такое? Неужели это то, на что оно похоже?!

На мгновение я тоже представил себе нечто вроде признания, но не чувствовал ничего подобного, исходящего от этой девушки.

— Эй. Что ты имеешь в виду, говоря, что тебе нужно кое-что сказать...

Я попытался остановить её, но девушка ушла, даже не обратив на меня внимания.

— Что это с тобой происходит? Наконец, и у тебя наступила весна юности?

— Не похоже, что это тот случай...

— Ещё остаётся вероятность, что девушка, увидев тебя, завершающего эстафету, влюбилась с первого взгляда.

— ... Боже правый...

Тем не менее, в моем сердце недостаточно силы для того, чтобы я мог проигнорировать это приглашение.

Проводив взглядом незнакомую девушку, я переоделся в раздевалке, после чего вернулся в класс.

Поскольку ученикам велели разойтись после церемонии закрытия, половина из них уже вернулась в классный кабинет.

Когда Хорикита, уже в своей школьной форме, через некоторое время вернулась, чтобы занять свое место рядом со мной, я окликнул её.

— Этот раунд окончился полным разгромом. Это факт.

На лице Хорикиты, ответившей этой фразой, однако, не было и намёка на мрачность.

— Но что касается меня, то я чувствую, что смогла повзрослеть за время этого спортивного фестиваля. Никогда не думала, что придёт день, когда я произнесу слова «поражение позволило мне двигаться дальше», но... это действительно то, что я сейчас чувствую.

— Если ты чувствуешь, что смогла повзрослеть, разве это не хорошо?

— Этот класс станет намного сильнее. И мы обязательно доберёмся до класса A.

— Это на тебя не похоже. У меня мурашки бегут по спине.

— ... Полагаю, что да. На меня это не похоже.

Возможно, она и сама была сбита с толку, поскольку Хорикита застенчиво отвела свой взгляд.

— Но, прежде чем сделаем это, нужно разобраться ещё с кучей дел. Есть внутренние проблемы, которые мы тоже должны уладить. Но для того, чтобы сделать это, сначала мне придется поклониться.

— Поклониться?

Это вдруг прозвучавшее слово насторожило меня, но Хорикита не стала углубляться в детали.

— Это не имеет к тебе никакого отношения. Спасибо за сегодняшний день.

Часть 2

(От лица Хорикиты Сузуне)

Вымотавшиеся до предела на фестивале и выглядящие измученными ученики покидали класс один за другим.

Поскольку сегодня, похоже, не было никаких клубных занятий, Судоу-кун тоже ушёл, беседуя с Ике-куном и другими.

Мой сосед, Аянокоджи-кун, тоже, кажется, собрался уходить, поскольку торопливо встал со своего места.

Возможно, его заинтересовало то, что я ещё даже не начала собираться, из-за чего он обратил на меня внимание.

— Ты ещё не собираешься уходить?

— Да, как видишь... У меня есть дела, которые нужно уладить.

— Довольно необычно, поскольку ты всегда стараешься вернуться пораньше.

— Всякое бывает. Что ж, на сегодня достаточно.

— Да. Увидимся послезавтра.

Затем ученики покинули класс один за другим, и в мгновение ока я оказалась единственным оставшимся в классе человеком.

Если говорить о том, почему я осталась, то даже не нужно озвучивать причину.

Чтобы ответить на вызов Рьюен-куна.

Всё это время на протяжении спортивного фестиваля я была вынуждена плясать под его дудку. Когда я поняла это, было уже слишком поздно.

Я оказалась не в состоянии предпринять какие-либо контрмеры, и просто продолжала сносить все эти удары.

Но...

Почему-то я чувствовала себя обновлённой, хоть и осознавала, что была полностью сокрушена.

Я смогла осознать тот факт, что я намного, намного более слабый и жалкий человек, чем представляла себе до этого.

Я чувствую, что должна поблагодарить его хотя бы за то, что он преподал мне этот урок.

Тем не менее, незначительным мой долг назвать никак нельзя. Поскольку не только я, но и другие учащиеся будут вынуждены нести это бремя. Тот факт, что в класс C будет переведен миллион приватных очков, значит, что мне тем более нужно сохранить для себя возможность борьбы в грядущих сражениях.

— Прости, что заставила ждать, Хорикита-сан. Я просто заговорилась с друзьями, извини.

Это вернулась Кушида-сан, до этого покинувшая класс со своими друзьями.

— Не бери в голову, до назначенной встречи ещё есть время. Может, пойдём тогда?

Часть 3

— Йо. Значит, ты всё-таки не сбежала, Сузуне.

— Будь я проклята, если сбегу. Я бы пришла в любом случае.

— Как благородно. Ты стала лучшей женщиной, чем была ранее.

Его похвалы ничуть меня не радовали.

— Но, прежде чем мы с тобой начнем разговор... давай уже покончим с этим фарсом. Кушида-сан.

— С фарсом? Что ты хочешь этим сказать?

В здании школы, освещаемая светом заходящего солнца, я стояла и смотрела прямо на Кушиду-сан.

— Я не против того, что ты играешь роль «хорошего парня», но это ведь не то, что тебе нужно, так ведь? Спортивный фестиваль. Это ты передала классу C информацию о нашем классе. Вот почему они смогли так блестяще провернуть все это. И то, что я здесь сейчас с Рьюен-куном, всё это тоже ради твоей цели... или я ошибаюсь?

— ... Перестань, от кого ты услышала подобное? Хирата-кун? Аянокоджи-кун?

— Нет. Это мои собственные мысли и догадки. Я всё никак не могла избавиться от беспокойства. И вот, сейчас, кроме нас, здесь только он один. Не пора ли нам столкнуться лицом к лицу?

— Столкнуться лицом к лицу? Что ты имеешь в виду?

— Первый раз я увидела тебя в автобусе, когда ты пыталась убедить Коенджи-куна уступить своё место. Честно говоря, в тот раз я тебя не узнала. Но потом сразу вспомнила...

Я посмотрела Кушиде-сан в глаза. Если она действительно в сговоре с Рьюен-куном, то сейчас остановит меня.

До сих пор она этого не делала, потому что не видела в этом необходимости.

— Кушида Кикё-сан. Я вспомнила, что такая ученица посещала ту же среднюю школу, что и я.

Даже она не сможет удержать на лице свою постоянную улыбку, если я раскрою карты.

Прямо на моих глазах выражение её лица изменилось.

Однако после этого Кушида вновь улыбнулась.

— Конечно, ты сразу вспомнила. Я была достаточно проблемным ребёнком.

Сказав это, Кушида-сан замолчала и опустила свои глаза.

— Не думаю, что эта фраза достаточно точна. Ты не была проблемным ребенком, ты была той, кому все доверяли, как и сейчас в классе D. Но...

— Ты можешь остановиться? Хватит вспоминать прошлое.

— Верно. Сейчас нет смысла говорить о нём.

Рьюен-кун слушал наш разговор с улыбкой, словно наслаждаясь происходящим.

— Если мы на одной волне, то ты понимаешь, верно? Что я собираюсь сделать?

— Да. Я уже осознала это. Моё исключение — вот твоя цель. Но разве ты тоже не рискуешь? Если я раскрою правду, то ты всё потеряешь, разве нет?

— Я. Или Хорикита-сан. Очевидно, кому окружающие доверяют больше. Это называется страхованием риска.

— Думаешь, не будет никаких неприятностей, если все раскроется? Даже если никто не поверит моим словам, то всё равно возникнут сомнения. По крайней мере, ты не сможешь отрицать факт того, что мы учились в одной средней школе.

— Ты права. Однако... если ты расскажешь кому-либо обо мне, то я полностью раздавлю тебя. То есть втяну во всё это твоего драгоценного брата, которого ты так любишь.

Эти слова заставили меня напрячься. Именно потому, что я была в курсе прошлого ученицы по имени Кушида Кикё, я знала, что существует опасность того, что она на самом деле втянет в это Нии-сана, если разозлю её.

Можно сказать, это идеальная защита против меня, без единой прорехи.

Однако не похоже, что Кушида-сан сможет легко воплотить свои слова в реальность. Поскольку для неё существует опасность того, что если она втянет в это дело моего брата, то и я могу прибегнуть к отчаянным мерам.

Вот почему она разработала эту стратегию, чтобы избавиться от меня открыто и не позволить ситуации развиться по этому сценарию.

— Разве не было бы нормально просто игнорировать меня? Ты ведь прекрасно знаешь, что я не сближаюсь с другими людьми и не сую свой нос туда, куда не просят, не так ли?

— Это пока. Но нет никакой гарантии, что так будет и в будущем. Для того, чтобы быть собой, мне нужно, чтобы все, кто знает о моем прошлом, исчезли.

— Значит, я тоже в твоем списке жертв, поскольку теперь тоже в курсе?

— Может быть. В зависимости от обстоятельств.

Даже несмотря на то, что они состояли в сговоре, Кушида-сан продолжала так смело разговаривать с Рьюеном.

— Ку-ку. Ты привлекательная женщина. Именно потому, что мне нравится эта часть тебя, я и решил сотрудничать.

— Давай я просто скажу это, Хорикита-сан: я выгоню тебя из школы. И для этого вступлю в сговор даже с самим дьяволом.

Сказала Кушида-сан, отходя от меня и вставая рядом с Рьюен-куном.

— Какой позор, Сузуне. Предана таким многообещающим союзником.

— На этот раз ты был на шаг впереди меня, Рьюен-кун. Нет... Полагаю, это длится уже некоторое время. Во время экзамена на корабле, на необитаемом острове, во время инцидента с Судоу-куном. Я только продолжала проигрывать.

Однажды признав это, теперь эти слова давались мне легко.

— Тогда давайте покончим с этим. Очки и поклон[✱]С англ. Kowtow — обряд тройного коленопреклонения и девятикратного челобитья, который по китайскому дипломатическому этикету было принято совершать при приближении к особе императора. https://ru.wikipedia.org/wiki/Коутоу. Под поклоном в данном случае подразумевается Догэдза (японское коленопреклонение) — поза, в которой человек садится на колени, опускает почти до земли свою голову и произносит «пожалуйста». Смысл догэдза в том, чтобы продемонстрировать своё высшее почтение перед кем-либо. https://ru.wikipedia.org/wiki/Догэдза, я имею в виду. Это то, за чем вы двое здесь.

— После этого позиция класса С будет такова: твоё столкновение с Киношитой было абсолютной случайностью. Не было никаких скрытых мотивов или злого умысла. Так устроен мир, правильно? Иногда люди просто решают проблему без привлечения третьей стороны. Как-то так.

— ... Верно. В конце концов, нет никаких доказательств твоего обмана, и именно поэтому тебе так легко удалось меня обвинить.

Чтобы доказать свою невиновность, нужна изрядная решимость и сила. В таком случае, я просто должна честно это признать.

— Но я скажу кое-что еще. Ты спланировал все это. Это ты поручил Киношите-сан подстроить мое падение. Я абсолютно в этом уверена.

— Это говорит твоя мания преследования.

— Даже если это всего лишь моё заблуждение, мне всё равно. Но, по крайней мере, я хотела бы услышать подробности. Что за ловушку ты устроил на этом спортивном фестивале?

— Не особо-то ты спешишь кланяться. Что ж, если бы я рассуждал о сути иллюзий в твоей голове, то история была бы такова.

Рьюен-кун с наслаждением рассмеялся, начав рассуждать о произошедшем так, словно всё это было моими фантазиями.

— Перед началом спортивного фестиваля я попросил Кушиду достать таблицу участников класса D, и таким образом и заполучил её. Затем просто поставил нужных людей на правильные места и выиграл. Конечно, это ещё не все, вдобавок я тщательно изучил класс D.

— Блестящий пример работы лидера. На самом деле, вы, ребята, обыграли и класс D, и класс A.

Хотя они и не были равны классу B с точки зрения общей силы, нет никаких сомнений в том, что они отлично боролись.

— Но разве ты не мог действовать более эффективно? Чтобы сокрушить меня, ты использовал два своих козыря; одна из них даже была вынуждена отказаться от дальнейшего участия из-за травмы. Это сбивает с толку.

— Ку-ку. Сокрушить тебя. Это уже неплохое достижение. На этот раз я с самого начала не был заинтересован в победе по общим очкам.

— Но твоя стратегия опиралась на удачу. Тебе повезло, ты убил двух зайцев одним выстрелом, когда приказал Киношите-сан подстроить моё падение, и она приняла для этого меры. То, что моя травма не позволила мне участвовать до самого конца, и что Киношита-сан была серьезно травмирована в результате своего падения. Это нельзя было так легко взять и провернуть.

Именно это и заставило меня сломаться.

Если бы она получила легкую травму, то до всего этого бы не дошло.

— Верно. Серьезность твоей травмы была результатом совпадения. Было бы очевидно, если бы я действительно намеревался сделать именно это. Если бы Киношита облажалась, устраивая твое падение, то тогда ей самой пришлось бы страдать от болезненных травм. Вот почему я заставлял её тщательно тренироваться. Подстроить падение соперницы так, чтобы все выглядело естественно.

Получив подобный приказ, обычный человек взбунтуется и не станет его выполнять. Что же именно нужно было сделать, чтобы Киношита стала такой покорной?

— Также... насчет травмы Киношиты... ты правда думаешь, что это был несчастный случай?

— Эмм...

— Конечно, она и в самом деле упала. Но, разумеется, серьезные травмы таким образом получить трудно. Вот почему я заставил Киношиту притвориться, что она страдает от боли, и оставить свое участие в соревнованиях. А дальше всё просто. До того, как ею занялись врачи, я сам закончил это. Вот как-то так.

Сказал он и со всей силы ударил ногой по полу.

Бамм! Жуткий звук разнесся по коридору.

— Ты сделал это...? С ней...?

— Видишь ли, когда я предложил 500 000 очков, она согласилась. Вот она, страшная сила денег.

Это значит, что её серьезная травма была запланирована уже с самого начала...

Я всем сердцем прочувствовала, насколько ужасающи его мысли и поступки. Если это ради победы, то нет ничего, перед чем бы он остановился.

Но я не ожидала, что Рьюен будет так откровенен со мной.

— Это нормально продолжать и продолжать говорить об этом только потому, что я всего лишь спросила?

— Что?

— Что ты будешь делать, узнав, что я записывала твоё признание?

Сказала я, доставая свой телефон.

— Ты только что придумала это, верно?

— Я должна была попытаться сделать свой последний ход. Но всё равно шокирована тем, что ты вот так неожиданно рассказал мне всю историю.

Я нажала пару кнопок и воспроизвела запись с определенного момента.

«Перед началом спортивного фестиваля я попросил Кушиду достать таблицу участников класса D...»

— Если ты подашь на меня жалобу или потребуешь очков и поклона, я выступлю против тебя с этим доказательством. Если это случится, интересно, у кого из нас будут проблемы?

— Ку...!

Впервые с лица Рьюен-куна исчезла улыбка, и он замолчал.

— Сузуне... ты...

— Мне тоже не нужны неприятности. Поэтому давай уладим это...

— Ку-ку-ку... ха-ха-ха!

Неожиданно Рьюен-кун расхохотался.

— Ты действительно занимательная женщина. Я говорил это в самом начале, не так ли? Что содержание нашей беседы вымышлено. Я просто потешался над твоей манией преследования. Всего лишь описывал себе ту историю, что ты создала в своём воображении.

— Даже если и так, разве есть способ определить, была ли эта история выдумана или нет? Я могу отредактировать запись и удалить ту часть, где ты сказал, что это выдумка, понимаешь?

Если первая половина нашей беседы будет вырезана, то не будет способа выяснить, ложь это или нет.

— В таком случае мне просто придётся предоставить оригинал. Не проблема.

Бесстрашно смеясь, Рьюен вытащил из кармана свой телефон.

— Итак. Знаешь, что я сейчас делаю? Полную запись уже твоего признания... Это видеодоказательство.

Сказал он, направив на меня камеру своего телефона.

Более весомый аргумент, чем аудиозапись.

Это значит, что Рьюен-кун понял, что я попытаюсь сделать свой последний ход.

Это значит, что ничего так просто не выйдет... вот что это значит.

Если я отправлю в школу запись без неудобной для меня первой половины, то будет проведено расследование.

Рьюен-кун вместе с другими окажется под подозрением.

Но не получится доказать их вину, основываясь только на записи.

Если бы я попыталась выставить за истину те слова, которые он произнес, исходя из того, что все это выдумка, то была бы осуждена окружающими.

— Ты осознаешь это, Сузуне? Абсолютное поражение.

Кушида-сан весело рассмеялась.

Я всё яснее и яснее осознавала, какой дурой была до этого.

Он не из тех врагов, против которых сработают придуманные мной стратегии. Моя последняя атака дала осечку.

— Отбрось свою гордость и преклонись передо мной, Сузуне.

Выслушав этот смертный приговор, я приняла решение безропотно опуститься на колени.

— Понимаю... Я признаю...

Пирон[✱]Арманд Джон Пирон — американский композитор, джазовый скрипач. По всей видимости, у Рьюена в качестве мелодии стояла одна из его композиций. Раздалась неуместная здесь и сейчас мелодия. Телефон Рьюен-куна зазвонил прямо у меня на глазах.

Не думаю, что сейчас он станет обращать на это внимание. Однако почему-то Рьюен уставился на экран телефона, видимо, желая выяснить причину прозвучавшей мелодии.

Неожиданно лицо Рьюен-куна окаменело, хотя до этого он все время сиял своей широкой улыбкой.

Он начал копаться в телефоне, не обращая на меня внимания.

И тут на его смартфоне начало проигрываться нечто, похожее на сделанную где-то запись с множеством посторонних шумов на фоне.

«Слушайте внимательно, ребята. Насчёт ловушки для Хорикиты Сузуне из класса D. Нам надо сокрушить её. Вот какую стратегию я собираюсь вам предложить. Сейчас покажу кое-что интересное».

Это был голос Рьюен-куна.

Этот разговор был записан в то время, когда они планировали свою стратегию для этого спортивного фестиваля?

Сейчас он снова подробно объяснял то, что так гордо рассказывал мне некоторое время назад.

«Я не планирую идти наперекор твоей стратегии, но дай мне шанс сразиться против Хорикиты...»

В середине его объяснения, словно перебивая, раздался голос Ибуки-сан.

«Во время полосы препятствий ты побежишь вместе с Сузуне и подстроишь её падение. Сделай для этого всё возможное. После я позабочусь о твоих травмах и добуду для тебя очки».

Вот, что сказал голос. Я понятия не имею, что сейчас произошло.

— Что это значит, Рьюен-кун? Что это за запись?

Кушида-сан, казалось, тоже не могла понять происходящего, и поэтому потребовала объяснения у Рьюен-куна.

— Ясно, ясно, ясно. Теперь мне всё ясно. Ку-ку, разве это не занятно? Ты ведь понимаешь, что это значит? В классе С тоже есть предатель. И кто-то заставил не только вас, ребята, но и меня танцевать под свою дудку. Предательство Кикё, и то, что Сузуне встанет передо мной на колени. Он всё это просчитал. Ха-ха-ха! Как интересно! Тот, кто дергает за ниточки за твоей спиной, потрясающ!

Называя это шедевром, Рьюен-кун откинул свои волосы назад и от души рассмеялся.

— Тебя переиграли, Кикё. Кто-то заранее предсказал, что ты окажешься предателем и передашь нам таблицу участников. Этот человек предсказал каждую мелочь.

— Факт предательства был установлен уже с самого начала...? Кто вообще способен на такое? Может быть, это Аянокоджи-кун? В конце концов, я не знала, что он такой быстрый...

— Ну, он один из кандидатов. Но я не буду делать поспешных выводов. Другое дело, сможет ли человек, сделавший эту запись, не оставить за собой следов. Сузуне, а также Аянокоджи, и, в зависимости от обстоятельств, даже Хирата — вероятно, у кого-то из них есть человек из класса С, которого они дергают за ниточки. Сейчас я не торопясь займусь их выслеживанием. Теперь, не получив очков и поклона от Сузуне, я буду удовлетворен только этим.

В этом нет никакой ошибки. Я не знаю, как, но он использовал кого-то из класса С, чтобы сделать эту запись. Это он, я уверена.

Его соперничество с моим братом во время эстафеты также необъяснимо. Это было не похоже на него, он всегда предпочитал оставаться в тени.

Но именно потому, что я знала всё это, единственным человеком, который пришел мне на ум, был Аянокоджи Киётака-кун.

В ситуации, когда он уже находился под наблюдением, Аянокоджи всё равно продолжал действовать дерзко и открыто.

Если бы человек, который управлял классом из-за кулис до сих пор, внезапно вышел на всеобщее обозрение, то, естественно, это было бы подозрительно. Его бы заподозрили в самозванстве.

Судя по тому, что Рьюен-кун не смог сузить список до одного Аянокоджи, это значит, что он подготавливал и расставлял ловушки за моей спиной.

— На данный момент — это конец. Отправитель сообщения, скорее всего, больше не будет нас преследовать.

— Всё и в самом деле в порядке? Что, если он станет угрожать тебе записью?

— Если бы он собирался предоставить её школе, то сделал бы это позже. Было бы гораздо эффективнее поступить так уже после того, как мы подадим жалобу. Я не добился поклона от Сузуне, но, если говорить начистоту, то смог выполнить половину своих целей. Уже неплохо.

Часть 4

(И как всегда...)

Переодевшись в школьную форму, я, как меня и просили, направился к главным воротам. Та девушка уже ждала меня там.

— Ты говорила, что хочешь мне что-то сказать...?

— Следуй за мной.

— И куда именно?

— В спецкорпус.

Довольно странный выбор места.

Девушка, не давая мне никаких объяснений, направилась вперёд, и вскоре мы добрались до 3-го этажа спецкорпуса.

Это место являлось одним из немногих, где не были установлены камеры видеонаблюдения.

— ... Что именно...

Стоило мне попытаться задать ей вопрос, как девушка сказала мне подождать.

Затем она подошла к одному из углов коридора и тихо прошептала:

— Могу я уже вернуться обратно?

— Да. Ты хорошо справилась, Масуми-сан. Я рассчитываю на тебя в дальнейшем.

— ... Разумеется.

Девушка по имени Масуми тихо кивнула и ушла.

Её собеседница медленно вышла на свет.

Держа в руке трость, она смотрела на меня с холодной улыбкой.

1-ый год. Класс А. Сакаянаги.

— Это ты позвала меня?

Спросил я Сакаянаги, но она не ответила.

Какое-то время мы с ней молча смотрели друг на друга.

В здании школы в вечерних сумерках передо мной стояла одинокая девушка с тростью в руках.

— Финальная эстафета привлекла немало всеобщего внимания, Аянокоджи Киётака-кун.

Стоило мне подумать, что она наконец заговорила, как прозвучало такое вот замечание.

— Извини, могу ли я отправить сообщение? Меня кое-кто ждёт.

— Пожалуйста.

Сакаянаги не стала реагировать на это недовольством, а просто улыбнулась.

Я отправил то, что подготовил ранее.

— Так... могу ли я предположить, что это ты? Та, кто позвала меня сюда.

— Верно.

Какой быстрый ответ, ха...

— Так в чём же дело? Если возможно, я хотел бы закончить с этим побыстрее.

— Увидев, как ты бежишь, я кое-что вспомнила. Я позвала тебя сюда, чтобы поделиться тем шоком, который испытала в тот момент. Звучит как будто бы я собираюсь признаться в любви, не находишь?

— Понятия не имею, о чём ты говоришь...

Клац. Клац. Опираясь на трость, Сакаянаги приблизилась и встала прямо передо мной.

— Прошло много времени, Аянокоджи-кун. Примерно 8 лет и 243 дня.

— Ты ведь шутишь, да? Я тебя не знаю.

— Хе-хе. Полагаю, так и есть. Наше знакомство не выглядит взаимным.

Клац.

Клац.

Постукивание постепенно удалялось.

Что же всё это значит?

Я решил закончить со всем этим и направился в противоположном направлении.

Белая комната.

Когда эти слова прошли через мои уши и достигли мозга, я невольно остановился.

Эти слова отключили всю мою рациональность, и разум заполонили вопросы «почему» и «откуда».

— Неприятно, не правда ли? Не обладать информацией, которой обладает противник.

— ... Ты...

— Какое ностальгическое воссоединение. Я подумала, что должна поприветствовать тебя.

Воссоединение?

Я оглянулся на Сакаянаги, продолжая стоять к ней спиной. Я определенно не видел её раньше, она действительно девушка, которой нет в моих воспоминаниях.

К тому же, я не терял никаких воспоминаний о своем прошлом.

Я встретил эту девушку, Сакаянаги, только в этой школе.

Здесь нет никакой ошибки.

— Понимаю. Ведь ты, в конце концов, со мной не знаком, но я и в самом деле знаю тебя. Должно быть, это весьма странный поворот судьбы — воссоединиться с тобой в таком месте. Честно говоря, я никогда и не думала, что увижу тебя вновь. Но теперь мне всё стало ясно. Необитаемый остров, корабль и случай с исключением в классе D. Я просто не могла заставить себя поверить, что всё это было стратегией Хорикиты Сузуне. Всё это время за кулисами именно ты дергал за ниточки.

— Что ты хочешь этим сказать? У нас много стратегов, знаешь ли.

Прежде всего, анализ. Мне нужно оставаться спокойным и не паниковать. Я могу позволить себе подумать об этом позже.

— Под стратегом ты, случайно, имеешь в виду не Хорикиту Сузуне-сан? Или, возможно, Хирату Йосуке-куна? В любом случае, теперь, когда наружу всплыл факт твоего существования, уже не имеет значения, кто именно.

... Не лжет. Очевидно, она и в самом деле знает меня.

— Расслабься, пожалуйста. Я не собираюсь никому о тебе рассказывать.

— Разве не легче просто сделать это?

— Не хочу, чтобы мне мешали. Только я достойна того, чтобы уничтожить лже-гения.

Клац. Тонкая трость стукнула по полу.

— Я нашла для себя некое удовольствие в этой скучной школьной жизни.

— Могу я задать один вопрос?

— Для меня будет большой честью ответить тебе. Пожалуйста, спрашивай. Если хочешь узнать, откуда я тебя знаю, то я не против ответить.

— Нет, меня это не интересует. Я просто хочу узнать одну вещь.

Сакаянаги и я посмотрели друг другу в глаза.

— Ты сможешь уничтожить меня?

Именно это я и спросил.

— ... Хе-хе.

Сакаянаги рассмеялась.

— Хе-хе-хе. Прошу прощения, но я вовсе не собиралась смеяться над твоим вопросом. Я прекрасно знаю, каким внушающим трепет человеком ты являешься, и только начала этим наслаждаться. Я исполню главную мечту всей моей жизни, уничтожив величайший шедевр, который только создал твой отец.

Я тоже хотел бы желать этого.

В конце концов, мое поражение будет означать поражение и этого человека.

От всего своего сердца я подумал, что хочу, чтобы это печальное противоречие, которое я несу в себе, было уничтожено.