Том 1    
Глава 2: Спящая дева


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valmit
2 г.
Домо оригато, ждём-с
перевод второго тома
dark12
3 г.
Отличная работа, немного шерховатая, но думаю со временем пройдет.
karuka tamoto
3 г.
Большое спасибо за перевод.
Занятная вещь, не без огрехов, но с удовольствие почитаю дальше.
Reader
3 г.
Окео, спасибо!
Перед нами очередная реинкарнация, в теле ребенка оказался лорд демонов. Раздражающая манера автора повторять одно и то же по нескольку раз. Если нравится подобный жанр, то Hiraheishi wa Kako wo Yumemiru лучше.
AlexTim
3 г.
+
HEllGate Russia
3 г.
В ожидании второго тома.

Глава 2: Спящая дева

— ... Вот и всё...

В одной и комнат руин, Луру читал информацию на огромном экране, закончив работу.

Когда Гран ушёл, сам он вошёл в руины, с виду здание было старым, но внутри всё было неплохо, кое-что разрушилось, но было ясно, что оборудование в рабочем состоянии.

Благодаря магическому оборудованию демонов, система всё это время заботилась о руинах, как и магические механизмы исполняли функцию поддержания этого места.

Луру передал команду от системы управления и вздохнул с облегчением.

Но больше делать было нечего. Можно было вернуться в деревню, но ему хотелось обследовать каждый уголок этих руин.

Система управления находилась недалеко от лестницы, но сами руины ещё поддерживались, и там была карта.

Так что Луру понял, что был только в самом начале руин.

То есть можно было идти глубже, и там могут оказаться подсказки по поводу того, что стало с древними демонами.

Раз уж он уже был здесь, Луру решил проверить, не было ли в системе управления какой-нибудь информации о том, что случилось после его смерти, но похоже информации был минимум, и она касалась только этого объекта.

Будто что-то пытались скрыть.

Он понял, что так информацию достать будет куда сложнее.

Возможно ему повезло, что он смог так быстро остановить магические механизмы.

При том, что это место оставалось в рабочем состоянии все эти годы даже после уничтожения человечеством древних демонов, Луру считал, что будет непросто.

Он хотел посмотреть, какие параметры были введены в каменных великанов и магические пушки-пчелы, и выяснил, что великаны занимались ремонтом внешней части строения, а пчёлы исполняли охранную функцию.

И если они обнаруживали что-то странное, то устраняли при приближении на определённое расстояние.

Похоже Луру правильно понял про разницу в радиусе патрулирования, пчёлы защищали территорию вплоть до деревни Луру, а великаны на расстоянии в несколько десятков метров.

Похоже благодаря технологиям древних демонов наружная структура руин не должна была разрушаться очень долго, но продержаться вечно они не могли.

Раз в несколько сотен лет надо было производить ремонт, и к несчастью или правильнее было бы сказать, что к счастью, Гран и Юмис как раз пришли в это время.

Похоже великаны закончили работу с надземной частью, потом собирались вернуться и запечатать вход в подземелье стеной изнутри, так что это действительно было совпадение.

Луру усмехнулся от того, что здесь ещё оказался он, бывший повелитель демонов, тут скорее уж не Грану и Юмис повезло, просто все эти странные стечения обстоятельств можно было назвать превратностями судьбы.

Луру удалось узнать, что объект был предназначен не для войны с людьми, это было хранилище, и оно всё ещё работало.

Но что здесь хранилось, либо было скрыто, либо изначально неизвестно, как он ни изучал, узнать не мог.

Но у него была карта, и он знал, где находится хранилище, когда придут Гран и Юмис, он сам обо всём узнает.

Вообще Луру хотелось самому всё выяснить, но обещание — есть обещание.

Ему не позволяла это совесть, он понимал, что наказания не последует, Гран говорил с добрыми намерениями, и предавать его не хотелось.

Поэтому Луру решил ждать.

Пока Гран не вернёт детей в деревню и не приведёт Юмис.

***

Шлёп, шлёп.

В комнате полной технологий древних демонов, Луру, сидя на корточах, ждал Грана.

Казалось, разносились оживлённые звуки, будто в руинах были его товарищи.

Шумная радостная сцена, возродившаяся в веках...

А потом всё сразу закончилось. Он слышал звуки, разносившиеся эхом по руинам.

Он прислушался, и понял, что это шаги.

И было легко понять, кому принадлежали звуки этих шагов.

Не так много людей могло бы сюда прийти, это был оставивший детей Гран.

И правда через какое-то время крепкий мечник вошёл в комнату.

Луру немного полегчало, когда он увидел улыбку мужчины.

Ему было так одиноко находиться в руинах, созданных его товарищами, оставившими их.

Чем больше он вспоминал, тем сильнее прохлада вытесняла всё теплое.

А вместе с Граном будто вернулось и тепло.

Наконец кровь снова стала циркулировать в жилах. Так он подумал.

Видя истощённого Луру, Гран немного хмуро улыбнулся:

— ... Эй, ты в порядке? — спросил он. Луру улыбнулся и ответил:

— В порядке... Просто в руинах прохладно.

Стоило сказать это, мужчина осмотрелся, а потом похлопал его по спине, словно поняв это.

— И правда прохладно... Ну, это же подземелье. Простудиться вряд ли получится.

— И правда... Ну что, будем обыскивать руины?

— Ага... Немного странно, что ты так ответственно подходишь к этому, Луру.

— Не то чтобы. Я выключил магические механизмы... Остановил же?

Гран что-то вспомнил, а потом, кивнув, ответил:

— Да, верно. Все пчёлы, нападавшие на деревню, остановились. Ты отлично справился. Они упали на землю и сломались... Юмис даже немного расплакалась. Это же драгоценное наследие древней цивилизации! Типа так... — шутливо проговорил Гран.

Похоже Юмис была в печали.

— Даже если сломались, это не значит, что их нельзя исследовать.

— Да, так и есть. Но хотелось бы получить в идеальном состоянии.

— Я понимаю твои чувства... Но тут ничего нельзя было поделать. Возможно мы встретим похожие механизмы, пока будет обследовать руины. А, кстати, а где Юмис? Ты же должен был прийти с ней?

Стоило сказать это, Гран с укоризной проговорил:

— Эй, эй, неужели забыл, что сделал?

— А?

— Ты сделал так, что Юмис не может пройти через барьер. Она там плакала и кричала, что выбраться не может. А вот Расти и остальные без проблем вошли.

И тут Луру вспомнил. Ведь и правда.

Тогда вопросом оставалось, почему Грана там не заперло.

Ведь и правда, Расти, Мии, Юри и Гран должны были пройти через барьер. И никто бы не смог выйти.

Но Гран пришёл сюда.

И мужчина ему ответил:

— На меня закричала Юмис, прежде чем я вошёл. Сказала, не заходить. А ведь я уже почти.

— А... Как всё просто. Значит Юмис всё ещё за барьером? Почему просто не переписать магическую последовательность? — пробормотал Луру. А Гран покачал головой:

— Ты так просто говоришь о том, чтобы переписать последовательность, но в курсе, как это сложно? Одно дело если есть огромная разница в компетенции, но если твою последовательность переписывают так легко, то уже точно ничего сделать не сможешь. На такое пара десятков минут понадобится.

— Так несколько десятков минут уже прошло.

— Последовательность Юмис была уникальной. Её и так было сложно переписать, а при том, что перезапись оказалась ещё более сложной, Юмис сказала, что не знает, как это сделать. Я сам знаю основы магии, но Юмис первоклассный маг. И чтобы так...

Так как барьер девушки был высокоуровневым, Луру думал, что она справится, хоть и понадобится время, но всё оказалось не так просто.

Возможно эта техника была потеряна уже много тысячелетий.

При том, что перезапись последовательности требовала немного иного подхода, Луру понимал, к чему это вело.

— Ну, когда вернёмся, я уберу барьер. Чего стоять, Гран? Поговорить мы и по пути сможем. Пошли.

Озадаченный Гран спросил:

— ... Да уж. Тебе точно семь лет? Чувство такое, будто с человеком постарше говорю.

Если прибавить возраст повелителя демонов, то Луру был и правда куда старше. Хотя фактически ему было лишь семь.

Могло показаться, что мальчишка зазнаётся.

И потому Луру извинился:

— Вот как? Прости. Буду осторожен.

Но даже извинение казалось странным.

Вначале Гран нахмурился, а потом похоже смирился:

— ... Ну знаешь... А, ладно. Идём.

И вот Луру и Гран пошли вперёд.

***

В развалинах было не так уж темно, и воздух не казался влажным.

Сверху было освещение, и они уверенно шли вперёд.

Рассматривая оборудование руин, Гран восхищённо проговорил:

— Потрясающе... Теперь понимаю, почему Юмис так нравятся руины.

— В каком смысле?

— Ну... Я не очень это понимаю, но тут есть свет, магические механизмы обеспечивают безопасность и ещё много всего. Если хотя бы одну такую технологию изучить, жить станет куда проще.

— А в крупных городах такого нет?

Луру почти не покидал деревню, разве что бывал в соседнем городе, но в крупных городах не был ни разу.

Поэтому он не особо знал уровень прогресса там, так что решил расспросить Грана.

— Ну... Похожее есть, но сложно обустроить так все здания. К тому же для этого требуется прорва маны, так что не получится продержать это в рабочем состоянии долго. Но похоже к этим руинам это не относится. Прошли ведь тысячелетия. А они всё ещё работают... Не знаю, как тут всё устроено, но это явно что-то невероятное...

Из этих слов Луру понял, что в это время в обороте довольно примитивные магические технологии.

Со слов его отца Патрика, у него были магические устройства, но массового производства не было.

Из книг в доме родителей он узнал, что некоторые магические механизмы получилось воссоздать, но в реализации они почти не ходили.

Не сказать, что магические механизмы превосходят магические инструменты, но по освещению в развалинах было очевидно, как они были полезны.

К тому же была разница по расходным материалам, так что было бы удобно, если бы получилось поставить механизмы на поток.

Луру и сам думал создать магические механизмы и распространить их по миру, но понимал, какие проблемы это может принести.

Он не мог сделать выводы на основании слов отца или Грана, но всё же начал думать о том, может всё же не стоит этим заниматься.

В коридорах руин было несколько механизмов, но они не нападали на Луру и Грана.

Всё потому что Луру изменил настройки системы управления. Поскольку осталась только функция поддержки, они не обращали внимания на посетителей.

Гран так и не привык, при всяком появлении механизмов он хватался за меч, но Луру спокойно шёл вперёд.

Видя его таким, Гран спросил:

— ... Не пойму, это храбрость у тебя или глупость?

Ни то, ни другое, Луру просто знал, как всё обстояло. Механизмы выполняют свои функции в соответствии с настройками. И сейчас в них не значилось нападение на людей. Потому они были в безопасности.

Лишь так, и никак иначе.

Но он не мог этого объяснить, да и не поверили бы ему.

Понимая это, Луру ничего не ответил, а просто улыбнулся и продолжил своё путешествие по руинам.

***

— Мы в самой глубине? — спросил Гран, дойдя до конца дороги и остановившись.

Перед ними располагалась огромная двустворчатая дверь.

С виду из металла. Не было похоже что двери серебряного цвета износились, при том, что им было уже много лет, можно было сказать, что они были долговечными.

Гран облокотился и попробовал открыть, но у него не получилось, он покачал головой и сказал Луру:

— Никак, не открыть.

— Это дверь, так что не может быть, чтобы её нельзя было открыть... — Сказал Луру, после чего Гран призадумавшись сказал:

— Юмис говорила, что некоторые двери подземелий не открываются без соблюдения определённых условий. Похоже эта как раз такая... Возможно без той комнаты, в которой ты был, её не открыть... Идём назад?

Логичное предложение. Если они вернутся, возможно смогут её открыть.

Но Луру ничего подобного не встретил в системе управления.

Но Грану он сказал, что всё получилось больше благодаря удаче, так что не мог подробно всё объяснить.

Он просто сказал, что смог остановить магические механизмы.

Потому и дальше собирался гнуть свою линию:

— Нет, возвращаться назад слишком долго. Да и неизвестно откроем ли мы дверь, если вернёмся. Давай проверим ещё немного?

Обдумав предложение Луру, Гран согласился:

— Может и так... Попробовать разрубить?

Озарением это не было, но Луру считал, что этот способ был самым простым и возможным.

— ... Может и стоит. Гран, попробуй.

— Ага, — сказав это, Гран взял свой огромный меч и начал закачивать поток маны.

Он начал размахивать своим мечом, вот что значит настоящий авантюрист, он казался очень сильным.

Луру думал, что так у него может получиться разрубить дверь.

И вот он закончил манипуляции с маной.

— Уора-а-а-а!

Он заорал и подался вперёд, после чего обрушил свой меч.

Большой меч направлялся к двери, клинок её коснулся.

Но.

Бдзынь!

Раздался звук соударения металла, разлетелись искры.

— ... Никак? — недовольно проговорил Гран. Он ощупал место, куда ударил. — ... Ни единой царапинки, так можно уверенность в себе растерять... — сказал он.

Луру считал, что удар был хорош, но дверь была куда прочнее.

Скорее всего её создали с помощью превосходных навыков демонов.

Внутри было то, что они не могли позволить уничтожить.

Осталось бить лишь в лоб, но и смысла возвращаться не было.

И что тогда?..

Раздумывая, Луру подошёл к двери и коснулся серебряного края.

Он подумал, что вдруг так получится что-то понять.

Луру не думал, что прямо точно что-то узнает, но ведь случиться могло всё что угодно.

Когда он коснулся двери, услышал откуда-то странный голос.

Искусственный голос, часто используемый в магических механизмах прошлого.

Полностью он не расслышал:

« ... Поток... Маны... Сила подтверждена... Поиск... Сотый... Повелитель... Луруслия Норд... Права... Первостепенные... Большой... Разблокировать... Замок?»

Из-за шума помех многие детали услышать не удалось, но некоторые слова он не мог игнорировать.

Но сейчас это было не так важно. Гран тоже это слышал.

— ... Он сказал, что откроет? — глядя в потолок пробормотал он.

В принципе голос разносился не с потолка, и всё же было неясно откуда он, так что мужчина решил посмотреть именно на потолок.

Гран верно говорил, искусственный голос спрашивал, открыть ли дверь.

Но он назвал Луру именем повелителя демонов. Он признал Луру повелителем демонов.

Он ведь сейчас был человеком, но было не время думать об этом, так что Луру прокричал ответ:

— Открывай!

При том, что у него спрашивали, открыть ли дверь, этого слова должно быть достаточно.

Признав голос Луру искусственный голос ответил:

« ... Есть...»

Всего одно слово.

Потом раздался звук, будто открылся замок, и хоть двери не касались, она со скрипом начала открываться.

Гран и Луру удивлённо смотрели на это, пока дверь полностью не открылась, после чего, со звуком удара она остановилась.

— ... Вот двери и открылись, зайдём внутрь? — спросил Луру, и Гран в спешке закивал:

— А-ага... Но сколько же в этих руинах всего удивительного...

Сопровождаемые звуком их шагов, они вошли внутрь.

***

Там было просторное помещение. Сверху был полусферический потолок.

Атмосфера казалась торжественной, а помещение заполнено тишиной.

Больше походило на склеп.

Именно таким казалось это место.

И в самом центре располагался цилиндрический контейнер из прозрачного материала.

Размер как раз для одного человека.

Видя это, Луру сразу кое-что понял.

Это была капсула. Она предназначалась для долгого сна.

Тогда демоны были на грани. Они проигрывали людям, и теперь в качестве последнего средства проводили исследования по долгому сну так, чтобы люди ни о чём не узнали.

Но Луру умер, и не знал, можно ли было использовать эту систему, и вот она была перед ним.

Внутри кто-то есть?

Демон, товарищ Луру даже по прошествии тысячелетий спал здесь.

Думая об этом, его тянуло к своим товарищам, Луру на заплетающихся ногах шёл к капсуле.

Если там никого не окажется, ему казалось, что в нём что-то переломится.

Поэтому прошу, пусть там кто-нибудь будет.

Прошу.

Вот о чём думал Луру.

И вот, готовый он заглянул в капсулу.

... В ней мирным сном спала девушка.

***

Внутри прозрачной капсулы бездыханно спала прекрасная девушка, которая казалась нереальной.

Серебряные волосы почти прозрачная белая кожа, худые конечности.

Возрастом где-то как Луру, лицо невинное, как у ангела.

Но это было не важно.

Луру волновали физические особенности девушки, они должны соответствовать тем, кого сейчас называли древними демонами.

Отличная проводимость маны окрашивала волосы демонов в серебряный цвет.

Это была особенность древних демонов.

У людей таких волос не было.

В это время о такой особенности древних демонов не знали, но Луру знал.

Это было чертой древних демонов.

И поэтому девушка, спавшая в капсуле, была древним демоном.

И важнее всего было то, что Луру знал её.

Он просто не мог забыть.

Это о ней он вспоминал, когда сражался с героиней.

Её лицо он вспоминал, когда сожалел, что не поздравит её с днём рождения.

Дочь Бахуса Таеснола — надёжного товарища бывшего повелителя демонов Луруслии Норда.

— ... Ирис... — прошептал Луру.

За его спиной в капсулу заглядывал Гран, и удивлённо проговорил, увидев лежавшую девушку:

— ... Эй, откуда здесь человек?! Она живая?

Это в очередной раз доказывало, что люди этого времени не знали об особенностях демонов. Для Грана она была человеком.

И действительно, за исключением цвета волос Ирис ничем не отличалась от человека.

У неё было немного больше маны, но должно быть из-за того, что она спала, она скорее походила на человека.

Системе долгого сна надо много маны для её функционирования, побочным эффектом было то, что во время сна происходит снижение запаса маны. Когда Луру был повелителем демонов, этот побочный эффект нельзя было игнорировать, при том, что вся мана была бы высушена магическим механизмом всего за сто лет, не было никакой возможности реализовать проект.

Похоже технологии ушли далеко вперёд, и теперь было не так страшно проспать и несколько тысячелетий.

Если бы использовалось небольшое количество маны, то для древних демонов никаких проблем не было.

Когда она проснётся, её сила восстановится до уровня древнего демона, которого боялись люди.

С механизмом проблем не было, и Ирис спокойно себе могла спать.

Но Луру ответил:

— Откуда я знаю... Но похоже она жива, да? Чтобы убедиться, надо открыть.

— Открыть?.. И как ты эту штуку открыть собрался? Я таких штук никогда не видел. Там же человек внутри, не рубить же её с этой штуковиной, — озадаченно проговорил Гран.

Прозрачная капсула, в которой находилась Ирис была создана древними демонами, она оставалась неповреждённой тысячелетия, так что даже если попробовать её разрубить, результат будет таким же, как при ударе в дверь.

То есть и открывать её придётся также. Дверь открыло что-то вроде искусственного интеллекта, управляющего объектом. Может стоит коснуться и капсулы?..

Думая об этом, Луру осторожно протянул к ней руку.

Этот механизм позволял живым существам спать долгие годы.

Он боялся, что может что-то повредить, если дотронется до неё грубо.

Он понимал, что материал не был хрупким, но он морально был просто не готов.

Тут рука Луру коснулась прозрачной капсулы.

И вот.

« ... Устройство... Долгого... Сна... Остановить?..»

Снова раздался искусственный голос, и Луру ответил ему:

— Останови! Приоритет — человек, внутри оборудования!

Будет плохо, если просто отключатся системы.

Ему хотелось, чтобы она пробудилась без проблем.

Потому Луру и сказал так.

Созданный магическими техниками искусственный интеллект был предназначен подчиняться таким нечётким указаниям, и если проблем в эксплуатации не возникнет, он должен исполнить приказ Луру.

И вот искусственный голос ответил:

« ... Есть...»

Устройство долгого сна начало отключаться.

Внутри капсулы распылились какие-то химикаты.

А потом можно было увидеть, как на бледное лицо Ирис постепенно начал возвращаться румянец.

Она совсем не двигалась и не дышала, но теперь можно было увидеть, как её грудь начал подниматься и опускаться. Она пробуждалась.

— ... Похоже живая, — пробормотал Гран, глядя на состоянии Ирис.

Он совсем не понимал, что делала эта капсула.

Луру понимал, что она должна разбудить Ирис, но не знал точно, как.

Это знали специалисты в данной области. Луру таковым не являлся. Да и люди этой эпохи не могли такое знать.

Сколько прошло времени с тех пор?

Вряд ли много, казалось, что всего миг, внезапно по капсуле прошла вертикальная линия, и она открылась, прозрачный материал разошёлся по обе стороны.

Постепенно Ирис пробуждалась.

Луру приблизился к тому месту, где она спала, и ждал, когда она откроет глаза.

Видя её вблизи, парень испытал ностальгию.

Вспомнил счастливое лицо друга, когда у того появился его первый ребёнок.

Он столько раз отмечал её день рождения.

Нежная улыбка Ирис.

Видя её, родители девочки были так счастливы.

Всё это возродилось, когда он увидел лицо Ирис.

Ах, она постепенно пробуждается.

Он думал, что она тоже погибла, но девочка выжила, и он снова встретиться с ней.

Его очень трогали эти чувства.

Во время войны с людьми, солдаты, готовясь к смерти, говорили со своими любимыми:

«Даже если я умру, мы встретимся в следующей жизни. Цикл перерождений позволит нам вновь воссоединиться».

Они говорили это из религии, успокоения и утешения.

В глубине сердца они верили в это, хотя и не знали, увидятся ли вновь.

И сейчас он сам собирался увидеть это чудо.

Хоть и немного, но он сам не верил в это. Но это было правдой.

Пусть он стал человеком, но встретит дочь своего друга, пусть их и разделяли тысячелетия.

Это тоже было правдой.

Луру смотрел в лицо Ирис, стараясь хоть как-то сдержать свои эмоции.

***

И вот девушка открыла глаза.

Медленно и торжественно.

Это прекрасное зрелище очаровало Луру и Грана.

Но лишь на миг. Гран заметил первым.

— ... М?! Луру! Плохо дело!.. Ух! — закричал Гран и тут же отлетел к стене.

Удивлённый Луру пришёл в себя, ладонь открывшей глаза Ирис была направлена на Грана, она дымилась.

Луру понял, что именно Ирис отправила Грана в полёт.

— ... Что ты?! — в спешке прокричал Луру, а поднимавшаяся Ирис улыбнулась, после чего её мягкий взгляд стал острым, словно бритва.

Красные глаза горели от ненависти и гнева.

— ... Человек. Умри.

Голос её был мрачным и холодным, точно лёд.

Её голос был наполнен отчаянием.

И в словах девушки Луру заметил.

Сейчас его это не волновало, но он был человеком, а когда-то люди и демоны истребляли друг друга.

Для Ирис Луру был врагом.

Прожив семь лет мирной человеческой жизнью, Луру растерял бдительность, какая у него была во времена повелителя демонов.

Рука Ирис медленно, но на недоступной для глаз человека скорости, направилась на Луру. Похоже она собралась обойтись без заклинания.

Мана собралась в руке Ирис, после чего девушка выпустила её в Луру.

Он был удивлён тем, как быстро она пользовалась маной.

Ирис, которую знал Луру, не владела такой силой. Она была лишь маленькой девочкой, её мана только росла, а обращение с магией было лишь вопросом будущих лет.

И всё же она действовала как солдат.

Луру не знал, сколько же времени прошло с его смерти для девушки.

Но он понимал, что она как следует научилась обращаться со своей силой.

Из руки Ирис вышла красная сфера, называемая магической пулей, с пугающей скоростью она направилась в живот Луру.

Приняв такой удар, можно было готовиться к смерти.

Скорость и сила магии наталкивала именно на эти мысли.

Однако он был реинкарнацией бывшего повелителя демонов Луруслии Норда.

Пусть она достигла определённых высот, пусть была древним демоном, с силой обычного солдата его защиту было не пробить.

Внезапная атака магической пули Ирис была мягко перехвачена ладонью Луру, он воспользовался ей так, будто это была его собственная магия, и разделил на четыре части.

А потом начал обращаться как с мешочками с фасолью.

Жонглируя четырьмя сферами из маны, Луру погрузился в те времена, когда был повелителем демонов.

Повелитель демонов посещал детей, которые лишились родителей, и играл с ними.

Игры были как и бессмысленными, так и повышающими боевой потенциал.

Было много игр, которые помогали детям научиться пользоваться маной.

Можно было распространить свою ману, а потом отправиться на поиски.

Битва на магических пулях была чем-то вроде игры в снежки.

Сделать шарики из маны и устроить турнир, кто сможет ими управлять.

Всё это должно было защитить жизни детей демонов на войне.

Ирис смотрела широко открытыми глазами на игру Луру с магическими пулями.

Люди не должны знать о ней, а даже если бы и знали, то за пару дней такому не научишься.

И не только. Сейчас магических пуль в руках Луру уже было больше десятка.

Вначале их было лишь четыре, но постепенно их число увеличивалось.

И дело было не только в количестве, но и в скорости, они летали, не касаясь друг друга.

На такое был способен не каждый демон, Ирис знала лишь одного, кто был на такое способен.

— ... Дядюшка?

Тонкий голос, вырвавшийся из её груди, был наполнен уверенностью, Луру понимал, что не соответствует внешнему виду повелителя демонов, и выдал свою привычную циничную улыбку.

— ... Ирис. Дядя пришёл.

Так он говорил, когда приходил домой к другу.

Ирис помнила это, потому широко открыла глаза, на её лице было удивление, а из глаз потекли слёзы.

Маленькая и худенькая Ирис приблизилась к нему.

Девушка подскочила, прижалась лицом к груди Луру и закричала:

— Дядюшка... Дядюшка!

Плача, она говорила лишь это, а Луру успокаивающе гладил её по голове.

После чего он взглянул на Грана. Броне досталось, но он не умер и вроде даже не сильно пострадал. Понимая, что тот лишь потерял сознание, Луру вздохнул с облегчением.

И всё-таки Гран невезучий.

И не было никаких сомнений в том, что он был настоящим авантюристом.

Техника была высокоуровневая и видеть её доводилось впервые, и всё же было сложно поверить, что он проиграл, даже ничего не сделав.

И поэтому он хотя бы должен был разглядеть магическую пулю Ирис.

В этот раз можно было сказать, что мужчине попался неудачный противник.

Возможно Гран думал, что это была самая обычная магическая пуля.

Если ты можешь выдержать удар чьей-то маны, то можно его и принять.

Так проще перейти к следующему шагу, и его убедительное поведение должно было поубавить пыл противника.

Вот только навыки древних демонов смертельно опасны для Грана.

Видеть поток маны противника, и выпустить магию, которая сможет её разложить, — способность, присущая всякому демону-солдату.

Однако это умение сейчас было утрачено, так что Гран ничего не смог сделать.

Проще всего было уклониться, но он просто не знал, что стоило так поступить. И вот чем всё закончилось.

Ему действительно не повезло.

Размышляя над этим, Луру решал, что делать дальше.

Теперь здесь была Ирис, и ему надо было что-то сказать Грану.

И по возвращении в деревню надо было что-то сказать Юмис.

Он спас своих друзей и исследовал руины, тут все цели были достигнуты, но всё это порождало много вопросов.

Например.

Он посмотрел на плачущую девочку у него на груди.

И она тоже посмотрела на Луру.

Выглядела она ужасно.

Лицо куколки было в слезах и соплях.

— Пф...

Увидев её такой, Луру прыснул. А девочка надула щёки:

— Ж-жестоко... Всё это время я жила, желая отомстить за дядюшку, а это оказывается так смешно! Да уж...

— ... Но ты в зеркало посмотрись. Настоящий ужас, а не лицо.

Ирис вопросительно склонила голову:

— Я так ужасно выгляжу?.. Кстати, твоя речь изменилась?.. И внешний вид тоже?.. Как это понимать? Как? К тому же дядюшка погиб в бою с героиней... А сколько времени прошло? И где я?

Она начала думать и у неё стали всплывать вопросы.

Луру не мог объяснить всё с бухты-барахты, потому лишь проговорил:

— Объясню всё потом... Много всего случилось.

— Много всего?

— Да, очень много.

— Вот как... Ах, кстати, в порядке ли тот, кого я отшвырнула? Он твой знакомый? Я подумала, что он враг...

Девушка кивнула Луру в ответ и теперь начала беспокоиться.

Вообще Ирис не испытывала ненависти к людям. Атаковала она, потому что только проснулась, да к тому же думала о мести за Луру.

Но он был жив, а она пришла в себя и успокоилась.

Луру снова улыбнулся Ирис.

— Даже если ты так говоришь... Ну, этот мужчина... Гран жив. Так что извинись позже. Думаю, он тебя простит.

— Так он очень великодушный?.. Значит даже среди людей есть такие же, как дядюшка!

— Ну, я не такой уж и великодушный... Гран довольно простоват, так что, думаю, можно списать всё это на несчастный случай?

— Т-тогда так и поступим...

Луру почувствовал, как это наполняет его чувством ностальгии.

Когда Гран очнётся, он ему всё расскажет. А когда вернутся в деревню, то и Юмис тоже.

И тогда, тогда...

Представляя себе ясное, счастливое будущее, о котором не мог и помыслить до этого, Луру продолжил разговаривать с Ирис.

***

Можно было силой привести Грана, потерявшего сознание, в чувства, но ему не очень хотелось трогать человека, которого вырубили сильным ударом, к тому же ему надо было поговорить с Ирис, потому он решил поговорить с девушкой, до того, как мужчина придёт в сознание.

Кое-что его волновало. Почему Ирис спала одна в капсуле этих развалин? И что случилось с товарищами после того, как героиня убила повелителя демонов Луруслию Норда?

Луру собирался узнать всё, он успокоил плакавшую Ирис, усадил на пол и сел рядом.

— Я... Хочу кое-что спросить, ответишь?

Услышав его, Ирис сразу же закивала:

— Конечно же! Пожалуйста, спрашивай. К тому же... Я тоже хочу кое-что спросить. Мог бы и ты ответить?

Когда она так сказала, Луру всё понял.

Ирис знала, что перед ней повелитель демонов, но выглядел он как человек, да и ещё возраст у них был приблизительно одинаковый, так что она не особо понимала, что происходит.

Может стоит вначале это объяснить...

Подумал Луру и кивнул:

— Ага, конечно. Ты сомневаешься, действительно ли я повелитель демонов Луруслия Норд...

Не было ничего странного, что она подозревала неладное.

Но Ирис покачала головой:

— Нет! Это точно ты, дядюшка! Никаких сомнений. В этом я не сомневаюсь...

Ещё недавно слёзы были утёрты, но теперь удивлённый Луру снова видел, как капельки начали собираться в уголках её глаз.

Он не думал, что она так безоговорочно поверит ему.

Луру считал, что она могла допускать возможность, что это правда, но действительно удивился, когда понял, насколько она уверена.

— Спасибо... Но почему?

— То, как ты играл с магическими пулями. Ты ведь понимаешь? Контролировать такое количество мог только дядюшка.

— Я ведь и правда подумал, что неплохо было, если бы ты вспомнила это... Но этого достаточно, чтобы ты поверила? Твой отец... Разве Бахус так не мог?

Луру был самым искусным среди демонов в обращении с маной, но мало на что был способен с нынешним телом.

Он к нему не привык, оно ведь отличалось от тела демона.

Манипуляция с магической пулей — это манипуляция с маной вне тела, к тому же мана, выпущенная Ирис была близка по способу управления к той, что была у повелителя демонов, и если бы кто-то попросил его сделать подобное самому, у него могло не получиться.

Да и Луру казалось, что его старые товарищи тоже на такое способны.

Но Ирис покачала головой:

— Нет. Отец так не мог. Как бы сказать... Ему не давался точный контроль над маной, так искусно управлять магическими пулями он бы не смог. Мы столько раз играли вместе, но его пределом было десять. И манипулировать почти сотней, как дядюшка... Он не мог.

Её отец Бахус Таеснола был довольно грубым мужчиной и такой детальный контроль ему едва давался.

Он был отличным бойцом и мог противостоять целой армии, но Луру никогда не видел, чтобы он занимался точными манипуляциями с маной.

Мужчина полагался на масштабную боевую магию, требовавшую много маны, а ещё пропускал её через своё тело, участвуя в ближнем бою, но почти никогда он не пользовался магической пулей.

— Ну, он не мог... Но как же другие? Митос или Рене.

Они были подчинёнными Луру и оба были именитыми специалистами в магических техниках. Митос был сморщенным и нервным магом, а Рене была женщиной, обожавшей вкладывать просто дурную силу и бешенное количество маны в разрушения.

Но Ирис покачала головой:

— Дедушка Митос на такое вполне способен, но, создавая магические пули, он бы ещё кучу времени на что-то ещё потратил, а сестрице Рене это бы просто надоело... Она бы сразу отвлеклась на что-то ещё...

Они могли, но просто не сделали бы этого.

Он понимал, что хотела донести Ирис. Митос был ненормальным учёным, а Рене хотела разнести всё мощной магией, такими их помнил Луру.

От воспоминаний, у него чуть не потекли слёзы.

Он и подумать не мог, что от такой обычной истории на глаза будут наворачиваться слёзы.

Оба они доставляли ему проблемы в те дни, но в целом очень нравились.

Ну, они ведь были товарищами. Так что это естественно.

Ирис, видя Луру таким, начала переживать:

— Прости пожалуйста... Похоже я начала не самый приятный для тебя разговор...

— Нет... Всё хорошо. Я столько всего хорошего вспомнил. И всё же я понимаю. На такое был способен лишь я один.

Луру пришёл к пониманию, и Ирис продолжила:

— Да. Так и есть. И всё же я удивлена.

— Чем?

— Ты точно мой дядюшка, но почему ты в этом теле? И оно точно человеческое. И твой возраст... Мы ведь практически ровесники. Что же случилось... Не уверена, что могу сдержать своё любопытство.

— Ага... Верно. Я же говорил, что много всего случилось.

— Ты и правда так говорил. Но что это значит?..

Ирис вопросительно склонила голову, и Луру начал думать, как всё ей объяснить.

Хотя всё было не так сложно. Для людей нужны были детальные объяснения, но демон может всё понять и после простого объяснения.

Потому он сказал:

— Объясню просто... Ирис. Я переродился.

Девушка широко открыла глаза и ошарашенно уставилась на Луру. Но удивление было скорее не от того, что она услышала что-то невозможное, а от того, что ей внезапно сообщили нечто очень радостное.

Демоны верили в перерождение.

Мир цикличен, жизнь наследуется и продолжает жить в следующем поколении.

Демоны верили в это, потому и могли так смело сражаться.

Ирис медленно вдохнула и задала вопрос:

— ... То есть после смерти дядюшка через какое-то время переродился человеком?

Луру улыбнулся от того, что не пришлось со всем затягивать. С человеком бы так не получилось.

Для людей перерождение было ересью, они даже не думали о таком.

Даже это было проблематично объяснять.

После смерти всему приходит конец. Вот как считали люди.

Луру ответил на вопрос Ирис:

— Верно. Сейчас я человек. То есть у меня есть человеческие мать и отец. И они очень... Хорошие люди.

Даже понимая, что Ирис может начать возражать, он сказал это.

Хотя он мог сказать, что девочка не была яростной ненавистницей людей, просто представительницей одной из враждующих сторон. Она не испытывала к ним добрых чувств.

Когда она только очнулась, можно было почувствовать её неприязнь к людям.

Однако она сказала нечто необычное:

— Услышав эти слова... Сама не пойму, почему? Мне полегчало.

— И почему же?

— Возможно... Я услышала, что ты переродился и жил счастливой жизнью с людьми, и поняла, что могла быть предвзята... Хи-хи.

Внезапно Ирис улыбнулась. Луру вопросительно посмотрел на неё, а девушка продолжила:

— Нет... Я уже говорила об этом, но после твоей кончины, моё сердце было преисполнено желанием отомстить. Я стала довольно жестока...

Казалось, что время остановилось.

Эта девушка с прекрасными серебряными волосами была жестока... Вот о чём он думал.

Будто прочитав его мысли, она начала качать головой.

Похоже боялась, что Луру её возненавидит.

— Нет! Нет же! Всё не так... Хоть и говорю, что жестока... Но... Я не делала чего-то ужасного. Я собирала демонов-преступников, чтобы одолеть армию людей, или пробиралась в палатку военных и оставляла у кровати офицера записку «мы можем убить вас в любое время»!

Этого уже достаточно... Как думал Луру, но понимал, что не стоит всё усложнять, потому сменил тему.

— Ну, давай об этом закончим. И раз ты делала это даже после моей смерти, значит демонов не уничтожили? Я считал, что начнётся крупномасштабная охота на демонов...

— Да... Точно. Ты ведь не знаешь, дядюшка... Началась охота на демонов. Ужасное время. Церковь отправила святых рыцарей истреблять нас. Если бы это продолжилось, нас бы всех извели.

— Если бы продолжалось? Всё закончилось?

Для него это было неожиданностью. Людей объединяла ненависть к демонам, но они не продолжили свою охоту.

Ирис продолжала:

— Не продолжили, или скорее просто не могли. После твоей смерти силы людей раскололись пополам. Иными словами у них начался внутренний раздор. Как сказал отец, возможно всё было потому, что их очевидной цели, повелителя демонов не стало... С одной стороны выступала церковь, а с другой та, кто тебя убила...

— ... Героиня.

Это он мог представить.

Семена, что посеял Луру под конец.

Они проросли.

К добру или худу, она сдержала данное обещание. И всё же это привело к расколу человеческой расы?

— Да. Верно. Какая ирония. Она убила повелителя демонов, но спасла наш род. А потом... Я и сама ничего не понимаю. Не знаю, сколько прошло времени, и что сейчас происходит. Мне очень хочется узнать.

Добравшись до самого важного промежутка, Ирис лишь покачала головой.

Луру непонимающе уставился на неё:

— ... Что ты хочешь сказать?

Ирис не спеша ответила на его вопрос, будто вспоминая что-то:

— Я говорила, что собирала войска, чтобы напасть на людей, но однажды меня кто-то схватил... Когда я это поняла, то была в незнакомом месте, и на меня накатила сонливость. Я поняла, что это устройство для долгого сна, но было поздно. Я уснула, а когда проснулась, передо мной был ты. Я ведь здесь была.

— Так ты не сама залезла в устройство для долгого сна?

Не очень хорошая получалась история. Ирис не могла рассказать всё до конца.

Она продолжала говорить так, будто её и саму это не устраивало.

Ирис говорила о том, кто схватил её:

— Да... Я её совсем не знала. Она была в чёрных робе и капюшоне, так что лица я не видела. Скорее всего при ней были магические устройства, мешающие опознанию. Даже присмотревшись, я никого не узнала... Но по фигуре и аромату, я поняла, что это была женщина...

Из этого ничего не ясно.

Это была одежда обычного оператора магии или мага, а женщин среди них, как звёзд на небе.

И вообще не ясно, действительно ли это была женщина. Если это было хорошо подготовленное магическое устройство, то про хоть какие-то особенности вообще говорить не стоило.

Но раз получилось схватить демона, не причинив вреда, этот кто-то был действительно хорош. Его беспокоила личность того, кто сделал это.

— Вот как... И всё же, кто это был? Он специально хотел поместить тебя в устройство долгого сна?

— Я бы и сама хотела знать. Но... Сейчас я благодарна за это, — голос и выражение на лице Ирис смягчились, улыбаясь, она смотрела на Луру.

Луру, непонимающе, склонил голову:

— Почему?

— Так я смогла встретиться с дядюшкой.

Её голос был полон эмоций.

Она была действительно рада, и он чувствовал себя виноватым перед ней.

— ... Ирис.

Стоило ему произнести её имя, девушка умоляюще заговорила:

— Дядюшка. Прошу... Больше не покидай нас так. Я прошу от имени всех демонов.

Она говорила о том, что он бросил вызов героине в одиночку.

Другие силы были брошены в бой против армии людей. К тому же никто другой бы и не смог противостоять ей в том бою.

Потому иначе он поступить не мог, хотя теперь думал, что должен был быть и другой путь.

Потому Луру попросил прощения:

— ... Прости... Ну, теперь я человек. Так же уже не будет.

— ... И правда. Полагаю, этому можно радоваться... И всё же... Раз дядюшка человек, остаётся небольшой вопрос.

— И какой?

— Какое положение я должна занять подле тебя?..

Ирис говорила об этом, как о чём-то обыденном, а у Луру слова на миг застряли в горле.

Раньше он был её повелителем, но сейчас он не собирался её как-то к себе привязывать.

Но Луру уже всё решил, когда приблизился к ней и увидел Ирис лежащей в устройстве длительного сна.

Он хотел держаться как можно ближе к демонам, хотел присматривать за дочерью лучшего друга.

Его переполняли эмоции.

Потому он сразу переключился и начал говорить, как они поступят:

— Знаешь, для начала я должен рассказать тебе о сложившейся ситуации... Ирис, ты недавно спросила меня, сколько времени прошло.

— Здесь ведь устройство для сна. Я поняла это перед тем как заснуть, а когда проснулась, мне стало очевидно, что это устройство для долгого сна. И при том, что я потеряла достаточно много маны, могу судить, что проспала я долго. Возможно года или даже десятилетия.

Похоже это ей подсказывала её интуиция.

Но реальность была иной. Времени прошло куда больше.

И поток времени унёс всё, что они знали.

Понимая, что он должен донести до неё суровую правду, Луру заговорил:

— Ирис. Послушай меня. С тех пор, как мы жили, прошли тысячелетия.

— А?

Ирис очень сильно склонила голову, не понимая его.

***

— Это, дядюшка. Что ты такое говоришь?

Её волосы встрепенулись, когда она вопросительно склонила голову.

Луру не хотел говорить ей об этом, но в то же время не мог умолчать.

Если они хотели жить в этом мире, в эту эпоху, был тот минимум, который надо было принять.

Поэтому он чётко проговорил ей:

— ... Ирис. Сейчас, с того времени... С тех пор как героиня убила меня, прошло несколько тысячелетий. Тут никаких сомнений. Это неоспоримый факт. Хотя я узнал обо всём из литературы и от других людей, так что могут быть и неточности...

Пока говорил, Луру понимал, что оставляет небольшое пространство для ошибки.

И это было беспокойство за Ирис.

Он считал, что так всё принять будет гораздо проще.

Луру верил, что с тех пор прошли тысячелетия, но для девушки было сложно принять такую правду.

Для начала надо было позволить ей обдумать это, а потом она уже поймёт и уверится в этом.

И всё же он недооценил девушку.

Его слова удивили девушку, но похоже она их приняла.

Она пережевала это внутри себя и выдала вопрос:

— Это... То есть дядюшка в этом точно уверен?

Удивлённый Луру неспешно кивнул.

Речь Ирис была искусна, она была умна, но всё же оставалась маленьким ребёнком.

В отличие от Луру ей и правда было около десяти лет.

С последней их встречи могло пройти несколько лет, но взрослой она точно стать не успела.

И всё же она серьёзно и спокойно обратилась к Луру:

— Дядюшка. Дядюшка, со мной всё в порядке... Не скажу, что я была готова к этому, мне грустно от того, что мои близкие далеко, но я уже начала привыкать к этому...

В её словах была печаль, которую она не раз успела испытать.

Точно, так подумал Луру. Они оба жили в одно время.

Жизнь не стоила ничего, и они столько раз видели, как их близкие умирали всего в нескольких десятках сантиметров от них.

Ирис в столь юном возрасте получила подобный опыт, так что глупо было даже переживать об этом.

— ... Прости, — извинился Луру.

Это было извинение как повелителя демонов, который не смог защитить демонов, и как её знакомого, который не смог защитить себя.

Ирис смотрела ему прямо в глаза, а потом улыбнулась.

— Всё хорошо... Дядюшка. Ты ведь сделал всё, что мог. Без тебя демоны столько бы не продержались... Ты был символом, тем, кто нас вёл, дядюшка был надеждой для всех демонов. Поэтому... Всё хорошо... Прости. Говорю о таких грустных вещах. Спасибо за заботу... Сейчас я должна понять текущую ситуацию. Верно, дядюшка?

После чего Ирис сразу же пришла в норму.

Луру ощущал силу, присущую женщинам.

Он был готов принять всё и двигаться вперёд.

Возможно всё это было лишь ради Ирис.

Но Луру не стал углубляться в эти мысли и собирался рассказать девушке всё, что было необходимо.

— Да... О прошлом мы можем поговорить в любое время. Да... Ирис. Это надо принять. С тех пор прошло несколько тысячелетий. И куда важнее то, что здесь нет демонов, вроде нас.

— ... Их истребили за эти тысячелетия?

Она опустила глаза, полные печали, а голос её притих.

Демоны были уничтожены.

Печальная правда, которая застряла в голове Луру.

Но сейчас прямо перед ним была Ирис. Может есть и другие демоны, которые всё ещё были живы.

Так он сейчас думал.

Поэтому Луру покачал головой. Нельзя терять надежду.

— Нет, этого я не знаю. Я слишком много всего не знаю... Сейчас таких как мы называют «древними демонами», и к нам относятся как к персонажам из мифов. Они не знают, существовали ли мы... Мы символ мечты или романтики.

Пока Луру объяснял, на лице Ирис можно было увидеть странное выражение, которое было сложно описать.

Необычное ощущение, когда их считали чем-то вроде выдумки.

— Это... Довольно странно. Но мы существуем... И если нас найдут, то схватят?

В словах Ирис было слабое беспокойство. Но в ответ Луру покачал головой:

— Думаю, можно не переживать. Отброшенный тобой авантюрист... Гран смотрел на то, как ты спала, и не понял, что ты древний демон.

Возможно он сможет сказать, что она человек.

Раньше были приспособления способные определить расовую принадлежность, но подобные техники пришли в упадок.

Так что Луру считал, что выход получится найти довольно легко.

Но более осторожная Ирис продолжила задавать вопросы:

— Но вдруг только он не знает?

Конечно такая возможность была.

Но такие авантюристы как Гран и Юмис были мастерами на все руки.

Их знания варьировались от здравого смысла до профессионального.

По крайней мере общие знания у них быть должны.

Если Юмис поведать обо всём, она должна принять это.

Юмис должна знать о древних демонах куда больше остальных.

Но если она не знает об особенностях, присущих им, то скорее всего Луру был прав.

Потому он рассказал обо всём Ирис:

— Думаю стоит считать, что не только Гран, но и другие люди ничего не поймут. Он опытный авантюрист. Если он не знает, то и простым людям неоткуда узнать будет. Не знаю, что насчёт учёных... Но с этим мы можем разобраться позже.

Эти слова убедили Ирис. Улыбаясь, она кивнула и ответила:

— Поняла. Похоже мало препятствий, которые не позволили бы мне быть рядом с дядюшкой.

Сказав это, Ирис прикоснулась к самой сути вопроса.

Да, можно сказать, что проблем не было.

С расовой принадлежностью никаких сложностей нет.

Хотя одна непреодолимая проблема всё же имелась.

— Точно. Так-то проблем нет. Ты можешь просто сказать, что человек и лишилась обоих родителей... Вот только у меня родители есть. И надо что-то сделать, чтобы нам позволили жить вместе, — говоря это, Луру сам не считал это серьёзной проблемой. Ирис поняла, в какое время попала, и если они как следует всё продумают, сложностей не будет.

Выслушав Луру, девушка вопросительно склонила голову:

— Твои родители?.. И правда. Я же совсем ничего не умею, и буду лишь простой нахлебницей...

Ирис начала чувствовать себя подавленной, но Луру покачал головой:

— Нет, ничего подобного. В смысле... Всё не так сложно. Но не могу же я внезапно привести девушку и жить с ней? Потому и надо подумать, что с этим делать...

Вначале по выражению Ирис было видно, что она не понимает, а потом она хлопнула в ладоши, будто ей в голову пришла какая-то идея:

— Тогда ты можешь нанять меня в качестве служанки!

Неожиданное предложение. Но у него не получится реализовать его.

Конечно Луру жил в семье низшей аристократии. И у них были слуги.

Он мог сделать это, но Ирис была дочерью его друга, который ей очень дорожил.

Потому ему хотелось хоть немного её баловать.

— Так не пойдёт... У тебя руки огрубеют.

Поэтому ему нужны были хоть какие-то оправдания.

И всё же Ирис этого не приняла:

— Со мной всё будет хорошо! Демонам и такую работу делать приходилось. От мытья посуды мои руки не огрубеют!

Так и было, но Луру говорить об этом не желал.

Хотя возразить было нечего, так что он решил отложить вопрос:

— ... Ладно, отложим вопрос. Можем его и потом решить. Да, всё будет нормально. В любом случае... Сейчас мы пойдём в мою деревню и встретимся с мамой. А там её как-нибудь убедим. Да, так и сделаем.

Луру начал выдавать свой бессвязный план, когда Ирис вздохнула.

— ... Как и сказала, я отлично справлюсь с должностью служанки, — сказала она.

***

В скором времени пришёл в себя Гран.

— ... Больно... Эй.

Отброшенный Ирис, он потирал зад и голову, пока поднимался, а потом уставился на девушку:

— ... М?!

Он внезапно отступил, подхватил свой валявшийся меч и теперь стоял, готовый к бою.

Но Ирис не собиралась на него нападать, мужчина увидел, что рядом с ней сидит Луру, удивлённо склонил голову, а потом закричал:

— ... Эй! И как это понимать?!

— Обычное недопонимание! Больше она нападать не будет! — тоже громко прокричал Луру. И тогда Гран ответил:

— А?.. Ничего не понимаю... Но похоже она и правда нападать не собирается. Никакой жажды убийства...

Так он бормотал, пока подходил поближе. Свой большой меч он убрал в ножны за спиной. Похоже сражаться он больше не собирался.

От изначальной враждебности Ирис не осталось и следа, она лишь улыбалась в приподнятом настроении, потому и Гран избавился от своей осторожности.

Но о силе той атаки он так и не забыл, всё так же свирепо смотрел на Ирис, после чего спросил:

— ... Эй, малышка.

— Да. Что такое, господин Гран?

— Давай без «господин»... Так, ладно. Почему ты на меня напала?

Вполне ожидаемый вопрос. Всё-таки на Грана напали без какой-либо причины. Чтобы помириться, он хотя бы должен узнать причину.

Поняв, что он неё хотят, Ирис, покраснев, сказала:

— Это... Мне неловко это говорить, я приняла тебя за другого...

— И как это понимать?

— Я подумала, что господин Гран — враг одного важного для меня человека. Но я присмотрелась, и поняла, что никакого сходства... Мне правда так неловко... Это ничего не меняет, но мне правда очень жаль...

Гран выглядел печальным и бормотал так тихо, что было вопросом, слышно его или нет.

— В её возрасте и уже враг есть?.. Для этого она такой магии научилась... Тут надо было каждый день в кровь стираться... Жестокий мир.

Луру и конечно же Ирис, которая была демонессой, услышали его, но никак не отреагировали.

— Я всё понял! Ну, тут ничего сделать нельзя было. Простой несчастный случай!

Он был хорошим человеком.

Так они оба подумали, когда посмотрела на Грана.

— Я так рада услышать это. Спасибо, господин Гран, — сказав это, Ирис поклонилась. Гран ответил:

— Хватит уже так обращаться...

Так он сказал, но явного недовольства не было.

Луру с облегчением подумал, что они без каких-либо сложностей смогут покинуть руины.

— Раз помирились, давайте возвращаться в деревню. С нами теперь малышка... Ирис.

— Ага... Точно, а что малышка здесь делала?

На вопрос Грана ответил Луру:

— Пока ты спал мы успели поговорить, похоже её преследовал враг, она попала в ловушку и уснула. Неизвестно, сколько она спала, и кажется проверить не получится. Похоже её родителей больше нет... Мы успели подружиться, вот я и подумал, пусть она в деревне остаётся.

Ни слова лжи. Просто правду он не всю сказал.

Удовлетворённый объяснением, Гран кивнул.

Ирис не вмешивалась. Она положилась в этом деле на Луру.

— Понятно. В ловушку, значит? Вот, значит, что это за руины. Родителей не стало... То есть и позаботиться о ней некому?

— Ага.

— Понятно. Раз подружились, пусть держится поближе к тебе... Если отправится в столицу, то в итоге окажется в трущобах...

Говоря это, он смотрел куда-то вдаль, должно быть думал о том, что она потеряла родителей и её преследовал враг. Похоже Гран был очень эмоциональным человеком.

Раз они пришли к взаимопониманию, Луру сказал:

— Ну что, идём?

— Ага.

— Да, идём.

И вот они направились к выходу из руин.

***

Чтобы добраться от деревни до руин, пришлось постараться, но в обратной дороге ничего сложного не было, обычная пешая прогулка.

— ... Так это были руины древних демонов? — пробормотал первым выбравшийся из руин Гран Луру и Ирис, которые всё ещё находились в тени здания.

Снаружи уже наступил вечер, и стемнело.

Благодаря луне снаружи было куда светлее, чем в руинах, всё было цвета индиго.

— Кто знает. Может пусть лучше Юмис посмотрит? Она же в этом лучше разбирается?

Это были руины древних демонов, а если и не их, то тех, кто был с ними связан, Луру знал это, но играл святую невинность.

Гран никак не мог подтвердить, что это были руины древних демонов, а будить лихо не хотелось.

Пусть Юмис исследует, она сможет удовлетворить свою романтическую страсть, да и ему хотелось, чтобы знания о древних демонах в это время развивались.

Он мог сказать, что прочитал тонны книг, но ему было лишь семь лет, если честно, то все знания Луру были почерпнуты из книг, от родителей, жителей деревни и приезжих торговцев.

Он мало что знал о мире.

Мальчик знал об этой стране и её регионах, названия соседних страх и промышленности, и более ничего.

Пока он не поговорил с Граном, он даже не знал, какие примитивные были в столице магические предметы, и что механизмов вообще почти не было.

По деревне он видел, какое вырождение случилось в технологиях, но в его голове был пробел между реальностью и тем, что он видел и слышал.

К тому же возможно в мире были технологии и магия, о которых Луру даже слышать не доводились, так что возможно ему стоило действовать.

Нет, он должен, так Луру подумал, обыскивая эти руины.

У Юмис похоже были нужные ему знания, так что он хотел поговорить с ней, когда они вернутся в деревню, но, учитывая все обстоятельства, это будет непросто.

Исходя из того, что она работала вместе с Граном, было не похоже, что она долго держит обиду.

Но ему казалось, что для начала всё же стоит извиниться.

То, что он сделал, нанесло серьёзный удар по её гордости.

Раздумывая над этим, он покидал руины.

Последней вышла Ирис, и они все вместе посмотрели на руины.

Было уже темно, так что всё разглядеть было невозможно.

Но в свете луны руины были чудесными и прекрасными.

Здесь спала Ирис. И из-за этого места Луру снова смог с ней встретиться.

Сейчас она была единственным другом-представителем его вида во всём мире.

У него был Расти и другие друзья, родители, жители деревни.

Но у Луру было столько секретов, которыми он не мог с ними поделиться.

Во всём мире не было никого, с кем он мог всем поделиться.

И то, что с ним была Ирис, для него было настоящим чудом.

Чудом это было и для Ирис.

Он не знал, какие чувства покоились в её глазах.

Но она отвела взгляд от руин, встретилась взглядом с Луру и улыбнулась ему.

В ней было что-то успокаивающее, и Луру впервые с рождения показалось, что в нём что-то оттаяло.

— Понимаю, ваши глубокие чувства, но вечно мы тут любоваться видом не можем... Приведём сюда Юмис, чтобы она детально всё изучила. Вот так руины. Сюда могут отправить группу исследователей из столицы. Впереди нас ждёт много работы!.. — сказал Гран и улыбнулся.

Для него эти руины были важным открытием.

Работа авантюристов — открывать новые границы. Не важно, касалось ли это географический исследований, поиска сокровищ или знаний, это была работа авантюристов.

И так их слава и влияние будут расти.

После этого Гран и Юмис станут очень известными. Возможно у них уже есть деньги и слава, но они ещё никому не мешали.

— Завидую я тебе, Гран, — потому Луру и сказал это.

Он не завидовал, это скорее была помесь шутки и иронии.

Ему казалось забавным, если он заставит Грана немного растеряться, но его это похоже совсем не беспокоило. Он рассмеялся и сказал нечто удивительное:

— Ха-ха-ха! Ты о чём? Ты же тоже будешь занят.

— ... Это ты о чём? — спросил у него Луру.

Ирис начала хихикать, похоже она поняла, о чём говорил Гран.

— Я долго спала, так что не знаю всех обстоятельств... Но разве господин Луру не исследовал руины вместе с господином Граном?.. В таком случае разве ты тоже не внёс огромный вклад в исследование руин?..

Луру подумал, что это возможно так, но он лишь ребёнок. Славить за открытия будут авантюристов, а не какого-то деревенского мальчишку.

Так он думал, когда возразил Грану:

— Не придумывай глупостей... Я же всего лишь семилетний ребёнок. Кто поверит, что я исследовал руины?

Но Гран не видел проблемы и покачал головой:

— Так все и поверят. Я ведь всем так и скажу.

— ... Что?

— Язык же у меня подвешен? Начнём пить, я так обо всём расскажу... Ещё и Юмис расскажет, как ты её барьер переделал. Ты же в курсе, что пить мы не умеем? Ты же был тогда в таверне.

Луру думал его остановить, но понял, что это бесполезно и смирился.

В принципе он не думал жить, скрывая это.

Он не собирался освещать тот факт, что когда-то был повелителем демонов, но свою магию и умения он использует ничуть не сомневаясь.

Пусть говорят о его силе. С этим не было никаких проблем.

Ему хотелось избежать клейма хвастуна и вруна.

Такие разговоры вполне могут начаться, если кто-то узнает, что семилетний ребёнок исследовал руины.

О чём он и спросил Грана.

И тот:

— Ну, разве стоит об этом переживать? Я и Юмис довольно известные авантюристы в столице. Если уж мы тебя так высоко оценим, то к тебе полезет только настоящий дурак. К тому же в этой деревне никто ничего подобного не скажет. Ну, раз здесь есть руины, значит могут заявиться и другие авантюристы. В общем не переживай... Это если я и правда буду разбалтывать всем. Я же пошутил, так что не волнуйся. Другое дело, если ты действительно хочешь, чтобы я обо всём рассказал, и тебе зачлись твои заслуги... Но ты же этого не хочешь? Так что не переживай, я буду молчать.

Он сказал Луру, что не сделает его жизнь сложнее, от чего тот вздохнул с облегчением. В итоге это оказалась лишь шутка, так что он не хотел плодить слухи.

Гран был авантюристом. И если он был таким говорливым, ему было бы сложно с соблюдением конфиденциальности на работе.

Потому Луру понимал, что можно не переживать.

Похоже они закончили все важные разговоры и отдалялись от руин в тишине.

В следующий раз они придут сюда завтра или послезавтра...

Так он думал, когда отдалялся, и тут за спиной раздался шум, так что все они обернулись.

Они увидели, как дыру, ставшую входом в руины, засыпало.

— Эй, эй... — пробормотал Гран, схватившись за голову.

Однако на этом всё не закончилось.

Когда обрушилась надземная часть постройки, они услышали шум из-под земли.

Если попробовать определить источник шума, то можно было понять, что он доносился из подземелья руин.

Скорее всего там всё тоже обрушилось. Им повезло, что это случилось после того, как они выбрались, но Гран схватился за голову, глядя на то, что случилось с объектом исследований.

Для него эти руины были средством для пропитания.

Звук разрушения сейчас ему напоминал то, как тают золотые монеты прямо у него на глазах.

Звук обрушения прекратился, и Луру хлопнул по плечу поникшего Грана и сказал:

— Ну... Такое тоже бывает.

С жалким видом тот посмотрел на мальчика, его плечи совсем поникли.

— И правда... Когда я был с Юмис, такое часто случалось... Я уже и привыкнуть успел. Эй.

Он быстро пришёл в себя и выпрямился.

— Ну, идём назад. Больше мы всё равно ничего не можем... В итоге нам достались только магические механизмы в деревне и валяющиеся здесь великаны?

— Это ведь лучше, чем совсем ничего? — мягко сказала Ирис, приложив палец к подбородку.

— Всё верно... Просто.

— Просто?

Ирис вопросительно склонила голову, желая услышать продолжение.

И Гран ответил:

— Юмис точно разрыдается.

Голос Грана разнёсся среди развалин.

***

Когда они вернулись в деревню, то увидели уставшую от поддержания барьера Юмис, которая смотрела на них с другой его стороны.

На Грана и Ирис она не смотрела, а на одного лишь Луру. Хоть он и бывший повелитель демонов, после такого взгляда не хотелось с ней говорить.

Но похоже Юмис было что ему сказать.

С момента как она открыла рот, из него посыпалось много оскорбительных слов в адрес Луру, а Гран и Ирис лишь молча наблюдали за происходящим.

Луру смотрел на Грана и Ирис, думая, может они её как-то остановят, но у каждого были свои причины не вмешиваться.

Гран просто не хотел лезть в это дело, а Ирис пришла к выводу, что тут ничего не поделаешь, после того, как Луру с ней поступил.

К тому же то, как его ругали, у Ирис вызвало ностальгические чувства, у неё было немного проблематичное увлечение, ведь ей нравилось наблюдать за этим.

В итоге крики, продолжавшиеся целый час, совершенно лишили Луру сил, и он просто рухнул.

А вот кожа Юмис сияла здоровьем, а сама она была в приподнятом настроении.

Обычно от таких криков люди устают, но кажется к ней это не относилось.

Похоже она потратила далеко не всю ману на поддержание барьера, девушка вымотала себя, пытаясь что-то сделать с барьером, и теперь просто устала психически.

Однако всё это она выпустила на Луру.

Избавившись от всего накопившегося, она обратилась к нему:

— Расти и остальные вернулись домой. И, Луру, я сказала твоей матери о тебе... Она не знает о твоей магии? Мне так показалось. Я не знала, что ей сказать, потому сообщила, что с Граном ты в безопасности. Остальное уже сам ей объясни.

Она оказалась на удивление внимательной.

Всё-таки он ушёл, ничего не сказав матери, так что думал, что же будет.

Но после такого оправдание было можно найти.

Немного подумав, Луру кивнул.

Увидев это, Юмис вернулась к основной теме разговора:

— Так что, развеешь барьер? Я-то не могу... Что бы ни делала, ничего не получается...

Она действительно была озадачена, и Луру подошёл к нему, чтобы деактивировать магию.

Но первой к барьеру подошла Ирис, сделала что-то, после чего он сломался.

Юмис ошарашено уставилась на Ирис:

— Ч... Ч-ч-чт?.. — сказала она с вытаращенными глазами.

Видя Юмис такой, Ирис улыбнулась.

— Так пойдёт? — сказала она Юмис. Та потеряла дар речи, а Луру молчал, размышляя, почему девочка так поступила.

Позже он спросил, и получил следующий ответ: «Она слишком много кричала на дядюшку. Ты отчасти сам виноват, но как твоя подчинённая я не могла не отыграться немного».

Он сказал, что она могла её остановить, пока та ещё кричала, но девушка ответила: «Я понимаю, почему госпожа Юмис так разозлилась...»

И в этом хаосе Гран смотрел в ночное небо.

— Ну, сегодня много всего случилось. Уже довольно поздно. Я хочу рассказать обо всём Юмис, а пока давайте расходиться, — сказал он. Без сомнения тем для разговора было много.

Сегодня даже слишком много всего произошло.

Гран предлагал отоспаться, и поговорить уже после того, как они успокоятся.

Даже кипевшая Юмис была с этим согласна, так что перед возвращением в гостиницу она сказала: «Хорошо... Ладно, Гран, идём».

— Ага, я провожу детей домой, и сразу вернусь. Я пошёл! — сказал он, провожая Юмис взглядом.

Юмис много о чём думала, но внешне они и правда выглядели на свои семь лет, потому она понимала, что нельзя пускать их домой одних. Она помахала им рукой и пошла к себе.

Но под конец не забыла добавить:

— Луру, малышка! Завтра всё мне расскажете!

В определённом смысле это говорило о её заботе. В её криках на Луру можно было разглядеть беспокойство.

Она такой же хороший человек, как и Гран.

Именно поэтому они путешествовали вместе.

Луру и Ирис помахали ей в ответ и пошли вместе с Граном.

Домой к Луру, то есть в дом единственных аристократов деревни, в особняк Кадиснола.

***

Когда они втроём добрались до особняка, там их поджидала мать Луру.

Взгляд её был нежным. Она была спокойна как море.

Но Луру инстинктивно почувствовал страх.

У его матери Медеи был спокойный и добрый характер.

Потому он привык к тому, что она всегда была спокойна, вот только не было случаев, чтобы она после встречи ничего не сказала. Обычно она всегда находила что сказать, тихо и вежливо.

Но в этот раз она не сказала ни слова.

Луру считал, что это было очень опасно.

И оказался прав.

Спокойно, но словно подавляя какие-то чувства, она подошла и сказала:

— ... Где ты был?

Луру подумал о том, что Юмис должна была сказать, но дело было не в этом.

Она хотела, чтобы он сам сказал, где был и что делал.

И Луру думал, что не так уж и плохо, что он не знал предисловие ко всему этому.

— ... К руинам ходил.

Когда он сказал это, ладонь матери разрезала воздух.

Луру прекрасно воспринимал происходящее, но знал, что у него нет права уклоняться, потому и принял пощёчину.

Шлёп.

Раздался удар, и щека Луру начала пульсировать от боли.

Но больнее было не Луру, которого ударили, а Медее.

После удара, Медея неуверенно приблизитесь к Луру, нежно обняла его и прошептала:

— ... Я ведь так волновалась. Понимаешь?..

— Прости... Но я должен был пойти. Я знал это...

Обычное оправдание ребёнка.

Поэтому обычные родители бы не поняли, что бы там смог сделать обычный ребёнок, о чём бы и сказали.

Но Медея была не такой.

— ... Вот как. Тогда ничего было не поделать... Господин Гран, он смог вам помочь? — внезапно спросила она, вначале тот опешил, но тут же дал ответ:

— Да, он очень помог. Завтра я обо всём расскажу старосте деревни... В руинах мы нашли магические механизмы. Они заработали и напали на деревню... Но остановил их и спас всех от беды Луру. Юмис поставила барьер, который продержался день, так что жертв удалось бы избежать, но пару домов они бы точно разрушили.

Если бы Луру не было, то Юмис бы поддерживала барьер, а Гран уничтожал бы механизмы один за другим.

Ладно каменные великаны, но магические пушки-пчёлы умели летать, так что для их уничтожения понадобилось бы много времени.

Так что Луру определённо был полезен.

Услышав это, Медея кивнула:

— Вот как... Рада слышать. Я боялась, что ты можешь доставить другим хлопот. Должно быть справился, потому что Патрик обучал тебя своим техникам?..

Она вопросительно склонила голову. Медея не знала об истинной силе Луру.

Она видела тренировки Патрика, так что знала, что он не слабый, но если бы она увидела каменных великанов, то сказала бы, что ему не победить.

Потому Луру не хотел возвращаться к этому вопросу.

Гран тоже понимал это, он посмотрел на Луру и кивнул.

На человеческом языке его взгляд означал: «Стоит помалкивать, понял».

Медея обняла Луру, убедилась, что с ним всё в порядке, и тут она заметила девочку, возле Грана, которая смотрела на них.

— ... Ах, а ты кто? Впервые тебя вижу... Ты же не из деревни?

Ждавшая этого вопроса Ирис вышла вперёд, низко поклонилась и сказала:

— Мы видимся впервые, госпожа. Меня зовут Ирис. В руинах, где я спала, меня обнаружили господин Гран и господин Луру, и спасли...

Гладко говорившая Ирис перевела тему на себя.

Она говорила уверенно и эмоционально, так что Медея внимательно её слушала.

Ирис рассказала, как потеряла дорогого человека, как её преследовали враги и она угодила в ловушку в руинах и заснула, и теперь у неё не было даже родителей...

Выслушав её, Медея сочувствовала Ирис, обняла плачущую девочку и сказала:

— Вот... Вот как. Тебе было так тяжело. В твоём возрасте... Потерять родителей, и у тебя никого больше нет... Тогда... Оставайся у нас!

Его мать пришла к хорошему выводу.

И Луру был удивлён, как Ирис её смогла на это надоумить, но девочка не унималась:

— Нет, госпожа... Меня и так спасли, я не могу ещё просить кров и пищу...

Говоря это, Ирис опустила голову.

Под сильным впечатлением от её скромного образа, Медея обратилась к Луру:

— Это ведь не так? Ты ведь тоже хочешь, чтобы малышка Ирис пожила с нами?

— А? А, ага...

Всё складывалось, как хотелось Луру, но он не понимал, почему мать убеждала его, а не он её.

Возражать ему было ни к чему, так что он кивнул и выразил согласие.

— Вот так... Точно, станешь моей дочкой? Мы из низшей аристократии, так что можем без сложностей тебя удочерить... Я всегда девочку хотела. Любая женщина хочет наряжать милую девочку в красивые наряды. Так что, Ирис, милая, станешь моей дочкой?

— Э-это?..

Ирис начала замечать, что женщина начала вести себя странно.

Она хотела остаться в доме, но об удочерении даже не думала.

— Точно. Так и сделаем. Сын у меня уже есть... Теперь будет и дочка. Поговорю с Патриком, когда он вернётся. Нет, отправлю письмо! Уверена, он согласится! Ты ведь такая миленькая!

— Г-госпожа...

Ирис хотела её остановить, но Медея не слушала.

Она приложила указательный палец к губам девочки.

— Нет же. Ма-туш-ка. Вот, повтори.

— М-матушка...

— Ах! Как мило! Теперь ты моя дочка!

Медея принялась обнимать Ирис и крутиться вокруг неё.

Взглядом Ирис спросила у Луру, что ей делать, но он ничего не сказал.

Луру лишь покачал головой, предлагая смириться, плечи девочки поникли, и она сдалась.

Наблюдавший за этим Гран сказал:

— Всё вышло просто отлично. Пусть и низшей, но положение аристократки получить не так просто.

— Наверное...

Луру тоже не мог описать переполнявшие его эмоции от того, что он будет жить вместе с Ирис, пусть и не так, как изначально предполагал.

— Ну, теперь за вас можно не переживать. Я в гостиницу. Завтра после завтрака приходите в гостиницу. Нам есть что обсудить. Как и Юмис. И малышку Ирис с собой захвати.

Гран помахал им и направился в гостиницу.

Пока он уходил, мать всё ещё обнимала Ирис.

— Спасибо за сегодняшнее, — он помахала рукой.

Ирис прижалась к груди матери, но это было не физическая, а душевная усталость.

Если девочку удочерят, у Луру появится младшая сестра.

Дочь его друга станет сестрёнкой...

Хотя она возможно старшая сестра, но Ирис и сама на такой вариант не согласится.

Положение Луру было выше, и девушка на такие отношения не напрашивалась, даже если они станут родственниками.

К тому же демоны взрослеют куда медленнее людей. Так что у Луру не будет сложностей с внешностью девушки.

Так что лучше считать её младшей сестрой.

Но тогда его старый боевой товарищ Бахус будет приходиться ему кем-то вроде отчима или дяди?

Это вызывало у Луру странные чувства.

— Я так рада, что вы не пострадали...

После этих слов они вернулись в дом.

Этот долгий день подошёл к концу.

***

Утром следующего дня они отправились в гостиницу, где их уже поджидали Гран и Юмис.

— Вы прибыли, — сказала Юмис. Медея всё тискала Ирис и не хотела её отпускать, так что они вышли из дома с опозданием, но тут было не на что жаловаться.

Вчера на Ирис было демоническое чёрное платье с высокой скрывающей способностью, но сегодня на ней было выбранное по вкусу матери светлое платье.

К платью небесного цвета прилагалась белая шляпка, так что сейчас она больше походила на куклу.

Ирис такая одежда была очень к лицу, но демоны предпочитали чёрный цвет или близкие по тону к нему, девочка не была исключением, так что её похоже смущали светлые тона в одежде.

Когда Луру прибыл, Юмис была довольно угрюмой, но стоило ей увидеть Ирис, как её плохое настроение буквально сдуло, её глаза сверкали, а руки чуть ли не тянулись к девочке.

— Хочешь погладить — вперёд, — сказал Луру. И тут заговорила Ирис:

— ... Погладить меня? Я не считаю это уместным... Но раз так хочется, прошу... В качестве извинения за вчерашнее.

Она сняла шляпку и опустила голову, а Юмис принялась гладить, под конец она довольная усадила Ирис себе на колени.

Крупный мужчина, эльфийка и девочка лет десяти у неё на коленях.

Чем-то это зрелище напоминало Луру семейку, что заставило его усмехнуться, после чего он перешёл к главной теме:

— Так что хотите обсудить?

Юмис слишком была занята Ирис, так что ответил ему Гран:

— Ну, не обсудить... А скорее спросить. Ты ведь переделал барьер Юмис? Откуда ты узнал такую технику?

Вопрос бил в самое сердце. Хотя он знал, что его об этом спросят, так что не удивился. Луру спокойно ответил:

— Я могу рассказать, но это важный для меня секрет. Если хотите знать, то должны поклясться, что это останется в тайне.

Луру не собирался врать и изворачиваться. У него не было причин всё скрывать, и если они будут помалкивать, он может им всё рассказать.

Луру слегка переживал, будут ли они и правда молчать, но был способ решить это.

Потому он так и заговорил, но Юмис с небольшим пренебрежением ответила:

— Поняла. Я ни за что не расскажу...

Так она сказала, но Луру сделал свой вывод:

— Врёшь... Я использовал магию для обнаружения лжи. Ври сколько хочешь, но я всё пойму.

— ... А, быть не может. Я даже не ощутила движения потока маны.

Удивлённая Юмис начала осматриваться.

— Это правда. Тогда отвечай на мои вопросы. Любимая еда?

— Мясо.

— Лучший друг?

— Мерия.

— Если переродишься, кем хочешь стать в следующей жизни?

— Птицей.

— ... С самого начала: ложь, ложь, правда, всё так?

Не спеша сказал Луру, а Юмис вытаращилась на него.

— И точно магия... Но я и правда не собиралась распространяться.

— Даже если распространяться не собиралась, кому-то ты сказать точно намерена.

— ... Ну да. Мы ведь авантюристы. Я обязана доложить своему руководству.

— Я понимаю твои чувства, но это и значит рассказать кому-то. В таком случае я не буду говорить... Кстати, можно заключить магию договора. Если против, я ничего не скажу.

Наблюдавший за ними Гран сказал Юмис:

— Вот видишь. Он... Луру не простой мальчишка, я тоже на этом прокололся. Говорил же, общайся с ним на равных.

— Это твоя точка зрения. Я всё же ещё не поняла, что он за человек. И пока не пообщаюсь, не узнаю... Но я понимаю. Не думала, что всё дойдёт до магического договора. Прости, что испытывала тебя. Гран мне обо всём рассказал, я хотела немного больше узнать о тебе...

Благодаря магии восприятия Луру, он понял, что девушка его не обманывала.

— Но ты всё же хочешь рассказать обо всём?

— Я не смогу молчать, когда услышу всё. Но я постараюсь распространяться об этом как можно меньше. У главы гильдии есть определённая власть... Если он её использует, я не могу гарантировать своё молчание. Так что тут могут возникнуть сложности с магическим договором... Но если ты не хочешь говорить, это не значит, что я не спрошу. Мне интересно... Но если я узнаю, как вмешаться в магическую последовательность, а потом расскажу главе, это может принести определённые проблемы. По возможности, я бы не хотела, чтобы подобное случилось, и если я ничего не узнаю, то и докладывать мне будет не о чем.

Это тоже была правда.

— Так ты не спросишь? После всего, что было.

— Я бы хотела... Но использовать магию договора? Если я буду связана им, ты расскажешь? Если не получится рассказать, то и свой долг я не выполню.

— ... Гран, тебя это устраивает?

Вопрос был задан Грану, и он кивнул:

— Я с самого начала никому рассказывать не собирался. Если следовать правилам гильдии, то я может и обязан доложить... Но в этот раз мы ничего не достали. Подумаешь, если отчётика не будет. Да и Юмис докладывать не будет, так что никаких проблем.

В итоге они решили, что не обязаны полностью выполнять свои обязанности.

Действительно безответственная парочка.

Похоже первое впечатление Луру о них не было ошибочным.

— Ну, раз так... Могу рассказать. Ирис, ты не против.

— Нет. На твоё усмотрение, господин Луру...

Луру заключил с ними магический договор и начал рассказ.

***

Они будут говорить, но вопросом оставалось, сколько всего рассказать.

Сказать о том, что Луру не просто демон, но и повелитель?

Он думал об этом ещё вчера.

Гран и Юмис были для него источниками информации, они будут отличным образцом, чтобы узнать этот мир.

Он хотел узнать, как обычные люди отнесутся к древним демонам и их повелителю.

К тому же Гран и Юмис заключили магический договор, так что, что бы они ни услышали, рассказать не смогут.

Возможно они думают, что смогут как-то развеять магию, но её создал Луру и она была сильна, если этот кто-то не будет способен легко переписать магию барьера Юмис, то и тут он не справится. К тому же он верил, что в эту эпоху почти никто не мог также перезаписывать магические последовательности.

То есть никто не мог развеять магию договора Луру.

Но даже если это у кого-то получится, вряд ли будет большая проблема из-за того, что кто-то узнает о его прошлом.

Аристократ маленькой деревушки — перерождённый повелитель демонов, который жил несколько тысячелетий назад, да кто в такое поверит? Даже если кто-то проболтается, в проблемы было сложно поверить.

Куда больше проблемой было удержать умения.

Они понадобятся ему, чтобы защищаться и искать древних демонов.

Будет сложно скрыть такое полностью.

То есть когда-нибудь эта информация утечёт. Так что когда это случится, останется лишь принять факт.

Обдумывая это, Луру считал, что ему ни к чему слишком уж скрываться. Магия договора была нужна только для того, чтобы они сразу обо всём не раструбили.

С этими мыслями он заговорил:

— ... Откуда бы начать. Всё же я не думаю, что вы мне поверите...

В своих словах Луру выстраивал будущую защиту, но Юмис недовольно ответила ему:

— Ты использовал магию договора, так что не стесняйся и расскажи всё. Если это не что-то важное, то зачем вообще были все эти предосторожности?..

Поняв, что так и есть, Луру решил выдать лишь факты.

Он почти полностью верил этим двоим.

Даже если они предадут, он сможет простить их.

— Ну, так и есть. Я хотел начать с предисловия... Скажу как есть. Я и Ирис — древние демоны.

Это было сказано так обыденно, что Гран и Юмис потеряли дар речи.

На миг они даже подумали, что он соврал.

Но если так, они не могли понять, зачем Луру был нужен магический договор.

Ведь для них это была не та информация, которую стоило контролировать с помощью магии.

Даже если они проболтаются, им никто не поверит.

Возможно это была какая-то ловушка для них, но тогда она была слишком уж сложной, при том, что Юмис не могла справиться с его барьером, можно было найти более прямолинейный способ.

И раз так, оставалось лишь принять слова Луру.

Удивительно, но первой пришла в себя именно Юмис:

— ... Я должна сказать «что за глупость».

— Вот как? Если честно, я не очень понимаю этот мир... Как и Ирис. Я не представляю, насколько обыденны древние демоны в эту эпоху и как на нас будут реагировать. Потому и не знаю, как нас воспримут... Но я вижу вашу реакцию и основываюсь на книгах, мы для вас скорее как персонажи из легенд...

Когда Луру сказал это, Юмис подскочила:

— Вот именно! Древние демоны... Я их изучаю, но это мир лжи, обмана и подделок. И если такое... Кто-то скажет в лицо, в это никто не поверит... Ты вообще можешь это доказать?

— Хоть ты и просишь... Это проблематично, хотя в качестве подтверждения может выступать то, что мы смогли переписать последовательность твоего барьера. Это ведь не так просто?

После этих слов у Юмис слова застряли в горле, она промычала и снова села.

Её ударили в самое больное место.

Уж в своих навыках Юмис была уверена. Ей сейчас было неприятно от того, что он так просто смог переписать её магию, несмотря на то, что она считала, что хороша.

Это значило, что техника перезаписи Луру просто не существовала в этом мире, так мог подумать любой.

Видя их разговор, Гран тоже пришёл в чувства, и принялся задавать вопросы робко и неуверенно, что совсем не сочеталось с его внешностью:

— Я знал, что ты не такой, как все, но чтобы древний демон... Но разве это не странно? Твои родители точно аристократы этой страны. Можно проследить за твоим генеалогическим древом, и там никаких древних демонов не будет. Но ты говоришь, что древний демон? Малышка Ирис спала в тех руинах. Тут я ещё могу как-то понять...

Хороший вопрос. Сможет ли он объяснить так, чтобы человек смог понять? Ведь цикл перерождения — это концепция демонов.

Но тут Луру вспомнил.

Кстати...

— Точно. Я ведь спрашивал у Юмис, кем бы она хотела стать в следующей жизни.

— ?.. Да, птичкой. И что с того?

— Ты понимаешь суть перерождения?

— Понимаю. Душа переселяется, так? Романтично это.

Юмис говорила слегка мечтательно, чем удивила Луру и Ирис.

— Дядюшка... И как это понимать?

— Сам не пойму... Но похоже она понимает...

Юмис была эльфийкой, и всё же сложно было поверить, что эльф мог сказать нечто подобное раньше.

Перерождение — это образ мышления демонов, их религия.

Демоны потерпели поражение в прошлом.

Религия хранится под сводами церкви, и он считал, что вера древних демонов должна была потеряться где-то во тьме истории, но концепция перерождения осталась.

В деревне религия была нечёткой, церквей здесь не было, так что глубоко он об этом не задумывался, теперь Луру понял, что стоит разузнать об этом.

Хотя сейчас им не о том стоит говорить. А об их личностях.

Луру вернулся к разговору:

— Ну... Раз вы понимаете концепцию перерождения, будет проще. Я не древний демон, а человек, переродившийся из древнего демона. У меня тело человека, настоящая личность и есть родители-люди.

— Переродился... Такое бывает!..

— Это ведь не ложь?.. Смерть — это не конец?..

Юмис и Гран удивлённо уставились на него. Луру прекрасно понимал их чувства.

Даже Луру и Ирис, которые верили в это, не могли скрыть своё удивление от того, что с парнем это случилось на самом деле. Не прерывая их, он продолжил:

— Я не вру. В той жизни я умер. Это правда, Ирис в курсе. Мы когда-то были знакомы. Это было ещё в той жизни. И по какой-то причине воссоединились в эту эпоху... Это не я её там оставил. Всё это случайность.

— Значит... Погоди-ка, значит в руинах ты мне соврала?

Гран обвинительно посмотрел на Ирис. Ему стало обидно от того, что он за неё так переживал.

Однако Ирис покачала головой:

— Нет. Не было ни единого слова лжи.

— И как это понимать?

— Я потеряла важного для меня человека... Это был господин Луру.

— ... Это.

— Господин Луру... Был хорошим другом моего отца и заботился обо мне. Тогда он был очень занят, и ему некогда было возиться с ребёнком вроде меня, и всё же он приходил, чтобы встретиться со мной... Он всегда дарил мне подарки на день рождения и играл со мной. И потому... Господин Луру очень дорог для меня, сколько бы ни прошло времени, — выдала Ирис почти на одном дыхании. Потом она посмотрела в никуда, будто вспоминая что-то и хмуро продолжила. — Однако тогда... Шла война. Никто не мог от неё убежать, и господин Луру был в самом её центре. Прямо перед моим седьмым днём рождения... Господина Луру... Убили. Как я и говорила, он всегда был в самом центре. И я была готова, что нечто подобное может случиться. И всё же он умер так величественно... А мы, будучи его вассалами, даже не смогли о нём позаботиться после...

Ирис продолжала, кусая губы. Дальше на её лице появилась ярость.

— Так прискорбно. Так печально... Потому я решила отомстить. Тому, кто погубил господина Луру... Я пыталась поднять восстание против мира, что погубил господина Луру. Я бы уничтожила войну и то, что её порождает в память о господине Луру. Однако... Так и не смогла. Меня похитили и оставили в тех руинах... А дальше ты и сам знаешь, господин Гран. Я увидела вас после пробуждения и атаковала... И вот мы здесь.

Договорив до конца Ирис снова успокоилась.

Выслушав её, Гран не знал, что сказать.

— Вот как... Прости, что сомневался в тебе... — он извинился. И Ирис ответила:

— Нет. В руинах я не соврала... Но и всей правды не сказала. Я хотела скрыть правду. Естественно, что ты сомневался в моих словах. Я благодарна за то, что ты смог меня простить...

— Нет. Не переживай. Я всё понял... И ладно Луру, но и малышка Ирис... Сколько же тебе? Ты же не переродилась?

Луру тоже это интересовало. Она всегда была умна не по годам, но уж точно не настолько.

Ирис немного призадумалась и сказала:

— ... Когда господин Луру погиб, мне было семь лет. С тех пор я сражалась пять лет... Мне двенадцать. Что до внешнего вида, это черта, присущая древним демонам... Мы стареем куда медленнее.

Двенадцать лет. Думая о том, что ей пять лет пришлось сражаться, и он не знал, что мог сказать девочке, которая столько вынесла.

И всё же он считал, что извиняться было неправильно.

Она и сама этого не хотела.

Нет, надо было смотреть вперёд, и думать о том, что дальше, это сделает её счастливой.

Так думал Луру и не стал извиняться.

Однако демоны старились медленнее, но всему есть предел.

До момента, когда они становились взрослыми, им требовалось не намного больше времени, чем людям.

Если так, то при том, какой Ирис была сейчас...

Пока он размышлял об этом, Ирис заметила взгляд Луру, с печалью посмотрела на собственное тело и вздохнула:

— ... Мне двенадцать и я ещё могу вырасти... — пробормотала она, смутившись и опустив голову, Луру считал себя жалким, что думал об этом, потому прекратил.

Гран хотел хоть немного развеять мрачную атмосферу вокруг девушки, потому заговорил:

— ... Понятно. И всё же ты умна для своего возраста, малышка. Все древние демоны такие?

На это ответил Луру:

— Нет, Ирис особенная. Остальные не сильно отличались от людей. Мы лишь отличаемся в умениях пользоваться маной... А в остальном отличий и нет.

— Ого... Вот уж не думал, что об этом мне расскажет древний демон лично. Слышу это, и все истории о легендарной расе кажутся глупостью какой-то.

Гран подводил итог. Тому, что Луру и Ирис были древними демонами и всей истории в целом. Его можно было назвать действительно великодушным.

Юмис была немного другой, она похоже наконец переварила факт, что перед ней древние демоны и постепенно начала возбуждаться. Перед ней были те, кого она так долго искала. Её радость не знала предела.

И похоже были слова, которые она никак не могла отпустить.

— Я поняла, что вы древние демоны... Но мне интересно, о чём говорила Ирис.

— Да?.. И что же это было?

Она вопросительно склонила голову. Юмис спросила:

— Ты сказала... «Вассалы»... Луру древний демон, как и ты. Это ясно. Но... Что за положение было у Луру? Выходит, что Ирис служила ему... Один древний демон... Служил другому... Значит...

Было ясно, к какому выводу пришла Юмис. Но она была не уверена, и считала это лишь её воображением. А Луру и это скрывать не собирался.

Потому и ответил:

— Да, верно... Древние демоны подчинялись мне... И под моим командованием они шли в бой... В той жизни я был...

... Сотым повелителем демонов Луруслией Нордом.

***

— П-повелителем демонов?..

Достигнув предела удивления, люди не могут нормально изъясняться.

Луру продолжал говорить, пока Юмис пыталась подобрать слова, но не могла произнести ровным счётом ничего.

— Этого я доказать не могу. Это лишь мои собственные утверждения. Верить или нет — вам решать. Важно лишь то, что мы древние демоны, а тот факт, что я был повелителем, особого значения не имеет...

Но Юмис была иного мнения:

— Что ты говоришь?! Это очень важно! Повелитель демонов... Луру на самом деле повелитель демонов? Ирис, милая...

Ирис подтвердила. Она так мечтательно говорила о былой славе Луру, что Юмис окончательно убедилась.

Девушка начала засыпать Ирис вопросами о древних демонах, а Гран лишь вздохнул:

— ... Когда Юмис становится такой, её не остановить. Пусть болтают... Эй, Луру, я и правда удивился, когда услышал, что ты бывший повелитель демонов... Но почему ты рассказал об этом? О том, что вы древние демоны. Есть какой-то смысл говорить нам?

Казалось, что в их паре Юмис отвечала за ум, а Гран за грубую силу, но похоже это было слегка не так.

Луру считал, что его вопросы были взвешенными и продуманными.

Без сомнений, Юмис была очень умна, но их группу скорее всего двигал вперёд именно Гран.

За всё это время он так и не возбудился.

Он был мечником, который не переставал думать даже во время сражения.

При том, что Юмис была человеком настроения, они отлично дополняли друг друга.

Луру думал, что ему ответить.

Потому что скрывать он не собирался, и потому что ему хотелось построить с ними хорошие отношения.

Они были опытными авантюристами, которые путешествовали по миру и смотрели на него собственными глазами, само существование Луру было сложным моментом, а они были людьми, которым можно было доверять, потому и не хотелось рвать с ними связи.

Потому Луру ответил Грану честно:

— Всё не так сложно... Я хотел раскрыться и подружиться с вами. Я... Древний демон и переродившийся повелитель, мой дух не соответствует моему возрасту, но семилетний ребёнок может сделать не так уж много. Я тренировался магии с рождения, и всё же пока недостаточно хорош. Всё это время меня растили мои родители. У меня появились привязанности. И я не испытываю неприязни к этой деревне. Она мне даже нравится... В той жизни я так и не смог увидеть таких мирных пейзажей. В некотором смысле это для меня воплощение мечты. Поэтому... Я не могу так сразу покинуть деревню. Но мне нужна информация за пределами этой деревни.

Стоило сказать это, Гран понял мысль.

Обдумав его слова, он выдал свою догадку:

— То есть... Тебе нужно окно наружу? Ты об этом просишь?

Всё так и было. В этом Луру полагался на Грана и Юмис.

Хотя всё было не настолько безразлично, как сказал мужчина.

— Окно... Я бы просто хотел, чтобы вы приезжали в деревню и рассказывали, что происходит за её пределами. Пока мы исследовали руины, я понял, какие вы люди. Вы опытные авантюристы. Вы бывали в других городах и странах? Я не хочу покидать деревню. Но хочу познать мир. Хочу исследовать такие места, как эти руины, хочу найти своих товарищей... И для этого мне нужна информация.

Выслушав Луру, Гран ответил, почесав голову:

— Ты хочешь не так уж и мало... Но мы тоже много всего не знаем, наши знания не такие уж обширные.

Прозвучало как отказ, но по выражению было видно, что это не так.

Со словами «да уж» он улыбнулся.

— Меня это устраивает... Чего-то особенного я не ожидаю. Мне сойдут и самые обыденные истории, и как дела в других местах. То же самое, о чём вы говорили в таверне... Я хочу иногда общаться с вами. Не получится?

Он был готов умолять, и поэтому хотел положиться на них.

В этой деревне мало всего интересного. Появление авантюристов очень оживляют её. И людей в таверне, и таких детей, как Расти.

Он думал, что было бы неплохо, если бы они зашли, даже если у них не было никаких дел.

Похоже Гран понял его мысли и ответил:

— Да получится... Мы можем заглядывать. Ладно, это вполне приемлемо... Хотел бы я сказать, однако.

Гран почти согласился, но замолчал. Луру вопросительно посмотрел на него.

— Однако?

Гран поднял палец и продолжил:

— Мы авантюристы. Мы не сможем часто приходить сюда. Мы не можем приходить сюда за просто так, чтобы просто поболтать. Так что... Создадим условие. Если оно будет, то мы постараемся сюда прийти.

— Условие?

Луру не понимал, про какое условие он говорит, так что спросил. По сравнению с тем временем, когда он был повелителем демонов, сейчас его мало что сдерживало. Если он не попросит чего-то запредельного, пару условий он спокойно сможет выполнить.

Гран ответил:

— Да, условие... Присоединишься к нашему клану?

Клан. Так называли группы авантюристов в гильдии. В отличие от группы он был куда больше.

Если проще, то клан состоял из кучи групп, как он слышал, если вступить в него, можно получить ряд преимуществ.

Например авантюристы принимают новичков из своего родного города, а также дают им знания и умения, делая из них полноценных авантюристов, для гильдии это тоже полезно, так что она признаёт подобное.

Раньше подобного не было, все держались в самостоятельных группах, но в то время и смертность среди новичков была куда выше.

Всё-таки получать навыки от более опытных товарищей было очень важно.

И приглашение в клан было условием Грана. И это было даже выгодно. Пригласить в клан, всё равно что предложить стать авантюристом, поскольку Луру уже думал стать авантюристом, то не считал это проблемой.

А ещё он знал, что даже если он вступит в клан, его никто не будет принуждать работать, так что и тут сложностей не было.

Но оставался один вопрос...

— Гран. Я уже говорил, что какое-то время останусь в деревне. И какой бы сильной не была поддержка авантюриста, до четырнадцати лет им не стать. Так что...

Так сказал Луру и Гран кивнул ему:

— Ага. Я знаю. Потому мы будем общаться, пока тебе не исполнится четырнадцать... Ну и если честно, то сейчас и мы не состоим в клане.

— ... Тогда про какой клан ты мне говорил?

— Да про такой. Когда тебе исполнится четырнадцать, мы его создадим... Как тебе? — Гран улыбнулся и спросил у Луру.

И он не видел смысла отказываться от такого удобного предложения.

Он предлагал создать клан, потому что не хотел привязывать Луру к какому-то другому клану.

Будь это предложение вступить в группу, Луру было бы непросто действовать.

В группе надо подчиняться указаниям лидера.

Но в клане таких привязок не было.

Это просто группа, помогающая своим, тут никто никого и ни к чему не принуждает.

Потому Луру кивнул.

Вообще для этого надо было решить много вопросов. Ему надо было убедить родителей. Это было самым важным вопросом. Тут ему придётся постараться.

— Понял... Когда мне исполнится четырнадцать, я стану авантюристом... И вступлю в клан Грана и Юмис. Это и будет условием, ради которого вы будете приезжать в деревню...

Гран улыбнулся и протянул руку. Предлагал пожать её.

Луру крепко сжал его большую руку и улыбнулся.

***

Юмис и Гран закатили пирушку в таверне, как следует напились и вернулись в город, где был их штаб.

Они пришли и ушли, как ураган, но помогли Луру приобрести много всего.

— Буду ждать, когда пройдут семь лет!

— Создадим клан по возвращении... И когда вы успели это обсудить?.. Ну и ладно. Через семь лет у нас будет огромный клан, что у вас челюсти отвиснут. В следующий раз ваш черёд удивляться! Ну... А до этого мы будем заезжать к вам...

С этими словами они покинули деревню.

Можно было сказать, что они ждали, когда пройдут эти семь лет.

Луру и Гран дали обещание, но похоже и Ирис собиралась последовать за ним.

— Через семь лет ты станешь авантюристом, дядюшка! — сказала она.

Возможно за эти семь лет её желания изменятся, но он не будет возражать, если она захочет последовать за ним.

Она была более чем сильна, но Луру переживал, стоит ли втягивать её в опасности.

Но Ирис была древним демоном. Пусть она была девушкой, но в то же время и солдатом во время войны, было грубо слишком за неё переживать, потому он отбросил эту мысль.

Главной сложностью оставалось убедить родителей...

Он был членом аристократической семьи, а тут были определённые сложности, и он просто не знал, как подойти к этому вопросу.

Но стоило ему поведать о его опасениях.

— Думаю, если попросить честно, проблем не будет... — сказала Ирис. Она говорила о том, что мать Луру понимала, что он когда-нибудь покинет дом, потому вполне могла дать разрешение.

Это и правда было так... Но он не знал, что может произойти. Небольшое беспокойство всё равно никуда не уходило.

Но пока он будет молчать, ничего не случится.

Луру кивнул Ирис и решил честно спросить.

***

Переживания Луру оказались беспочвенными.

Он понял это, когда неуверенно заговорил с Медеей:

— Когда мне исполнится четырнадцать, я хочу стать авантюристом, — сказал он, а на лице матери было выражение, будто она этого ожидала:

— А? Я знаю. Хочешь уйти из деревни? Даже как-то поздновато... — так она сказала.

На самом деле Медея заметила это ещё когда Луру был маленьким, он мечтательно смотрел куда-то вдаль, потому она знала, что когда-нибудь он скажет, что покидает деревню.

Но она ожидала этого раньше... Мать полагала, что он захочет уйти в десять или даже семь лет, потому она была рада тому, что у них было ещё семь лет.

Что у него был за взгляд? Луру вспоминал те времена, когда был повелителем демонов, возможно она увидела именно это.

Он смотрел не столько мечтательно, сколько тоскливо, это было далеко в прошлом и назад уже не вернётся, об этом его мать знать не могла.

Но конечный результат её был поразительно точным.

Луру был рад тому, что всё получилось лучше, чем он рассчитывал.

Ирис сказала, что она отправится с ним, но мать и это ожидала.

Об этом даже можно было не говорить, ведь Ирис всюду следовала за Луру. Он спросил у Ирис, что она думает об этом.

— Для меня это честь! — ответила она, и Луру понял, что поздно её останавливать.

Не то, чтобы он собирался это делать.

Пока Луру и Ирис собирались идти по пути авантюристов, Медею кое-что тревожило:

— ... Я не против, но Патрик... Всё ли будет в порядке?

Его мать была очень добрым человеком. Потому она так легко согласилась.

Но рискованно было думать, что отец тоже будет согласен.

Его отец не был строг, хотя на тренировках с мечом он был суров, обычно он был спокойным и добрым человеком.

Но за его спокойствием скрывалась сила... То есть он был пугающим человеком.

Даст ли ему отец разрешение покинуть дом, когда Луру исполнится четырнадцать? Он был не из тех, кто даст утвердительный ответ легко.

Его мать тоже считала так:

— Ну... Да. Наверное всё решится дуэлью? Если Патрик проиграет, то точно отпустит, — сказала она и улыбнулась. Это было верное предположение. И отец был строг в вопросах, касавшихся меча. И искусство меча для него было чем-то очень важным.

Если проиграешь, придётся подчиниться воле победителя.

Но проблема в том, что Патрик был довольно силён.

Конечно Луру мог победить использовав ману и стиль меча демонов.

Но с Патриком в бою придётся использовать основной стиль меча этой страны.

Патрик с самого начала придумал правила, когда обучал этому стилю, и неправильно было их нарушать. Сражаясь с Луру, он подавлял свою магию и сражался лишь тем запасом силы и тем количеством маны, что был присущ семилетнему ребёнку.

И Луру сражался с Патриком в той же манере.

Тогда он чувствовал, что был в более невыгодном положении против Патрика.

Скорее всего победить он бы не смог.

И всё же Луру был обязан одержать верх.

Представив это время, Луру вздохнул.