Том 1    
Глава 3: Возвращение отца


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valmit
2 г.
Домо оригато, ждём-с
перевод второго тома
dark12
3 г.
Отличная работа, немного шерховатая, но думаю со временем пройдет.
karuka tamoto
3 г.
Большое спасибо за перевод.
Занятная вещь, не без огрехов, но с удовольствие почитаю дальше.
Reader
3 г.
Окео, спасибо!
Перед нами очередная реинкарнация, в теле ребенка оказался лорд демонов. Раздражающая манера автора повторять одно и то же по нескольку раз. Если нравится подобный жанр, то Hiraheishi wa Kako wo Yumemiru лучше.
AlexTim
3 г.
+
HEllGate Russia
3 г.
В ожидании второго тома.

Глава 3: Возвращение отца

Отец Луру вернулся через две недели.

В полдень, когда солнце было высоко, он на повозке приехал из соседнего города, меча и доспехов при нём не было, он не отличался от простых жителей деревни, так что по его внешнему виду нельзя было сказать, что он опытный мечник.

Он выглядел сдержанным и спокойным, в его багаже была целая куча книг, и во время чтения он всегда надевал магический предмет, корректирующий зрение, поэтому он больше походил не на мечника, а на учёного.

С огромной сумкой и несколькими книгами отец сошёл с повозки, и, заметив пришедшего встретить его Луру, помахал рукой.

***

— Эй... Давно не виделись, Луру. Как поживаешь?

Всё тот же мягкий и добрый голос, Луру не видел его несколько лет, но прекрасно помнил.

— Да, всё хорошо... Давно не виделись. В этот раз подольше останешься?

Отец Луру, Патрик работал в столице во дворце, частых отгулов у него не было. Потому Луру и спросил.

Возможно им стоило бы жить в столице, но матери нравилась деревня, а отец не хотел брать их с собой в столицу. Вроде мать раньше жила там, но после свадьбы они перебрались в деревню, здесь она и осталась.

Возможно им не нравились крупные города или может была ещё какая-то причина, он не знал, но именно поэтому Луру не мог отправиться в большой город.

— Да уж, в этот раз... Вряд ли я смогу надолго задержаться. Хотя и сразу же не уеду. Так что у меня будет время потренировать тебя и Расти, — сказав это, Патрик улыбнулся.

Он всегда занимался с Луру и Расти, когда возвращался.

Многие люди в деревне так или иначе умели обращаться с мечом, но преподавать был способен только Патрик.

И поэтому, когда он был здесь, часто обучал деревенских детишек.

Здесь у Патрика работы не было, и он был абсолютно свободен.

И всё же как рыцарь, он не мог позволить своим навыкам ухудшиться, потому практиковался каждый день, видя это, детишки и стали его просить, потренировать их.

Многие из обученных им, покинув деревню, становились авантюристами, и Расти тоже стремился к этому.

— Думаю, Расти будет сгорать от нетерпения. И будет стараться изо всех сил... Ты уж скажи ему, чтобы не перестарался.

— М? С ним что-то случилось?

— Потом расскажу... Нам много о чём надо будет поговорить.

— Вот как... Кстати, а где Медея?

— Дома, готовит обед вместе с Ирис. Я не знал, когда приедет повозка, потому ждал здесь.

Услышав это, Патрик хмыкнул и кивнул:

— Ирис, значит? Я конечно прочитал письмо, но удочерить? Подробностей я не знаю, но зачем всё это...

Мама отправила письмо. Она регулярно пишет о том, что происходит в деревне и семье.

Обычно до столицы письма шли около недели, но в этот раз похоже быстрее.

Но кажется ей некогда было описать всё в деталях.

— Она сама предлагала стать служанкой... Но это же мама.

Обдумав тон Луру, Патрик призадумался.

Но возразить ему было нечего, потому он спросил:

— Медею опять не переубедить?.. Ну и ладно. Ты-то не против?

Он хотел узнать, не был ли Луру шокирован тем, что у них дома появилась незнакомка.

С точки зрения Патрика он был ещё маленьким. Потому отец и беспокоился за него.

Но это было совсем ни к чему.

Для Луру Ирис уже давно была как член семьи, а сам он в той жизни был довольно смелой личностью, так что ему доводилось уживаться с теми, кого он не знал.

Так что никаких проблем не было.

— Я не против. И Ирис очень вежливая и хорошая...

Патрик почувствовал в словах Луру что-то помимо простого принятия, он потёр подбородок, а его глаза за очками сверкали:

— Хо-хо... Подружка?

В словах чувствовалась слабая издёвка. Такая связь была между отцом и сыном.

То время, когда эти слова озадачили бы Луру, было далеко позади, потому он начал возмущаться:

— Она ведь станет моей старшей или младшей сестрой, так что не может быть моей девушкой...

Кроме того она дорогая дочка его хорошего друга.

Слишком серьёзное психологические препятствие для того, чтобы они встречались.

И всё же Патрик опроверг его слова аргументированным доводом:

— В нашей стране брак между не кровными братьями и сестрами не запрещён. Можно сказать, так удочерение и проходит.

Это была правда. Всё это было прописано в законодательстве королевства. И это не было проблемой.

Потому Луру сказал:

— Дело не в законах...

Патрик понял, что Луру не заинтересован в романтических отношениях:

— Хм... Похоже дело не в этом? Похоже ты и правда считаешь её своей младшей сестрёнкой...

Слова были до странного проницательными.

Луру взял половину багажа Патрика, и они направились в особняк семьи Кадиснола.

Мужчина следовал за ним, пока они не добрались до дома.

***

Дома их встретили мать, Ирис и служанка.

Патрик всех поприветствовал и обнял. Это относилось и к служанке.

Дело было в том, что они относились к низшей аристократии или в том, что это был Патрик, с другими аристократами Луру не общался, потому не знал, он был добрым и приветливым как со слугами, так и с жителями деревни.

Он не возражал, даже если к нему обращались просто по имени.

Один неверный шаг, и это может пагубно сказаться на нём, как на аристократе, но жители деревни были осторожными людьми, потому в присутствии людей из других мест и путешественниках обращались к нему должным образом, так что тревожиться было не о чем.

Оставалось простецкое обращение детей, но к ним редко кто-то приезжал, потому никаких сложностей не возникало.

Патрик разобрал багаж в своей комнате и дал Луру несколько книг.

Возвращаясь из столицы он всегда привозил книги в качестве сувениров.

Они были дорогими, потому Луру как-то спросил, почему тот покупает их, а Патрик ответил, что у него есть друзья с неплохой коллекцией, которые продают ему книги по неплохой цене.

Потому они были старыми, где-то отсутствовали страницы, но читать их было можно, так что никаких проблем не было.

Они общались за едой, приготовленной матерью и Ирис.

У Патрика было много столичных историй, он рассказывал так, чтобы их понял ребёнок вроде Луру, он говорил о вещах, которые были предназначены для ребёнка, и не переходил на более сложные темы, отчего мальчик испытывал недостаток в информации.

Чтобы это компенсировать, он будет общаться с Граном и Юмис, и, понимая, что это была хорошая идея, он впервые за долгое время говорил с отцом.

Рассказ отца был увлекательным, он говорил совсем не так, как авантюристы, по его словам можно было прочувствовать, что происходит в столице, но о других странах он почти не говорил.

В основном это были слухи, информация предоставлялась в общих чертах, то, что рассказывали очевидцы и то, что отец прочитал в книгах.

Он говорил обо всём, как можно проще.

Никаких детальных разговоров, Луру был лишь семилетним ребёнком, и всё же был разочарован.

В отличие от авантюристов, рыцари присягнули на верность королевству и не покидали его пределов, к тому же были вещи, о которых он не имел права распространяться.

Можно было сказать, что у отца был противоположный характер легкомысленным авантюристам.

Во время еды Медея опять заговорила о том, чтобы удочерить Ирис, и Патрик согласно закивал.

Он поговорил с Ирис, и понял, что с характером девочки нет никаких проблем.

Что касалось документов, он собирался составить их, когда вернётся в столицу.

Ещё они обсудили то, что в деревню приезжали авантюристы.

Медея рассказала Патрику, что Луру ходил в руины, но он не разозлился, а просто сказал, чтобы его сын не лез на рожон.

И вот они перешли к самой важной теме. Луру спокойно заговорил:

— И... Отец. Мне надо с тобой поговорить.

Похоже Патрик что-то понял, потому улыбка пропала с его лица, и он стал серьёзным.

— И о чём?

— Когда мне станет четырнадцать, я хочу стать авантюристом... Ты мне позволишь?

Без какого-либо недовольства Патрик с улыбкой посмотрел на Луру.

— ... Хорошо. Хоть и низшие, мы аристократы, так что проблем быть не должно... Даже если станешь авантюристом, ты всё равно останешься наследником, и мы всегда можем усыновить ребёнка родственников. К тому же мы ещё молоды, так что может у тебя братишка появится. Тут не о чем волноваться. Однако... Луру.

Луру понимал, что тот слишком легко согласился, и теперь Патрик продолжал, а мальчик не мог понять, что отец хотел, отчего у него было нехорошее предчувствие.

Он неспешно кивнул и ждал продолжения:

— Ага.

— Легко сказать, что ты станешь авантюристом, но всё не так уж просто. Так что вот тебе задача.

— Задача?..

Что он для него придумал? Луру мог представить.

Отец был спокойным человеком, но безжалостным рыцарем.

И он что-то для него придумал. Можно было не говорить, что.

Патрик ответил:

— Верно... До твоего четырнадцатого дня рождения заставь меня признать тебя. Если не сможешь, то ты погибнешь сразу же, как станешь авантюристом... Идёт?

В глазах Патрика сиял огонь, а нежную улыбку сменила непоколебимая воля.

Луру ощущал ту же силу от мечников, что бросали ему вызов, когда он был ещё повелителем демонов.

Потому Луру ответил. Он не мог отказать, он понимал это сейчас, как и понимал раньше.

— Да... Понял. До того, как мне исполнится четырнадцать, я докажу, что стал достойным мечником.

Патрик снова улыбнулся, когда увидел, что под его напором Луру не дрогнул.

Но его улыбка была не спокойной... Он скорее напоминал воина, нашедшего своего врага.

— Вот он, мой сын. Ну, раз решили, завтра начнём особую подготовку. Я верю, что ты станешь сильнее.

Сказав это, отец стал таким, как прежде.

Мог ли Луру стать достаточно сильным, чтобы одолеть отца?

Патрик был силён.

Он не был сильнейшим в стране, и всё же очень хорош.

Всё-таки он был инструктором у сильнейшего рыцарского ордена в стране.

Сильнейшими в королевстве Ренард считались командиры королевских рыцарей или рыцарей-стражей, или же придворный магистр магии.

Но в чистом искусстве меча Патрика в стране не мог превзойти никто. У него был природный талант, за которым никто не мог угнаться. Его можно было назвать действительно сильным.

Понимая, что с обычным уровнем решимости Луру не стать авантюристом, он убрал со стола, взял деревянный меч и пошёл практиковаться в сад.

Каждый день его ждала специальная тренировка. Иначе победа над Патриком так и останется несбыточной мечтой.

Так он думал.

***

Над равниной задувал ветер.

Там были двое мужчин, а ещё молодая женщина и девушка лет шестнадцати, которые смотрели на них.

Обе были настоящими красавицами, женщина обладала каким-то таинственным очарованием, а девушка напоминала прекрасный цветок в лунном свете.

И всё же главную роль здесь играли не они.

Главными героями были двое мужчин, стоявших с мечами на расстоянии друг против друга.

Они были очень похожи, даже умные и спокойные глаза были как зеркальное отражение.

Разница была в том, что мальчику ещё не было пятнадцати, а мужчине уже было за тридцать.

А ещё разный цвет волос. У мальчика волосы были чёрными, точно чернила, а у мужчины светлые, словно солнечные лучи.

Даже волосы у них казались одинаково мягкими и отращёнными до плеч.

Всё это говорило о том, что они были отцом и сыном.

Цвет волос парня был таким же, как и у женщины, которая была здесь, а всё остальное его волосы взяли у отца.

— ... Я ждал, когда наступит этот день.

Парень... Луру обратился к отцу, Патрику, который стоял перед ним, сегодня был обещанный день.

Семь лет назад они дали обещание и сегодня Луру исполняется четырнадцать.

То есть сегодня Луру воплотит свою мечту.

И для этого надо было преодолеть стену, мешавшую ему на его пути, которой был этот человек, Патрик.

— Я тоже, Луру. Ты стал сильнее... Куда сильнее, чем семь лет назад, и физически, и духовно. И сегодня ты одолеешь меня... Ты ведь на это надеешься? — говорил Патрик, а в его глазах не было ни намёка на желание проигрывать.

Луру знал, что он был не из тех, кто стал бы проигрывать только потому, что перед ним сын, и всё же немного нервничал, видя его таким.

Он смотрел прямо на Патрика. Прошло уже семь лет, но по мужчине этого совсем было не заметно. Раньше из-за спокойного нрава он выглядел даже немного старше, но теперь казалось, будто он совсем перестал стареть.

Он знал, что тело отца тоже не изменилось, под обычной одеждой, были натренированные до предела мышцы. Он постоянно тренировался с ним. Можно сказать, что они понимали привычки друг друга, как и силу.

Проблема была в навыках отца, с которыми Луру не мог справиться грубой силой, если не брать в учёт умения, по крайней мере в физической силе он был точно уверен.

Укрепив тело огромным запасом маны, Луру мог выиграть одной грубой силой, но он хотел решить всё исключительно искусством меча, потому не использовал ману, отец тоже подавил свою жуткую физическую силу.

Это было решено ещё с начала тренировок, Луру этого не предлагал, и всё же их бой нужен был для того, чтобы убедиться в силе Луру, так что для Патрика использовать грубую силу было бессмысленно, да и просто не интересно. Луру испытывал приблизительно то же самое.

И его это радовало.

Если бы парень использовал свою ману, то несмотря на техники меча просто задавил бы Патрика грубой силой.

Но это лишило бы сражение изящества, лишило бы всякого смысла то, что Патрик обучал его, и просто было неинтересно.

Луру хотел освоить навыки меча этого времени, а умения повелителя демонов использовать в качестве козыря.

И подтверждением тому, освоил ли он навыки, был финальный бой с Патриком, даже если Луру мог использовать другие умения, это было просто бессмысленно.

Потому Луру не собирался использовать свою ману, а отец подавляющую силу. Так что Луру сдерживал свою магическую силу, а на пальце отца был магический инструмент в виде кольца, уменьшающий его силы, они рассчитывали на равный бой.

Перед боем они провели турнир по армреслингу, чтобы подогнать магический инструмент и теперь были приблизительно равны. Дальше дело навыков.

Отцу было непривычно из-за соотношения тела и ослабленных мышц, но он находился на вершине среди мечников данной эпохи.

К тому же он предвидел этот бой, так что должен был тренироваться, готовясь к тому, что надо будет драться в ослабленном состоянии.

Так что разница не должна быть столь уж велика.

Размышляя об этом, Луру достал меч и встал в стойку.

— Конечно же... Победа будет за мной. Так следующим инструктором королевских рыцарей стану я.

Эти слова заставили Патрика улыбнуться:

— Не ожидал услышать от тебя такое... Я думал, ты откажешься от положения аристократа. Если ты вступишь в права наследования, мне не придётся думать о младшем брате или усыновлении, но так мне больше нравится... Вернёмся к нашему разговору. Сейчас я не могу отдать эту должность. Ведь у меня есть жена, о которой я должен заботиться.

Патрик отшучивался. Даже если он оставит должность инструктора, у него ещё есть эта деревня и близлежащие земли. Для пропитания их было достаточно, даже если он откажется от работы инструктора, он может открыть свою школу меча и от учеников у него отбоя не будет.

Такой славой он обладал.

Стоило вновь подумать о том, что победить надо было такого человека, как по телу пробежала дрожь, но он когда-то был сильнейшим в мире и уже десять лет изучал эти техники, так что не мог проиграть.

Потому Луру сказал:

— Долго ли ты ещё будешь говорить это?.. Поживём — увидим... Нападаю, отец!

— Давай! Луру!

И вот бой начался.

***

Невероятное давление исходило от обоих.

Они были точно зеркальным отражением друг друга, они стояли в средней стойке, и нельзя было увидеть ни единой прорехи в обороне.

Время, пока они стояли, казалось длилось и лишь миг, и целую вечность.

В техниках меча Луру уступал Патрику. Но в умении читать движения оппонента он был точно лучше. С тех пор, как Луру был повелителем демонов, он накопил много опыта, который можно было применить против любого противника.

Однако теперь парень был человеком, так что его способности стали хуже, в том числе и зрение.

Техника повелителя демонов, которая позволяла ему считывать движения, дыхание и работу мышц противника, в этой жизни была куда хуже.

Возможно это умение будет на уровне Патрика или даже ещё слабее.

Потому Луру отказался от идеи пытаться предсказать движения противника, если он атакует первым.

И если первым атакует он, Патрик увидит слабость в его защите и ударит туда.

Но так их бой никогда не начнётся.

Надо сделать первый удар, а дальше уже полагаться на интуицию.

Размышлять ему было некогда.

Но он столько лет тренировался, так что тело будет двигаться, даже если он не будет думать, на одних рефлексах.

И поэтому...

Луру оттолкнулся от земли.

Конечно же Патрик сразу же уловил его движение и перемещал своё тело, чтобы противостоять атаке Луру.

Парень не стал взмахивать мечом, так и бил, но Патрик этого ожидал, немного опустив меч, сам он пригнулся, чтобы уклониться от атаки.

Но Луру это предвидел.

Он видел, как Патрик уклонялся, потому вернул меч назад и нанёс рубящий удар.

— ... М?!

Мужчина полагал, что сразу же последует вторая атака, но скорость его всё же удивила.

Он рад, что между ним и Луру был его опущенный меч, которым он смог отбиться, но ему ничего не оставалось, как отступить, так что между ними было тоже расстояние, что и вначале.

Патрик понял, что идея парировать удар оказалась не столь уж хороша.

В глазах Патрика, который находился в пяти шагах от Луру, не осталось спокойствия, в них горел огонь.

При том, что сейчас он был ослаблен, мужчина понимал, что перед ним не тот противник, с которым стоило бы сдерживаться.

Это была агрессивная сторона Луру, которую до вчерашнего дня он не показывал.

В своих тренировочных боях с отцом он этого не показывал, современный стиль, в котором практиковался Луру вместе с Расти, был сложен для того, чтобы можно было противостоять ему, увидев единожды.

— Неплохо, Луру. Почему ты раньше так не сражался?

Отец был слегка удивлён, но не растерял своё преимущество и улыбнулся.

Однако в его улыбке можно было разглядеть горящий боевой дух. Патрик признавал Луру своим противником. И парень почувствовал воодушевление, будто сражался с героиней в той жизни.

— Ты же сам говорил... Всегда стоит держать парочку козырей. Не хочу умереть, когда стану авантюристом, потому буду стараться изо всех сил, и всё же не хочется показывать всё, что у меня есть... Я тоже об этом думал.

Козырь Луру. Это была его мана и техники древних демонов, но против отца это был его агрессивный стиль.

Он точно использовал техники, которым его обучил отец, но если посмотреть на Луру в целом, с губ могло сорваться лишь одно.

Это точно стиль повелителя демонов.

Если отец сражался, постепенно отрезая противнику места для побега, загоняя в угол, то Луру гнал бы врага куда угодно, лишь бы уничтожить.

Отец научил Луру, как загонять врага, но тот его переварил и сделал нечто своё.

Будь Луру обычным мальчишкой, у него бы подобное не получилось. Невозможно улучшить и настроить под себя стиль меча, который был отточен за много лет.

Но у Луру был огромный опыт для этого. Не сломав основу современного стиля, он смог подстроить его под свой стиль, более того, парню эта работа показалась интересной.

В итоге стиль получился более прогрессивным чем то, что получил он. И этот прогресс не был так прост, чтобы можно было сразу же найти способ противодействия.

Патрик не был исключением, потому проявил восхищение стилем Луру.

— Если подумать... В основе те техники, которым я тебя учил... Только много мелких отличий, так что лучше считать его чем-то другим... Да ты гений? Нет... Это больше похоже на тактику на основе огромного боевого опыта... Хм.

Патрик бормотал, пока они скрещивали мечи. Мужчина был на верном пути, и Луру удивился, как тот быстро вышел на него всего после нескольких ударов.

— Ну и ладно... Я понимаю, что ты хотел сделать. Мы оба уже подобрались к пределу выносливости. Решим всё следующим ударом?.. — сказав это, Патрик слегка отступил.

От Патрика исходила мощь, которую Луру до этого не ощущал так остро.

Техника, которую он собирался использовать. Она походила на обычный удар сверху.

Но это было не так. Эта техника охватывала весь стиль, которому обучал Патрик, и её можно было безусловно назвать смертельной.

Патрик, Луру и даже Расти могли использовать её, но уровень владения даже сравнивать не стоило.

Однако в данном случае Луру мог ответить лишь одним способом.

Потому приготовился.

— Я иду, Луру... Одиночный большой удар!

Получай, отец... Одиночный большой удар!

Они сошлись в один миг, так что результат был очевиден сразу.

Под конец стоял без единой царапины светловолосый мужчина.

Патрик.

***

Он ощущал боль в затылке.

Эта боль привела Луру в сознания и заставила открыть глаза.

После пробуждения в голове всё оставалось неясным. Он учуял запах выпивки носом, а ушами уловил пьяные голоса, и понял, что находился в таверне.

— Ты очнулся?

Спокойный и нежный голос, обращавшийся к Луру, он посмотрел на того, кто с ним заговорил.

Перед ним была знакомая девушка с шелковистыми серебряными волосами и глазами, что краснее крови.

Но теперь она выглядела старше, Луру заметил, что за семь лет она стала куда привлекательнее.

— ... Что-то случилось, брат мой?

Семья Кадиснола удочерила её, и теперь они были братом и сестрой, в присутствии других людей он был не «господином Луру», а «старшим братом» для Ирис, которая озадаченно склонила голову. Луру выкинул предыдущие мысли из головы, покачал ею и спросил о том, что его сейчас волновал:

— Это... Почему я спал здесь?

— Потому что старший брат потерял сознание после поражения батюшке.

Короткий ответ оживил его память до того, как он отключился.

Он проиграл. Такими были его воспоминания.

Он осмотрел пьющих, и в самом центре увидел пьяных отца и мать.

Он смотрел на них и думал.

Разве я не проиграл?

Но он почему-то не жалел об этом.

Он думал не о том, что проиграл из-за того что не использовал всю доступную ему силу, а о том, что он выложил все доступные ему умения.

А последний удар ему напомнил то, как он сошёлся с героиней.

Он понял, что есть противники, которых он не может победить, даже будучи серьёзным.

Луру не любил войну и по возможности хотел бы её избежать, но сражаться ему нравилось. Он с радостью принимал вызовы, где ставкой была жизнь.

— ... Но почему мы в таверне? И почему все такие радостные?.. У кого-то в семье ребёнок родился?

Он снова осмотрелся и подумал, что у них есть какой-то хороший повод, чтобы выпить.

Потому он и спросил, на что Ирис удивлённо ответила:

— Ну... Брат мой. Неужели ты позабыл, почему сражался с батюшкой?

Она дала ясный ответ на вопрос Луру.

Точно. Он сражался с отцом, с целью продемонстрировать силу, достаточную для того, чтобы стать авантюристом.

Если бы он победил, то мог бы отправиться в путешествие...

Не удивительно, если бы они устроили праздник по этому поводу.

Однако Луру проиграл, и всё же...

Она сказала:

— Ведь было не важно, выиграешь ты или проиграешь? Расти с товарищами сурово избили несколько месяцев назад, как и тебя, но они же отправились в путешествие...

Расти... А вместе с ним Мии и Юри... Ушли отсюда.

Желая стать авантюристами, они ушли в путешествие раньше Луру.

Они и правда были одного возраста, только Расти и Мии на несколько месяцев старше, и поэтому они смогли зарегистрироваться в гильдии немного раньше него.

Семь лет назад девочки бились за то, чтобы Расти остался в деревне, но в итоге приняли его страстное желание стать авантюристом и стали тренироваться с ним.

В поисках учителя для того, чтобы дать им навыки для становления авантюристками, проблем не было, сюда регулярно приходили двое авантюристов, а ещё здесь была Ирис и Патрик.

Однако Расти обучался как мечник, а значит ему нужна была поддержка, девушки хотели обеспечивать защиту на средней дистанции, потому в качестве учителей выбрали Юмис и Ирис, и в итоге перед путешествием набрались достаточно опыта.

Перед отправлением они тоже устроили поединки со своими учителями, Расти сражался с Луру, Граном и Патриком, а Мии и Юри сражались с Юмис и Ирис, в итоге все трое разгромно проиграли. Вся их гордость была сурово разбита на мелкие кусочки.

Но они смогли стать первоклассными новичками, как сказали Гран и Юмис, так что им позволили покинуть деревню.

За эти семь лет Расти и девочки стали отличными авантюристами и первым делом отправились в столицу, чтобы вступить в клан Грана, сейчас они должны сражаться там как новички.

В месяц от них приходило одно письмо, но похоже им было очень весело, читая их Луру ощущал себя обычным деревенским мальчишкой, желавшим поскорее отправиться в большой город.

Оставшиеся члены их семей регулярно получали отправленные детьми деньги, пусть они были новичками, но похоже активно работали.

Хоть они и проиграли своим наставникам, и всё же смогли покинуть деревню. Луру думал, что бой был отличным, он понимал, что его не признают, а потому считал, что без победы ему ничего не добиться.

Возможно это предубеждение, которое у него появилось из-за того, что для повелителя демонов поражение сопряжено со смертью.

Он уже подсознательно считал, что без победы просто не добьётся своей цели, однако он не считал это чем-то неправильным, потому исправляться не собирался.

— В общем это банкет в честь проводов старшего брата... Возможно это самонадеянно, но так как я пойду с тобой, возможно это и мои проводы... Но в любом случае главный виновник торжества — ты. Кстати, мы начали сразу, как убедились, что ты просто потерял сознание... И в самом центре батюшка и матушка бесконечно рассказывают о ваших общих воспоминаниях.

Луру прислушался, и услышал, как они без конца говорили обо всём, начиная с его первого крика после рождения и до того, как он потерял сознания в последнем бою с Патриком. Публика им кивала, иногда утирала слезу и открывала новые бутылки.

— ... Они от этого никогда не устанут? — удивлённо проговорил Луру, и Ирис с улыбкой ответила ему:

— Любители выпить во все эпохи одинаковые.

Так и есть. Это никак не связано со временем и расовой принадлежностью.

Даже у демонов праздники проходили также.

Вспоминая, каким мир был когда-то, Луру кивнул ей.

***

Казалось, что банкет мог длиться вечно, но кто-то упивался, кто-то засыпал, а кто-то уходил домой, так что в итоге всё подошло к концу. Первыми домой отправились мать и Ирис.

Луру тоже думал пойти с ними, но Патрик говорил ему, что он же мужчина и должен ещё выпить, потому он не смог отказать.

В королевстве разрешалась пить с четырнадцати. То есть теперь Луру мог без проблем пить алкоголь, хотя парня не заставляли, а скорее просто предлагали. Так что Луру продолжал пить, слушая бесконечные истории своего отца, и тут на мгновение Патрик стал серьёзным, убедился, что его никто не слышит и заговорил:

— ... Луру. Почему ты не сражался в полную силу?

В этот миг у парня от удивления перехватило дыхание.

Возможно сейчас выражение на лице мальчика застыло.

Видя его таким, отец рассмеялся:

— Хи-хи... Ха-ха-ха! Шучу, шучу я... Луру. Не удивляйся так.

После этих слов мальчик смог выдохнуть.

— Слушай... Не говори такие странные вещи так внезапно... Отец.

— А-ха-ха-ха-ха! Точно... Ты ведь не сражался в полную силу... Хотел кое-что скрыть несмотря ни на что.

При том, что Патрик слегка надулся, Луру понял, что отец видит его насквозь. Возможно он что-то понял.

И был недоволен, что Луру что-то скрывал. Ведь у сына есть секреты от его родителей.

Чувство было ожидаемым, но в то же время парень считал, что это необычно для Патрика. Но Луру понял, что дальше утаивать смысла нет, потому виновато ответил:

— ... Прости. Я не собирался хранить это в тайне вечно. Просто... Ты ведь сам говорил. Надо всегда иметь парочку козырей в рукаве.

Да. Это была его инициатива, и Патрик сам подобное поддерживал.

Чтобы всегда иметь дополнительный манёвр в бою и чтобы быть уверенным, что получится победить.

Для этого Патрик считал, что всегда должен быть козырь.

Мужчина слегка нахмурился, потому что похоже его кольнули в больное место. Сейчас он больше напоминал ребёнка, скорее всего дело было в том, что он не умел пить.

Он никогда не пил слишком уж много.

В этом было дело? В таком случае может стоило быть сдержаннее...

— Ну да, говорил... Но это ведь последнее сражение. Я думал, ты используешь всё. А ты... — продолжал Патрик. Он казался слегка одиноким.

После этих слов Луру понял, насколько хорошо отец его понимает.

Он понимал, что у парня есть какой-то козырь, но какой, и насколько он хорош, мужчина представить не мог.

Иначе он бы даже не заговорил об этом. Их бой был чистой проверкой навыков мечника.

Тогда Луру без сомнения показал всю свою силу.

Если бы он попросил снять запрет на использование маны, но просить Луру использовать в бою всю силу было просто невозможно.

Похоже отец этого не понимал.

Скорее всего мужчина думал, что это Гран научил Луру чему-то.

И вряд ли он думал, что у него есть сила, близкая к древним демонам.

Луру мог сказать, что это была вся его сила и избежать слабого проявления эгоизма отца.

Но подумал.

Раз он сказал это, почему бы не показать ему всё. Почему бы не использовать всю свои силу против Патрика, который смог разглядеть в Луру такие возможности.

Парень не думал, что Патрик испугается его или начнёт избегать.

Потому что Луру верил в отца. Ведь Патрик был отцом Луру. Потому полный уверенности он заговорил:

— ... Тогда сразимся ещё раз? И теперь... В полную силу.

Чтобы стать авантюристом он уедет не завтра, а только послезавтра. Луру сказал это, понимая, что у него хватит времени. Пьяному Патрику показалось это забавным, и он заговорил:

— Хо-хо... Серьёзно? Жалеть не будешь?

Луру продолжил:

— Конечно. Однако... Ты тоже не сдерживайся.

— ?.. А как иначе! Даже сегодня я...

Патрик говорил серьёзно, но это не то, что пытался донести Луру.

Он не считал серьёзным бой, когда отец сдерживал ману и ограничивал свою силу.

— Нет... Используй ману и никаких предметов для ограничения силы.

Не веря в сказанное, Патрик посмотрел чуть ли не протрезвевшими глазами.

— Луру... Ты ведь шутишь? Я один из сильнейших мечников этой страны. Каким бы талантливым ты ни был, четырнадцатилетний ребёнок не сможет драться со мной в полную силу.

Патрик сурово посмотрел на Луру. Сейчас он выглядел как мечник. Жажда убийства мужчины пронзила Луру.

Но у парня она вызвала лишь ностальгию. Ему столько раз бросали вызов сильнейшие среди людей и проигрывали.

Потому он посмотрел на отца не со страхом, а с наслаждением:

— Иначе я не смогу сразиться всерьёз... В последний раз. Я не знаю, когда вернусь сюда. Возможно мы сможем встретиться в столице, но там я не собираюсь использовать всю свою силу, просто не смогу.

Ему казалось это смешным в самых разных смыслах, если он так поступит. Он понимал это. И Патрик похоже понял, что Луру был серьёзен.

Полностью он ему не поверил, и всё же.

— ... Понял. Однако мне совсем не сдерживаться? Не обидишься, если твой отъезд будет отложен из-за травмы?

— Это я должен спрашивать, отец.

Луру ответил сразу же, так что Патрик удивлённо рассмеялся и сказал:

— Раз ты так говоришь, то ладно... Я покажу тебе силу лучшего мечника королевства Ренард.

***

— ... Что ты делаешь?

Через дверь в комнате Луру особняка Кадиснола, освещённой светом свечей, разнёсся голос сонной Ирис.

Отец заснул вскоре после их разговора, а Луру выпил немного, спать он не хотел, а решил кое-что сделать, парень достал инструменты и что-то мастерил.

Спавшая Ирис проснулась от звука соударения металла, ей стало любопытно, и вот она пришла.

Чувствуя себя виноватым от того, что после того как проснулся, заснуть снова очень сложно, Луру пригласил Ирис в комнату, чтобы показать над чем работает.

Тихо войдя в комнату, девушка посмотрела то, что было разложена на столе и, поняв, что он делает, кивнула:

— ... Понятно, магический механизм?

На столе парня располагалось то, что простым людям могло показаться лишь мусором. Большая часть была металлом, но ещё были руда и камни, так что сложно было представить, что он делает.

Но для древнего демона, которым являлась Ирис, было очевидно, что это магический механизм. Она лишь поняла, что он пытается воссоздать какое-то устройство.

Он этого и не скрывал, с тех пор, как Луру нашёл Ирис в руинах, он решил воспроизвести магические механизмы. Но из-за того, что в это время механизмы не развивались, парень начал сомневаться.

Как повелитель демонов Луру понимал, что их технологии были очень хорошо развиты, но подстегнула их развитие война между людьми и демонами.

А ещё он знал, как полезны были магические механизмы, поэтому он решил создавать то, что будет упрощать простую жизнь, а не плодить новое оружие.

Проблема была в том, что на это требовалось время, но Юмис и Гран собрали магические механизмы, защищавшие руины, где спала Ирис, и доставили их в столицу, так что теперь развитие шло немного быстрее. Разница между технологиями древних демонов была очевидна, но стало заметно, что производство шло легче.

Эффект не распространялся на деревни, но расходился по городам, так что Гран, Юмис и Патрик иногда приносили их в качестве сувениров.

Начали расходиться хоть и простые, но механизмы, так что у Луру стало меньше причин осторожничать с созданием.

Он опасался утечки изготовленного оружия, но это был вопрос всего нескольких лет, так что большой роли он просто не сыграет.

Луру взял магический механизм, которым занимался и показал Ирис:

— ... Знаешь, что это?

Девушка слегка призадумалась, но вопрос не был столь уж сложным. Наоборот, она подобное часто видела. Она знала это на своём опыте.

Так что Ирис тут же ответила:

— Магическая пушка... Нет, такая маленькая... Она переносная, так что правильнее будет называть это магическим пистолетом. Он предназначен атаковать магией даже если нет маны...

В ответ Луру ей кивнул, и похлопал, как прилежной ученице.

Он открыл стол и показал Ирис ещё кое-что.

— А это что?

Девушка посмотрела, вопросительно склонила голову и удивлённо ответила:

— ... Тоже магический пистолет? Уже готовый?

Так сказала Ирис. И её догадка была очень верной.

Предмет в руках Луру напоминал по форме магический пистолет былых дней, дизайн был слегка изменён, так что Ирис подумала, что это какая-то старая переделка.

Девушка думала, что сейчас он подтвердит её догадку.

Но...

— Нет...

Однако же Луру покачал головой, и Ирис удивлённо склонила голову и спросила:

— Тогда что это?..

Как девушка и сказала, предмет в руке Луру имел форму магического пистолета. Слабый изгиб от рукояти до ствола, одного взгляда было достаточно понять, что это был магический пистолет, которым когда-то пользовался Луру.

Хотя детали разнились, кое-чего не хватало, он был изготовлен из минимума материалов, у предмета были шестерни и цилиндры с жидкостью внутри.

Было очевидно, что этот предмет был создан в результате того, что основную идею отбросили.

И именно поэтому сейчас Луру снова намеревался сделать магический пистолет.

— Так вот, Ирис. Это я получил от Юмис. Его не я сделал...

Ирис уставилась удивлёнными глазами. Она сразу же поняла, о чём он говорил.

За семь лет Гран и Юмис бывали в разных местах и приносили различные сувениры, и среди них был этот магический пистолет. Луру был шокирован, когда впервые увидел его.

Это напоминало наследие древних демонов, но предмет был относительно новым.

Юмис сказала, что купила его у торговца, вещица попала к нему случайно, но он не знал, что с ней делать, потому решил продать.

Луру всегда говорил им покупать всё странное, что они найдут, вот почему Юмис и купила этот необычный сувенир.

Получив пистолет от Юмис, он сразу же решил его использовать, но не смог.

С виду это был магический пистолет, но он не реагировал, даже если его наполняли маной.

Луру посчитал это странным, потому принялся разбирать пистолет, понимая, что возможно он не сможет потом его собрать обратно, он узнал, что внутри нет хранилища для маны.

И он предположил, что это была новая технология, работавшая по совсем другим принципам.

В эру, когда с магическими механизмами не могли нормально обходиться, кто-то создал то, что Луру даже проанализировать не мог.

Его это удивило и сильно заинтересовало.

А ещё встревожило.

Раньше магический пистолет был разработан как оружие, позволявшее атаковать маной тем, у кого её не было.

Силе оружия было далеко до уровня магов, и уж повелителю демонов или героине не было смысла пользоваться ими.

Но если вложить в накопитель магию или достаточное количество маны, он не будет бесполезным, если переделать, можно получить огромную мощь, или же приспособить для последовательной активации сложной магии.

Мало, кто мог использовать оружие так, как и тех, кто был способен создать под это оружие, так что для обладателей огромной силой и запасом маны стало привычным использовать в бою меч и магию.

Однако это оружие было очень эффективным средством убийства среди обычных солдат и гражданских.

И при том, что в это время кто-то сможет создать магические пистолеты, то если одна страна монополизирует технологию, это будет очень опасно.

При том, что такая вещь существовала, она могла начать распространяться, а Луру считал необходимым понять технологию, потому каждый день он уделял время разработке и совершенствованию магических пистолетов.

После того, как Луру всё рассказал девушке, Ирис взяла пистолет, который создал не он, — псевдо магический пистолет — внимательно осмотрела и сказала:

— И правда... Не реагирует на ману. Интересно, почему... Не похоже, что он вытягивает мою ману...

— Я разобрал его, чтобы понять устройство, но так и не смог. Мы собираемся покинуть деревню, а тут возникла такая серьёзная проблема... — сказав это, Луру вздохнул, а Ирис улыбнулась ему:

— И всё же ты выглядишь счастливым, дядюшка.

Когда она сказала это, Луру понял, что улыбается.

— А?..

— Что ты раньше мне говорил?.. Что ты любишь решать головоломки. Так было всегда. Прямо как когда драгоценная выпивка моего отца Бахуса исчезла.

Ирис начала рассказывать о случае пропажи выпивки Бахуса, он тогда был недоволен тем, что его алкоголь кто-то выпил без разрешения, а Луру принялся искать виновника.

Преступницей оказалась Рене...

Закончив рассказ, Ирис потёрла глаза.

Она всё ещё была сонной.

— ... Похоже мне уже пора спать. Прости, что так поздно отняла у тебя время...

— Нет, ты прости, что разбудил. Не переживай. Я тоже скоро пойду спать...

— Вот как... Слава богу...

Из-за усталости глаза Ирис начали слезиться, она направилась в свою комнату.

Прибрав вещи и инструменты на столе, Луру тоже решил лечь спать. Завтра надо собирать вещи для путешествия и будет ещё один бой с отцом. Он не мог позволить себе засиживаться допоздна.

Хотелось бы перенести на день, когда отец точно не будет мучиться от похмелья, но послезавтра Луру и Ирис уезжают, так что оставался лишь завтрашний день.

В крайнем случае он мог использовать магию детоксикации и удалить алкоголь.

Кстати, зрителей они собирать не намеревались. Луру и Патрик будут биться в полную силу. Ему не очень хотелось, чтобы люди, несведущие в боевых искусствах, наблюдали за их поединком.

Для этого минимальным порогом был уровень силы Ирис, а никого настолько же сильного в деревне не было.

Ему не хотелось, чтобы слишком много людей знали о его силе.

Не то, чтобы он хотел скрывать, просто не хотел, чтобы его боялись.

Так что завтра там будут лишь они двое.

Когда Луру думал об этом, его сердце бешено стучало.

За те четырнадцать лет он ни разу не пользовался силой как повелитель демонов.

Он использовал свою магию во время тренировки, но то было лишь обучение, а не настоящий бой.

Но в этот раз всё было иначе. Его отец был по-настоящему сильным мечником.

Луру надеялся, что по силе он не уступал тем смельчакам, что бросали ему вызов, когда он был повелителем демонов.

Сейчас он был человеком, его магическая и физическая силы были снижены, потому парень мог наслаждаться боем.

Он не переживал о том, что его тело не могло двигаться так, как ему того хотелось, а считал, что так у него будет больше сильных противников, потому и не думал, что это было плохо.

Луру задул колеблющееся пламя свечи и направился к кровати.

Завтра будет отличный день.

Так он думал.

***

С металлическим звуком что-то прилетело к Луру.

Схватив это, Луру понял, что это было холодным на ощупь.

Он разжал ладонь и посмотрел.

Это была серебряная монета, используемая в качестве валюты в королевстве Ренард. На одной стороне был профиль королевы, а на другой святой зверь единорог, защищающий их страну.

И зачем её запустили в Луру?

Причину знал один лишь Патрик, который стоял от него в нескольких шагах.

На рассвете всё было в туманной дымке, они покинули дом вместе с деревянными мечами, чтобы их никто не заметил.

Их целью был обещанный вчера серьёзный бой.

Из-за этого обещания им было сложно определиться с местом проведения, но в итоге решили уйти подальше от деревни в направлении развалин.

Здесь почти никого не бывало, так что им не надо было беспокоиться, что они могут кому-то навредить.

Хоть они и собиралась драться серьёзно, они решили сдерживаться на том уровне, чтобы не спалить весь лес.

Так что они не причинят вреда лесу в целом.

Когда они встали друг напротив друга, Патрик бросил монетку.

— ... Что это?

Луру вопросительно склонил голову, и Патрик ответил:

— Я подумал, что это неплохой сигнал к началу боя. Подбросим её, и когда она упадёт, бой начнётся.

— ?.. Тогда ты бы и бросил, — сказала Луру, но Патрик ответил:

— Если её подброшу я, ты можешь не успеть полностью подготовиться к бою. Я хочу сразиться, когда ты будешь готов... Подбрось монетку, когда будешь точно уверен... А я? Я-то всегда готов.

Он был таким самоуверенным или считал, что как мечник всегда готов к бою?

Но Луру принял его предложение.

Он немного переживал из-за своего контроля над маной, по сравнению с тем периодом, когда был демоном, нельзя было игнорировать задержку во времени при её использовании и усилении тела, когда сражаешься с сильным врагом.

Если сигнал подаст Патрик, есть возможность, что он не успеет разогнать ману по всему телу.

Так что для Луру это было удачное предложение.

Получивший время на подготовку, Луру начал наполнять своё тело маной. Из своего бескрайнего источника сил он достал как можно больше маны, сжал и разнёс по телу.

По сравнению с тем, что было когда он только родился или семь лет назад, это было куда проще, даже сравнивать нечего.

И всё же хуже, чем в те времена, когда он был демоном, будто через забитый шланг он пытался прогнать воду.

Он не знал, был ли это предел человеческого тела, или Луру сам где-то ошибался, но он должен был разобраться с этим прежде, чем его кто-то загонит в угол.

Патрик сурово смотрел на Луру, сейчас он был немного не таким, как раньше.

Мужчина был удивлён, видя каким сильным становился Луру, используя ману, но похоже он демонстрировал лишь часть того, чем обладал.

Сейчас же всё было иначе.

Он заполнил тело маной и укрепил его.

Патрик всё ещё выглядел таким же спокойным, но на его лбу можно было разглядеть капельки холодного пота. Он кожей чувствовал силу Луру.

И так как всё ограничилось лишь этим, значило, какой сильной волей обладает Патрик.

Обычный человек упал бы в обморок уже через несколько секунд.

Жутко концентрированная мана окружила тело Луру.

— ... Луру. Ты способен на такое... — отец выжал из себя эти слова, и Луру улыбнулся:

— Честно говоря, я не в лучшей форме.

— ?.. Неужели это ещё не всё, на что ты способен?

— Нет. Не в этом дело... Просто у меня ещё остались силы, не подвластные мне.

Будучи в теле повелителя демонов он прекрасно понимал свою ману и физическую силу и идеально их контролировал. Сейчас же это было не так, но Патрик не мог этого понять.

— Не очень понимаю... Но если ты серьёзен, то ладно... Луру, пора начинать?

Патрик был уже весь в нетерпении.

Видя это, Луру и сам разгорелся желанием сразиться.

Сейчас он был готов действовать в любой момент и справиться с любой атакой.

Видя таким своего отца, Луру убедится, что достаточно напитал тело маной и кивнул:

— ... Точно. Пора... Сделаем это.

Монетка, которую Луру держал в руке, сверкнула в небе.

Она вращалась, показывая то королеву, то единорога, достигнув отведённой ей высоты, она начала падать под действием силы тяжести.

И вот...

Бам, как только она упала, очертания тел Луру и Патрика стали размытыми.

***

Со звуком, когда что-то твёрдое сошлось в ударе, ударная волна начала раскачивать соседние деревья.

Это было следствием того, что Луру и Патрик обменивались ударами на деревянных мечах.

Конечно будь это обычные деревянные мечи, они бы тут же сломались.

Однако же на этих не было ни единой царапины, они могли продолжать бой, потому что усилили мечи с помощью магии до сверхъестественного уровня. Лишь небольшая ошибка в количестве маны или скорости, и тогда бы под давлением маны мечи бы просто переломились.

Однако же пропитанные полностью магической силой, сейчас они были такими же крепкими, как настоящие мечи из железа.

Если попадёт, простым синяком не отделаешься. Теперь они были оружием с огромной разрушительной мощью.

— ... Я удивлён, Луру. Я и подумать не мог, что между нами почти нет разницы... — сказал Патрик, обмениваясь ударами.

— Я тоже, отец... Мне ещё тренироваться и тренироваться... Я думал, что закончу всё одним ударом, и всё же ты смог устоять... — ответил Луру.

Говоря, что он будет серьёзным, парень не собирался сдерживаться.

Он собирался использовать всю свою силу и вырубить отца одним ударом.

Однако этот удар был остановлен, их силы оказались приблизительно равны.

Отец оказался сильнее, чем он думал, к тому же он не мог использовать всю свою силу.

Всё-таки большое влияние оказывало то, что это было человеческое тело. Он понял это, сразившись с действительно сильным противником. Для него могло быть опасно сражаться, полагаясь только на свои врождённые навыки, как когда он был повелителем демонов.

Однако ему хватало сил, чтобы противостоять Патрику. К тому же если он использует мощную магию, то так просто точно не проиграет.

Вечно скрещивать мечи они не могли. У Луру не было столько времени.

Нацелившись на тот миг, когда Патрик потерял концентрацию, он вложил силу в ноги и подался к нему.

Ощутив угрозу от Луру, мужчина тут же отскочил. Он думал, что сможет уйти, но, вспомнив вчерашнее, понял, что идея была не из лучших.

Даже если уклонится, Луру атакует ещё раз.

Даже если Патрик знал, какой будет следующая атака, сегодня она будет наполнена силой, и её просто нельзя будет сравнить с тем, что было вчера.

Потому ему ничего не оставалось, кроме как ударить Луру напрямую.

На скорости, с которой атаку Луру уже было не разглядеть, Патрик приготовился сбить его меч.

Убедившись, что отец смотрит на него, парень понял, какой была его цель. Но на такой скорости он уже не мог замедлиться, всё, что он мог — это атаковать Патрика.

Потому перед Луру был лишь один вариант.

И вот они сошлись.

Два деревянных меча ударились друг о друга, и в следующий миг один из них взметнулся в воздух.

Выигрышной ставкой была та, что сделал Патрик.

Он был уверен в своей победе.

— Победа за мной... М?!

... Однако он увидел, что взгляд Луру не принадлежал тому, кто сейчас проиграет.

И это было странно. То чувство, когда он выбил деревянный меч их рук парня. Слишком легко. Будто он держал его одной рукой.

Так подумал Патрик.

И в следующий миг он что-то заметил в руке Луру.

Тьма сгущалась и теперь напоминала деревянный меч.

Однако контуры чёрного деревянного меча раскачивались, он был создан не из какого-то материала, а из маны. А на лице Луру была улыбка.

— Так чья там победа?

Патрик понял, что его меч был поднят высоко и сразу он не сможет ответить.

Луру же не собирался упускать такой шанс.

Его чёрный меч направлялся прямо в живот Патрика.

Дальше он понял, что его сознание погружается во тьму...

— Отец... Победа за мной, — донеслись до мужчины слова сына.

***

— Да уж... Всё тело болит, — пробормотал Луру, пока нёс на спине потерявшего сознание Патрика в деревню. Он шёл так быстро, как не смог бы взрослый человек, но для самого парня это было не так уж и быстро.

И дело был в том, что сейчас у него болели все мышцы.

Из-за того, что он сражался серьёзно или потому что Патрик оказался куда сильнее, Луру использовал куда больше маны для усиления, чем делал это обычно, и в качестве побочного эффекта у него начали ныть мышцы.

Вообще с годами он мог использовать всё больше маны для усиления тела, но тело человека было куда слабее, чем тело демона, так что потом боль была страшной.

Используя половину силы он мог драться сколько угодно, но чем больше сил, тем меньше у него оставалось времени, так что на пределе он мог продержаться всего около пятнадцати минут.

Он понимал, что со временем граница будет расширяться, и возможно до бесконечности, но как же ему уже надоела эта боль. Он сразу сильнее начал уважать тех людей, храбрецов, с которыми сражался.

Пусть физически он был не таким, как раньше, но его мана была как у повелителя демонов, для него боль в мышцах не была чем-то серьёзным, но люди должны были без конца бороться с ограничениями своей силы.

Луру испытывал уважение к тем, кто смог перебороть себя и даже победил повелителя демонов.

Он хотел когда-нибудь дорасти до уровня героини, но учитывая бой с Патриком и состояние его тела, до этого было ещё далеко.

Если будет использовать магический пистолет, то возможно будет способен на что-то безумное, но он не мог успокоиться, так как понимал, что даже тогда мог встретить кого-то, кто мог оказать сопротивление.

Луру помнил, что хоть и в небольших количествах, тогда были силы и оружие, способное аннулировать магию и ослабить. Так что возможности в ближнем бою... Были насущной проблемой для Луру.

Скоро он уже доберётся до деревни. Он уже видел вход и кого-то возле.

Присмотревшись, он понял, что это похоже была Ирис.

Она узнала, что Патрик и Луру покинули деревню, и ждала их возвращения.

— ... С возвращением, дядюшка. Как результат?

По её манере речи было ясно, что она более-менее понимала цель.

Они использовали достаточно маны, так что древний демон просто не мог не заметить этого.

Луру не думал ничего скрывать, так что честно ответил:

— Я победил. Полной и безоговорочной... Я победу не назову, но и сложной она не была. В следующий раз я тоже обязательно выиграю. Просто... Он оказался сильнее.

Эти слова Луру заставили Ирис удивиться:

— ... Не часто дядюшка хвалит своего соперника. Он был так хорош?

— Родись он в наше время, ну и если ему дать соответствующее оружие, он мог бы потягаться с Бахусом. Ты бы не победила...

— С отцом... Ясно. Я понимаю.

Ирис кивнула.

Теперь они направились в особняк втроём. По пути очнулся Патрик.

— Ух... Где я?

— Отец, очнулся?

— Луру?.. А, точно. Я проиграл?..

Удивительно, но Патрик не был недоволен.

— Мир огромен, и я давно не испытывал вкус поражения, но не думал, что его преподнесёт мой сын, — сказав это, Патрик слез со спины Луру.

Однако он перенапрягся, и теперь его ноги дрожали.

— Не изводи себя... — сказав это, Луру стал поддерживать Патрика. Ирис взяла его с другой стороны.

— Ах, Ирис... Заметила нас? — удивлённо проговорил Патрик. Ирис ответила:

— Когда вы уходили рано утром. Я ждала вас у входа в деревню. Матушка ещё спит.

— Вот как... Ирис, а ты знаешь о силе Луру?

— Мне довелось её увидеть, когда он спас меня из руин.

Так они договорились, хотя на деле этого не было.

Однако эту часть истории они уже обговорили с Граном и Юмис, так что никаких проблем.

— Понятно... Похоже мне не стоит переживать из-за того, что вы станете авантюристами... Теперь я спокоен, — сказал Патрик, опустив голову, после чего продолжил. — Однако есть то, что одной лишь силой не решить. В такие моменты не стесняйтесь просить помощи. У взрослых вроде меня, Грана или Юмис... Поняли?

В ответ ему Луру и Ирис кивнули.

Так и есть, именно поэтому Луру ничего не мог сделать с той эпохой войн.

Они всё решали силой, потому всё и закончилось поединком между Луру и героиней.

Но всё было не так просто.

Потому он понимал, что есть что-то поважнее силы.

Довольный тем, что они с ним согласились, Патрик неторопливо шёл в особняк и заговорил:

— Что ж, начнём паковать ваши вещи?

Сегодняшний день закончится, и завтра начнётся путешествие Луру и Ирис.

Было немного грустно, но их сердца пылали, предвкушая новый день.