Том 4    
Глава 2: Наказание и наказание


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
kaii-h
09.07.2020 15:58
О, взялся за перевод зарегото - пожелаем тебе удачи.
Вот только с таким оформлением прямой речи - читать не очень.

Глава 2: Наказание и наказание

День 1: наказание и наказание

День1 (2)

Наказание и наказание

0

Упорные как тараканы?

Тоесть они умрут, если пришибить их газетой?

1

Научная лаборатория безумного демона Шадо Кёичиро — официальное название, конечно, длиннее. Исследовательский институт Шадо Кёичиро состоял в общей сложности из восьми зданий.

Восемь зданий были собраны в пространстве окруженном высокими стенами. Снаружи это выглядело тесновато, но внутри создавалось впечатление настоящей, аккуратно организованной лаборатории. Не то чтобы я чувствовал ностальгию, но обстановка наталкивала меня на некоторые воспоминания.

Здесь было одно, два, три, я смог увидеть четыре здания, похожие на игральные кости, как только мы зашли за стены. Здания выглядели как кости не из-за формы. Ни в одном здании не было ни одного окна, поэтому на первый взгляд было трудно определить, можно ли назвать зданиями эти сооружения, они скорее были похожи на что-то из авангардного искусства. Кстати говоря, я слышал, что такие здания без окон создавались для игровых центров, для безопасности. Может это тот же случай? Если тот, то должен сказать, что они принимали слишком серьезные меры предосторожности. Этого было достаточно, чтобы я понял, почему злоумышленник не смог ничего сделать.

Шито-кун продолжал идти вперед, к самому большому зданию, которое казалось главным, а потом сказал "подождите немного, достал ключ-карту из кармана лабораторного халата и провел ей через кардридер. Он напечатал десятизначный код на клавиатуре расположенной рядом. Я подумал, что сейчас дверь откроется, но это было не так.

“Пожалуйста, назовите ваше имя.”

Над кардридером, видимо, был небольшой динамик, который было трудно заметить, и он звучал как явно синтезированный голос. Это было на порядок высокотехнологичней, чем охрана у анахронических ворот.

“Оогаки Шито. Мой ID ikwe9f2ma444.”

“Голос и сетчатка подтверждены. Пожалуйста, подождите.”

После недолгого ожидания, о котором сказал скрипучий как дверь синтезированный голос, толстая изолированная дверь сдвинулась в стороныу. Шито-кун хмыкнул, вошел внутрь и повернулся к нам

“Поспешите, а то она скоро закроется.”

Я, Кунагиса и Сузунаши-сан вошли, как и было сказано. Внутри был белый коридор, напоминающий недавно построенную больницу. Шито-кун шел как проводник и говорил .

"Это основное отделение, просто думайте о нем как о центральном отделении лаборатории, которое также служит жилым помещением профессора Кёйчиро. Остальное я не хочу объяснять, потому что это будет боль в жопе. В любом случае, я приглашаю вас поприветствовать профессора, хорошо? Постарайтесь не грубить ему."

Хоть он по-прежнему и был таким же нудным, как раньше, но Шито-кун, по крайней мере, ответственно исполнял свои профессиональные обязанности. Хоть и грубо, но он все же руководил нами.

"Профессор ждет вас на четвертом этаже." "Сюда, в лифт, в лифт," — сказал он и нажал кнопку вызова. "Не тупите, это раздражает".

“Ну извини. Кстати, Шито-кун.”

“Что?”

“Тут все хорошо защищено, эта защита на входе, отсутствие окон.”

Шито-кун кивнул.

"Это обычное дело для первоклассного исследовательского центра. Думаю, стоит предупредить вас, ребята. Не покидайте учреждение, не сообщив нам об этом. Как только вы выйдете сами, то уже не сможете вернуться."

“Хмм…”

“Ну, это не важно.”

Мы вошли в лифт и поднялись на четвертый этаж. Не знаю, как много этажей в этом здании, потому что тут нет окон, но согласно моим инстинктам, я думаю, что четвертый этаж тут самый высокий. Мы вышли в холл, Шито-кун указал на нечто похожее на комнату для перекура и сказал: “Подожди там».”

“Я пойду, доложу профессору. Я вернусь очень быстро, так что сильно не расслабляйтесь”

Сказал Шито-кун, а затем он удалился по коридору. Что это за хозяин, который велит своим гостям "не особо расслабляться", — подумал я, садясь на диван в комнате курения. Кунагиса села рядом со мной, а Сузунаши-сан села спереди. Сузунаши-сан вынула сигарету из скрытого кармана пальто, зажала между губами и прикурила от зажигалки Зиппо.

”… Ахх, я наконец то могу покурить,” Cузунаши-сан выдохнула сигаретный дым с восторженным взглядом. “Асано-сан запретила мне курить в машине.”

“Конечно, потому что от этого запаха потом не избавиться.”

“ Ну, да... Я беспокоилась, что здесь нельзя курить, но все в порядке. Но вы знаете, я ожидала чего-то более странного. Конечно, место и стены довольно странные, но внутри это вполне обычный интерьер.”

“В принципе да… Однако все же это экстравагантно — использовать такое большое здание в одиночку ". Как человек, который жил в квартире размером с четыре татами, я искренне завидовал. "Ай, ладно… только три человека используют это здание?”

“Да,” кивнула Кунагиса. “Шито-кун, Мисачи-тян и профессор, всего три.”

“Понятно” Я согласился. Вообще-то, моя память была надежна как никогда. “Ну, несмотря ни на что, это все еще экстравагантно.”

“Я говорю не только о здании” Сузунаши-сан держала сигарету кончиками пальцев, продолжая, “ Люди тоже кажутся нормальными. Нормальные люди, понимаете? Кажется, я зря беспокоилась. ”

“Нормальные?” Я наклонил голову в сторону “Нормальные? Как Шито-кун? Я так не думаю… и начнем с того, что шестнадцатилетний сам по себе является ненормальным для нормального исследовательского института.”

“Я представляла себе более странные вещи,” Сузунаши-сан смущенно рассмеялась. “Люди, которые будут говорить на языке программирования, или будут бросать в тебя пузырьки со смертельным ядом, будучи голыми под холатами, такого я ожидала.”

“У тебя богатое воображение…”

Казалось, что Сузунаши-сан смотрит на академиков, исследователей, ученых и других подобных людей через какие-то странные розовые очки. Действительно, с такой точки зрения, Шито-кун попадет под определение "нормальный".Судить людей по предрассудкам — нехорошо, но я полагаю, что в этом случае невероятно грубое предубеждение фактически привело к неожиданно хорошему результату.

“Кстати, Томо. Я хотел бы спросить, если уж мы зашли так далеко. Что ты собираешься делать? Пока все прошло гладко, но что дальше? Пока ничего не вызывает проблем, так какой ход ты собираешься сделать?”

“Эм. Эмм. Эм. Я подумала о разных вариантах,” и Кунагиса откинула голову и посмотрела в потолок. “Посмотрим. Сначала я встречу профессора и поболтаю. А до встречи можно и отложить проблему ”

“Если я правильно помню, он из седьмого отдела?”

“Ага. Хоть и это и не звучит оптимистично, но я надеюсь, мы получим разрешение встретиться. И, Боку-сама-тян припасла козырь в рукаве.”

“Козырь в рукаве…”

Я повторил ее слова, и подумал об одном подрядчике, который всыпал бы мне за такие слова. Самый могущественный в мире подрядчик. Она — комплекс уверенности в себе, даже больше, чем просто уверенности , ее можно описать как превосходную и превосходящую: действительно, козырь. Она любит скрываться и мангу, и еще больше любит язвить, что делает ее довольно надоедливой личностью, но союзника лучше чем она нет.

“Томо, разве не было бы проще просто попросить Айкаву-сан помочь?”

“Хмм. Надо разбираться со своими проблемами собственными силами. Не хорошо беспокоить людей, прося помочь своим друзьям”

“И все же, я думаю, это работа для нее…”

Пока мы говорили, Шито-кун вернулся. Как он и обещал, довольно скоро. “Профессор согласился встретиться с вами,” — сказал он и поторопил нас. Сузунаши-сан положила недокуренную сигарету в пепельницу. Она выглядела немного задумчиво. Микоко-сан говорила мне постараться не позволять Сузунаши курить слишком много, по этому я не предложил Шито-сану подождать, пока Сузунаши-сан закончит курить. В любом случае, он вряд ли бы послушал меня.

“Сюда. Быстрее.”

Сказав это, он прошел по широкому коридору и остановился перед дверью самой дальней комнаты. Он положил руку на ручку, повернулся к нам и повторил: “Не будьте грубыми.”

“Особенно ты,” он обратился ко мне. “Это просто мое мнение, но ты странный. Лучше ничего не говори.”

“Ты не сдерживаешься в выражениях. Я знаю… Я не намерен вмешиваться. Я знаю свою роль.”

Ответив, я пожал плечами и посмотрел на Кунагису. Кунагиса не проявляла никаких признаков нервозности или чего-то в этом духе. У нее было такое же обычное выражение лица. Я бы не сказал, что ей это нравилось, но, похоже, она совсем не переживала о встрече с Безумным Демоном. Конечно же, Кунагиса на самом деле хотела встретиться ни с кем иным, как с Уцуриги Гайске из седьмого исследовательского отдела.

Я вздохнул.

“Ну...” сказал Шито-кун. “Прошу прощения, профессор.”

В этот момент дверь открылась.

Мы вошли в комнату, Шито-кун шел впереди. По внешнему виду коридора я ожидал, что кабинет профессора будет похож на больничную палату, но это было не так. Кабинет выглядел как обычная комната для приема посетителей с круглым столом посередине. По другую сторону стола сидел Шадо Кёичиро.

Я слышал, что ему шестьдесят три года, так что я ожидал, что он будет выглядеть старым, но мои ожидание не оправдались. Он не был полностью седой, хотя седые волосы проглядывались, его голова не показывала никаких признаков облысения. Хоть его волосы и нельзя было назвать молодыми, но они все еще полнились жизненной силы. И его взгляд. Он не был похож на взгляд старика. При взгляде на него на ум скорее приходил опытный политик, чем исследователь. Хитрый, опытный — такими слова приходили мне на ум.

Шадо Кёичиро.

Атмосфера в комнате была тяжелая. Достаточно тяжелая, чтобы называться давящей.

“Хаха”

Он посмеялся.

“Прошло столько времени. Кажется, уже семь лет? Думаю, уже семь, госпожа Кунагиса”

Тихий голос. Однако, это не слабый. Это был спокойный голос, как будто начальник обращается к подчиненному. Если мне позволено описать это каким-либо образом, я бы сказал, что это был голос, принадлежавший кому-то стоящему над другими. .

“Ты изменила прическу. Теперь ты еще больше похожа на ребенка, тебе идет, леди Кунагиса. Ты выглядишь даже младше, чем семь лет назад .”

“Спасибо,” — ответила Уунагиса на голос Шады Кёичиро. “Спасибо, что приняли меня. Я очень благодарна за такой теплый прием, профессор.”

“Хах. Звучишь саркастично.”

“Разве? Я не хотела,” Кунагиса пожала плечами. “Но, если это так прозвучало, в конце концов может так и есть.”

За профессором стояла миниатюрная девушка. У нее было каре по шею. Через ее очки на нас смотрел деловой взгляд. Даже больше, холодный и расчетливых. Она носила костюм. Учитывая, что это не лабораторный халат, она, скорее всего, не была исследователем.

В таком случай, это должна быть Юзэ Мисачи-сан, секретарь профессора.

Шито-кун отошел от нас и встал напротив Мисачи-сан. Он что то ей прошептал, затем прошептал что то профессору. Услышав слова Шито-куна, профессор дважды кивнул а затем посмотрел на нас.

“Ну тогда, кхе-кхе, прошло семь лет,” профессор повернулся к Кунагисе. “Конечно, семь лет для меня не много, но для госпожи Кунагисы это довольно долгий срок, учитывая, что тебе еще нет и двадцати. Нам должно быть есть о чем поговорить, но к сожалению у меня не так много времени. В конце концов, я занятой человек.”

“Есть о чем поговорить? Не думаю, что у меня есть много о чем поговорить с профессором. И мы оба заняты. У меня тоже есть работа, которую надо закончить.”

“Верно, верно. Но тут есть различие, леди Кунагиса. В моем мире мы не называем вещи без промышленной ценности работой, но я полагаю, для детей играть — то же самое, что работать.”

“Если играть — то же самое, что работать, полагаю, это касается нас обоих. Мы оба не приносим промышленной ценности. Я полагаю, профессор еще играет с теорией машин? Если да, то спасибо за ваш тяжелый труд. В конце концов, в ней слишком много излишков и избытков. Интересно, у вас не слишком много проблем с деталями?”

“Вам не понять, леди Кунагиса. Вы ничего не понимаете во мне.”

“Наверное. Я тоже так думаю. Профессор прав. Я ничего не понимаю.

Кунагиса дважды кивнула. По сути, тут нет ничего странного, но именно поэтому у меня появилось странное чувство. Я чувствовал, что этот разговор был не совсем подходящим для Кунагисы, которую я знаю. Кунагиса не стала бы участвовать в разговоре, который не был странным.

“Искусственный интеллект — или, скорее, искусственная жизнь. Профессор, я слышала слухи, что вы отказались от этого. ”

“Я не отказался от этого. Я ни от чего не отказываюсь. Я просто понял, что это было проще, чем я думал, поэтому пошел обходным путем. В конце концов, я только хочу делать вещи с промышленной ценностью” - сказал профессор с самоуничижительной усмешкой . “Я ничего не делаю в качестве игры. Я не художник создающий вещи на показ. Вам не стоит спорить с ученым о работе, в которую они вложили свою жизнь и душу, леди Кунагиса. .”

“Конечно, я не собираюсь этого делать. Обсуждать с профессором его занятия? Это было бы до боли бессмысленно.”

Кунагиса снова пожала плечами.

Такое отношение тоже было немного странным от Кунагисы, которую я знаю. Я не думаю, что смогу ответить, почему это было так, однако необъяснимое чувство тревоги начало бурлить в моем сердце. Я понял, что сейчас не время и не место для беспокойства по этому поводу. Я покачал головой и отбросил эти мысли в сторону. В таких ситуациях мне стоит думать о ком-то вроде Хикари-сан. Хикари-сан такая милашка. Интересно, что она сейчас делает?

“Кстати говоря, леди Кунагиса,” Шадо Кёичиро сменил тему. “Как поживает твой отец?”

”– Кто знает” Казалось, Кунагиса колебалась с ответом “Вы злой, профессор. Этот вопрос злонамеренный. Вы же знаете, что тогда от меня отреклись. И вы были уведомлены об этом.”

“Ох, точно. Извини, я старею и начинаю забывать некоторые вещи” профессор искренне рассмеялся. “Они сказали, что ты не хочешь взрослеть, и оказались правы.”

“Хмм, понятно. Тогда, я полагаю, вам стало труднее проводить исследования.”

“Не беспокойся. Мне не нужны детские сожаления. У меня стала хуже только память. Но в моем распоряжении множество источников информации, и пока я могу думать, я могу полностью удовлетворять интересы твоего отца, леди Кунагиса.”

Это была очень саркастичная манера речи. Это была очень неприятная манера речи. По тому, как он говорил, я понял, что профессор определенно не приветствовал Кунагису в качестве гостя. И с другой стороны, Кунагиса также отвечала аналогичным отношением, так что любой человек услышавший этот разговор, мог бы ощутить отсутствие дружеской атмосферы.

На самом деле, для Шадо Кёичиро, Кунагиса Томо — относительно незначительное существо. Даже сейчас, когда он вел себя так, будто приветствовал гостя, это было просто шоу. Так же, как Кунагиса ценила Уцуриги Гайске, а не Шаду Кёйчиро, так и Шадоу Кёйчироу ценил отца Кунагисы — точнее, в данном случае, дом Кунагиса, а не саму Кунагису.

Дом Кунагисы — Синдикат Кунагиса не нуждается в представлении. Один из немногих плутократических домов в Японии. Нет, правильнее было бы назвать его образцом для подражания всех плутократов. Они охватывали более 22 200 компаний. Пока вы живете относительно нормальной жизнью, они настолько огромны, что вы никогда не поймете, что живете в их тени, таков их размер, в их руках весь мир. В этой родословной есть что то фантомное.

И они как раз оказались покровителями этой лаборатории.

Например, если бы вы представили что-то вроде Дома Медичи, это бы идеально подошло к этому случаю. Другими словами, дом Кунагиса не сдерживает себя в финансировании подобного рода личных исследовательских лабораторий и подобных мест для людей с особыми навыками, или, скорее, они очень заинтересованны в предоставлении финансирования для подобной деятельности. Шадо Кёйчиро, несмотря на то, что его называли Безумным Демоном, даже находясь в горах, распоряжался отличной лабораторией и занимался своей исследовательской деятельностью потому, что он его поддерживала семья Кунагиса. Конечно, семья Кунагиса не предоставляла это финансирование из уважения, безумия или из-за доброты душевной, а скорее потому, что они хотели права на результаты и информацию, полученную этой лабораторией, покупая все заранее, чтобы получать гонорары и другие выгоды. Тогда может быть правильнее назвать их не покровителями, а инвесторами. Конечно, было бы трудно найти инвесторов, желающих инвестировать в Безумного Демона, так что в этом смысле дом Кунагиса можно назвать хайроллером. Однако это и было причиной.

Именно поэтому Кунагиса Томо и ее знакомые смогли попасть за эти стены. Даже если семья от нее отреклась, она все еще была прямой дочерью первичной линии в доме Кунагиса, поэтому с ней нельзя было непочтительно обращаться. Шадо Кёйчиро не смог отклонить ее просьбу.

Вот почему вы могли бы сказать, что к этой ситуации привела Кунагиса, использовавшая власть в качестве щита, чтобы пробраться сюда. Если думать об этом таким образом, язвительное отношение профессора и недовольное отношение Шито-куна, не вызывало вопросов. Мы были теми, кто требовал невозможного.

”…..”

Конечно, это было бы так, если бы мы говорили только о текущей ситуации.

“Кстати, кто этот парень?”

Профессор внезапно переключил свое внимание на меня. Он явно считал меня подозрительным и даже указал на меня пальцем.

“Я думал, что леди Кунагиса появится с ее братом. Я всегда думал, что сопровождающим леди Кунагисы никогда не будет кто-то, кроме ее брата. То, что кто-то еще в этом мире такой безумец, разрушает мои взгляды на него. Хм? Я не узнаю тебя. Ты сын какой то знаменитости? Или, может быть, ты был кем-то из Кластера?”

“Нет, И-тян - друг,” беспечно сказала Кунагиса. “Нао-кун — третий наиболее занятый человек в мире, поэтому он сказал, что у него нет времени, чтобы приехать сюда. Но он попросил передать профессору свои слова. Моя сестра может сделать что-то небрежное, но я возьму на себя полную ответственность за все, поэтому, пожалуйста, будьте спокойны, сказал он.

“Ахаха, хорошо” профессор засмеялся, казалось, впервые за разговор он нашел что то смешным “Кажется, он вполне здоров. Кунагиса Нао, несмотря на свои обстоятельства, все еще такой... Хммм. Я не чувствовал, его задора в течение долгого времени. Воистину долгого времени, леди Кунагиса.”

Старик выглядел счастливым, как ребенок, а затем он изменился в лице и сказал: “Итак.”

“Теперь давайте поговорим серьезно. У нас обоих, вероятно, есть свои дела. Так что...”

А потом профессор снова посмотрел на меня. Я внутренне пошатнулся от его тяжелого взгляда, но я не показал этого. Я, вероятно, преуспел, я так думаю. Однако мой маленький успех, казалось, не имел никакого значения для профессора, поскольку он продолжал говорить.

“Можем ли мы попросить ваших друзей покинуть свои места? В конце концов, это важный разговор.”

”… вы говорите обо мне?”

“Парень, ты это понял так?” профессор хихикнул. “У тебя хороший взгляд, парень. По настоящему хороший взгляд. Примерно как у Шито-куна. Хороший взгляд.”

После этих слов у Шито-куна, стоявшего рядом с профессором за Мисачи-сан, на мгновение промелькнуло недовольное выражение. Он, казалось, уставился на меня, но только на мгновение. Он быстро собрался с силами и отвернулся от меня.

“Тем не менее, это специализированная тема. Я не думаю, что прошу чего то неправильного. Итак, ты покинешь свое место?

“Да… но.”

“Просто слушайся профессора, Иноджи[✱] いの字 (Inoji), Одно из просвищ главного героя. Означает “Буква И”.”

Сузунаши-сан положила руку мне на плечо. Я обернулся и посмотрел на нее, и обнаружил, что Сузунаши-сан смотрит не на меня, а на профессора. Она улыбалась, как будто это ей по душе эта ситуация, но в этом случае ее улыбка человека была натянутой, и я знал, что она использовала ее как маску. Когда она действительно наслаждалась чем-то, Сузунаши-сан не улыбалась.

“Иноджи - несовершеннолетний, а еще Иноджи — посторонний, и, кроме того, не эксперт, так что не стоит соваться в трудные взрослые разговоры. Разве не так?”

”… Действительно, так, но” профессор посмотрел на Сузунаши-сан с осторожностью. “А ты кто?”

“Меня зовут Сузунаши Нэон. Я их опекун.”

Когда она сказала это, Сузунаши-сан подтолкнула Кунагису в спину, тем самым заставив ее вернуться на свое место, а затем села рядом с ней. Нет, это было не сидение, который можно описать как сидение. Это был очень экстравагантный способ сидеть, как будто она наступала своей талией на стул, как будто она выражала доминирование над стулом.

Она направила дерзкий взгляд на профессора.

“Так как я их опекун, я буду участвовать в разговоре. Все в порядке, не так ли?” Она поджала кончики губ и сделала еще более злобный взгляд. “Мы не можем оставить несовершеннолетних детей, без опекуна, вести переговоры с кем-то столь славным, как профессор. Если вы профессор с академическим мастерством, уважаемый профессор и, более того, профессор, который является другом Кунагисы Томо, то вы, конечно, должны были подумать об этом, поэтому я не могу представить, чтобы мне не разрешили сидеть здесь.”

”…..”

Никто не мог противостоять умению Сузунаши-сан играть злодея. Ее физическое состояние также помогло ей в этой роли. Я никогда не смог бы осуществить что-то подобное, потому что мне не хватает такого внушительного телосложения.

Профессор... Довольно смеялся

“Хахахах ... действительно, все так, Сузунаши-сан,” он кивнул несколько раз, когда говорил. “Действительно, вы правы. Вы правы... правы. Да, я не против, вы можете остаться. Вы можете оставаться столько, сколько хотите. Но мы бы попросили этого парня, поубивать где нибудь время примерно с час.”

“Да. Звучит отлично” Сузунаши-сан повернулась ко мне и подмигнула. “Все нормально, не так ли, Иноджи?”

“Тогда, так и сделаю. Ни то что бы у меня был выбор,” Я поднял руки в знак согласия и сказал Кунагисе. “Томо, я тогда буду в курилке.”

“Окей,” Кунагиса повернулась ко мне и невинно улыбнулась. “Поняла, И-тян. Я скоро приду, так что не потеряйся.”

Эти слова и эта улыбка успокоили меня.

Да, это Кунагиса Томо которую я знаю.

“Итак, Шито-кун, будем ждать снаружи.”

“Хорошо, понял. Я покажу тебе тереторию… стоп, что!?” Шито-кун вскрикнул. “Не зови меня так беспесно, будто друга”

"Я пошутил", сказал я. Я оставил остальное на Сузунаши-сан и вышел из кабинета.

2

Время для философии.

Ну, а что в человеческой душе на первом месте? Например, кто-то, думаю, Фрейд, разделил душу на сознательное и подсознательное, но была ли вообще необходимость разделять ее? Были бы у меня какие-либо проблемы, если бы у меня не было никакого подсознательного аспекта души, или никакого сознательного, из-за чего я бы стал сущностью, состоящей исключительно из моих подсознательных мыслей?

Кунагиса говорила, что душа — это результат физической активности мозга. Это, наверное, правда. Я, по крайней мере, не недооцениваю науку биологию, чтобы с этим спорить. Однако, если душа — это просто мозг, если она не что иное, как электрические сигналы нейронов и синапсов, то я могу понять, почему некоторые утверждают, что мы ничем не отличаемся от машин. Я чувствую, что я мне больше подходит такая точка зрения. В таком случае я бы все равно задумался: возникли бы у меня проблемы, если бы я осознал, что я такой же, как машина?

Не обязательно, чтобы шахматист был человеком. Никто не будет беспокоиться, если кубик рубика будут собирать машины. Создание органического вещества из совокупности неорганических веществ заслуживает похвалы, а не осуждения. Кто-то может сказать, что это богохульство, но нет никаких оснований заявлять, что право жизни является уникальной привилегией Бога. В конце концов, превращение кабана в свинью и создание точной копии или имитации жизни: какая разница?

Если вы хотите взглянуть на вещи с логической точки зрения, то изобретение автомобиля было бы аналогичным событием.

В любом случае, в наши дни уже стало общеисзвено, что теоретически вы можете создать человеческую душу, используя программы и приложения. Нет, можно сказать, что это, в основном, уже сделано. Рукотворная жизнь, которую вы вряд ли сможете отличить по внешнему виду. В наше время мало что нельзя сделать с помощью науки.

Думаю, так все и есть.

Например, пока я думаю о таких вещах, вы могли бы выразить мои мысли набором нулей и едениц. Если у вас есть время, могли бы даже записать их в тексте на каком нибудь языке программирования. Я не хочу сказать, плохо это или хорошо.

Я хочу сказать, что, несмотря на то, что в конечном итоге это все может быть спроецировано в текстовой форме, я не могу объяснить, почему я все еще был таким нерешительным. Если это текст, то все должно быть просто. Если бы вы смотрели из далекого места, как Бог, смотрящий вниз с небес, то для вас мои мысли — всего лишь очевидная чепуха. Это фантазии, порожденные воображением, вовсе не фантастическая иллюзия, а скорее истощенная временем правда. Когда я все время делаю необъяснимые, бессмысленные, бесцельные, противоречивые вещи, может ли это быть ошибкой Бога при конструировании людей или просто программной ошибкой? Может ли быть так, что с самого начала произошел сбой и блок кода с ошибками попал мне в мозг?

Если бы это было так...

Какой смысл делать такую программу? Какое значение это имеет для моего мозга, который массово производит этот абсурдный текст? Что изменится, если использовать для этого устройство, которое, в конце концов, не будет развиваться или учиться, создавая текст, который само не понимает?

“Ммм. Это... что?”

Некоторое время я думал об этом, но не мог придумать продолжения. Я подумал еще немного, продолжения не придумал. Может это был лимит чепухи на сегодня. Я отказался от этой мысли, откинулся на диван и уставился в потолок.

“Хммм….. трудно заставить себя думать о чем-то, что кажется серьезным.”

Поскольку мне пришлось приехать в эту исследовательскую лабораторию, я подумал чем-то в этом роде(искусственный интеллект, искусственная жизнь). Казалось, что я не смогу прийти к разумному выводу.Поразмышлять стоит после того, как вы сначала пришли к выводу. Кажется, и индуктивный метод[✱]Противоположенность дедуктивному методу. Процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему. не так прост.

Курилка.

Прошло уже тридцать минут с тех пор, как меня выперли в коридор. Сузунаши-сан, Кунагиса, профессор Кёйчиро, Шито-кун и Мисачи-сан, так и не собирались выходить. Кажется, ожидание может занять больше времени.

“Посторонний, эх…”

Промямлил я.

Я сам и не собирался вмешиваться. Я привык к тому, что меня обходят стороной подобным образом, и рационально было оставить Кунагису и Сузунаши-сан там. По крайней мере, было ясно, что это лучше, чем если бы рядом с Кунагисой был такой опасный человек, как я.

Я понял.

Я понял это.

Я посмотрел на пепельницу на столе. В ней лежала половина сигареты, которую Сузунаши-сан там оставила. Казалось, очень крепкой. Я не знал ни одной другой женщины, которая курила бы что-то подобное. Ну, похоже, у Сузунаши-сан были сильные легкие, и мне не о чем беспокоиться. По крайней мере, этот человек не умрет от рака легких.

”… Если подумать, Сузунаши-сан была одним из тех людей, которые не могут пить алкоголь…”

Я думал, что возможность курить, но не пить — редкая, но, если подумать, эти вещи не имеют ничего общего друг с другом. Одна — вредит печени, а другая — легким — совершенно разные внутренние органы. Это не то, что нужно связывать вместе. Однако подруга Сузунаши-сан, Миико-сан, вполне себе пила, но совершенно не любила сигаретный дым, поэтому я чувствовал, что между двумя крайностями была какая-то связь. Хотя такая логика изначально была искажена.

“Мне скучно... может быть, стоит потанцевать робота, подражая Миямото Мусаси...”

Я констатировал, что это было бессмысленно даже для меня. Я внезапно услышал звук чего-то похожего на работающий мотор. Звук медленно приближался и постепенно становился все громче. Это было похоже на звук Mini 4WD[✱]японские машинки на радиоуправлении с которыми я играл давным-давно. Было ощущение работающего мотора, но, я подумал, этот звук —

Когда я встал с дивана, чтобы найти источник звука, источник врезался в мою правую ногу. Это была странная штука примерно с четверть моего роста. Точнее говоря, это было похоже на цилиндрическую колонну из стали с колесами внизу. Он неумолимо врезался в мою правую ногу, так как я все еще стоял.

”-””

Что это?

В моей голове не было ничего, что могло бы описать эту странную штуку. Вскоре удивление прошло и я решил, что это была какая-то машина, но я не мог определить ее назначение.

Я пытался удержать это. Загадочный объект застыл. Я повернул его в другом направлении, а затем отпустить. Эта штука издала грохочущий шум и уехала.

”…..? ….. Что это?…..?”

“Робот уборщик.”

Когда я со странным чувством провожал взглядом Таинственный Объект X, с другой стороны раздался человеческий голос. Я обернулся, примерно в пяти метрах по коридору стояли два человека в лабораторных халатах как у профессора и Шито-куна.

У одного были чрезмерно длинные волосы до пояса. Не совсем длинные, а скорее как у животного из какой нибудь книги, мятые и длинные, как будто их никогда не расчесывали, никогда не выпрямляли. Я не мог различить его лицо под ужасно длинным волосам, но увидел густые усы возле рта, которые едва были видно, и поэтому понял, что это был мужчина.

У другого были совершенно другие, аккуратно ухоженные волосы. Однако, были в порядке только волосы, поскольку фигура была довольно полной. Лабораторный халат выглядел натянутым, и трудно было сказать, что у него было крепкое, здоровое тело. Тем не менее, я не могу сказать, что это был уродливо или что-то в этом роде, а, скорее, как будто он пытались сохранить странную изысканность, как у дворянина, который появляется в иностранном чернобелом фильме.

Эти двое также были совершенно противоположной парой, но не как Миико-сан и Судзунаши-сан, подумал я, и когда я подошел к ним, и спросил:

“Эмм, вы что-то сказали?”

“Нет, нет, не совсем", — сказал один взмахнув рукой. "Просто вы смотрели на него с восхищением. Я просто подумал, что подскажу, что это такое. Это робот-уборщик. Другими словами, механическая горничная хахах. Нет, мы не должны смеяться, верно? В конце концов, Оогаки-кун сделал это в качестве игры.”

Шито-кун сделал это, так? Это довольно впечатляюще, подумала я, и оглянулась назад, но Таинственный Объект X уже исчез. Кажется, он повернул за угол.

“Предпологалолось, что он будет использовать радар, чтобы определять местонахождение мусора и грязи, а затем автоматически двигаться в этом направлении... вы знаете, наша лаборатория скупа на финансирование” полный саркастично взглянул на длинноволосого “У нас не хватает денег, чтобы нанять уборщика, поэтому Оогаки-кун взял это на себя, и сделал этого робота. Ну, на самом деле он довольно полезный. Но этот робот — боль в одном месте, он не может отличить людей от мусора.”

“Это не хорошо.”

Вот почему он врезался в меня. Я на одном уровне с мусором.

“Нет необходимости искать разницу между людьми и мусором” низкий, тихий и темный голос донесся от длинноволосого. “Нет необходимости, потому что они одинаковы”

Если бы это было сказано с сарказмом, я мог бы возразить, но, учитывая, что это было сказано обычным тоном, я не смог ничего ответить. Согласие типа "да, это так" подразумевало бы, что я признаю, что ничем не отличаюсь от мусора.

“Хах хахаха, этот парень иногда говорит неприятные вещи, не обращай внимание” сказал с радостью полный а затем продолжил будто подталкивая длинноволосого “Смотри, парниша удивлен. У нас могут быть неприятности, если будешь так себя вести.”

А затем он посмотрел на меня.

“В конце концов, это любовник дочери знаменитого дома Кунагиса. Любовник, а? Любовь морковь, да? У них достаточно сил, чтобы сломать нас, никчемных лабораторных крыс, одним движением пальца.”

”….. Эмм.”

“Прошу меня простить и принять мои извинения, я еще не представился,” полный улыбнулся и преувеличенно поклонился “Я работаю здесь как стипендиат, и, независимо от моей воли, попал на попечение пятого отдела, Нео Фуруара.”

”….. Ясно.”

Я невнятно кивнул. Я кивнул и подумал, что если этот полный человек — Нео-сан, то длинноволосый... Длинноволосый, казалось, заметил мой взгляд (я не видел его глаза сквозь волосы, но казалось, что он мог видеть мои) и сказал:

“Котари Хинаёши.”

Прямо.

“Рад с вами познакомиться, мистер Любовник.”

“Угу...” Я ответил еще одним невнятным кивком.

Котари было обычным именем в Киото, но в остальной стране оно было известно как на столько редкое имя, что знаменитое. Возможно, Котари-сан приехал из Киото.

“Привет, ну, рад с вами познакомиться.”

Это была пара двух крайностей, это была такая странная пара, что я не мог определить, как должен себя вести. Мне нужно быть активным, чтобы не отставать от Нео-сана, но тогда было бы трудно общаться с Котари-саном. Я чувствовал себя зажатым между этими противоположеностями, но я начал чувствовать, что бесполезно беспокоиться об этом. Не было необходимости заставлять себя иметь дело с этими людьми. Я просто сказал "всего хорошего" и вернулся в курилку.

“Эй эй эй эй эй эй, не веди себя так, не веди себя так, ты заставляешь меня чувствовать себя одиноким,” сказал полный… наверное это грубо называть его так. Нео-сан проследовал за мной и сел на диван напротив меня “Скучно, не так ли? Давай поговорим, мистер Знаменитость.”

”….. Мне не особо скучно.”

“Кто-то, бормочущий о странных вещах, таких как мозг, искусственный интеллект и души, не может не скучать,” — тихо сказал Котари-сан, садясь рядом с Нео-саном. “Кроме того, я не могу себе представить, чтобы кто-то, думающий о танце робота, подражающем Миямото Мусаси, не скучал.”

”……….”

Хм. Они слышали мой постыдный монолог. Оказалось, что они наблюдали за мной довольно долгое время. Плохая привычка — не замечать, что меня окружает, когда я глубоко задумываюсь. Кроме того, это вражеская территория (вероятно, было бы хорошо обозначить это место как таковое), поэтому недопустимо ослаблять мою защиту. Единственным существом, которое могло бы ослабить защиту в таком месте могла быть только красный подрядчик. Я покаяться про себя.

Я ожидал этого в некоторой степени, но так же, как мы использовали Чии-куна, чтобы найти их, они также наблюдали за нами. Это значит, что профессор Кёйчиро понятия не имел, кем мы с Сузунаши были, и что он ожидал, что Нао-кун, в конце концов разберется с этим.

”– Итак, у вас двоих есть что обсудить?”

“Нуу... Такой вопрос ставит нас в затруднительной положение, так, Котари-сан?”

”……….”

Кутари-сан ответил Нео-сану полным молчанием.

“Ой ой, ты тоже такой холодный, я чувствую себя одиноким-одиноким” Однако Нео-сан не проявил никаких признаков обиды, или чего-то в этом роде. Его губы изогнулись в самодовольной улыбке. Повернувшись ко мне, он сказал: “Итак, мне поговорить с тобой?”

“О чем?”

“О чем ты хочешь?” Нео-сан улыбнулся своим пухлым лицом “Я могу поговорить с тобой о чем тебе только угодно. Любая темя, которую ты выберешь.”

”……….”

“Хмм... Наверное, ты устал?”

“Я не устал,” я спокойно ответил. “У меня нет причин для усталости. Я просто не доверяю тем, кто много болтает. Люди, которые так себя ведут, а в душе всех презирают и всегда что-то замышляют. Я не люблю людей, которые что-то замышляют.”

“Как грубо,” и Нео-сан хлопнул себя по лицу. Все его движения выглядят довольно выразительными. Можно даже сказать, что он переигрывает. “Однако если оставить в стороне доверие, разве у тебя нет того, о чем ты хотел бы поговорить? Например, про Уцуриги-сана.”

”……….”

“Хм? Что-то не так? Ты же хочешь узнать про Уцуруги-сана, не так ли? Про Уцуруги-сана.”

Уцуруги Гайскэ.

Я не хотел реагировать, но кажется, мои плечи немного дернулись, когда я услышал это имя. И этого было достаточно для Нео-сана. Он громко хлопнул в ладоши и сказал: “Ага, попался.”

“Так и есть. В конце концов вы все приехали сюда чтобы увидеть Уцуруги-сана. Конечно, ты бы хотел послушать про него. Конечно, конечно, конечно. Знаешь... Уцуруги-сан, он довольно талантливый. Или стоит сказать, выдающийся? Этот человек…”

“Извращенец.”

Решительно закончил Котари-сан. Я взглянул на Котари-сана, но не смог определить выражение его лица из-за волос, но оно выглядело таким же, как раньше. Я не видел никакого смысла в том, что он кого-то оскорблял. Скорее, что он сказал, как будто это само собой разумеется.

“Без сомнений, извращенец.”

”….. Ясно.”

Я мог только кивнуть.

Кстати говоря, Шито-кун тоже говорил нечто подобное про Уцуриги. Тем не менее, называть извращенцем коллегу с которым живешь и работаешь под одной крышей — определенно бестактно. В самом деле, хоть это и необычное, ненормальное место, где живет человек с прозвищем Безумный демон, но такое отношение к Уцуриги Зеленому Зеленому Зеленому Гайскэ определенно заставляет задуматься, что он за человек такой.

Это было за рамками моего воображения.

“Извращенец это грубо, Котари-сан. Извращенец это слишком грубо и не важно что ты о нем думаешь. Знаешь ли, есть то, что называют тактом,” Нео-сан потрепал плечо молчащего Котари-сана. “Он конечно довольно странный. В конце концов, он не сделал ни шагу из седьмого отдела с тех пор, как приехал сюда. Это стоит уважать. Хотя он, вероятно, не такой уперный исследователь, как профессор…

“Ты имеешь ввиду, что он не выходит...”

Я подумал спросить, было ли это оговоркой или его заперли, но сдержался. Сейчас нет смысла спорить с Нео-саном. Честно говоря, такой яркий и красноречивый тип — мой злейший враг. Лучше даже сказать, что меня тошнит от таких.

“Да, да, говоря об Уцуруги-сане, был один интересный эпизод” он хлопнул в ладоши и сделал лицо, будто придается воспоминаниям “Это было где то пол года назад. про ту двухголовую обезьяну-'

“О чем рассказываешь, Нео-сан?”

История Нео-сана снова внезапно оборвалась. На этот раз не Котари-саном, а Шито-куном стоявшим над нами с угрюмым видом. Я мог видеть Сузунаши-сан за Шито-куном. Кунагиса, вероятно, тоже была здесь, хоть я и не мог ее видеть из-за ее невысокого роста.

“Йо, Оогаки-кун”

Нео-сан с улыбкой поднял руку в знак приветствия.

“Спасибо за вашу тяжелую работу.”

“Нет, это вам спасибо за все, Нео-сан” раздраженым тоном сказал Шито-кун “О чем ты говорил? Что ты рассказал этой вещи?”

Вещь, так он меня назвал.

“Ничего. Ничего важного. Совсем ничего важного. Я абсолютно ничего не рассказал. В конце концов, я тихий персонаж. Все, что я сделал, это поприветствовал его. Верно, Котари-сан? Верно, не так ли?”

“Не спрашивай меня.”

— коротко и холодно сказал Котари-сан, затем встал со своего места, прошел мимо Шито-куна, и направился по коридору к приемной комнате профессора.

«Эй, эй. Ну что за безысходность. И что мне делать, господи. Эй, подожди», Нео-сан поднял свое огромное тело с дивана, следуя за Котари-саном. "Боже ... такой нетерпеливый, Котари-сан. Ах, ну тогда, молодой человек, на этом пока все. Я буду обходить объект, поэтому мы, вероятно, встретимся снова. Давай тогда и поговорим, на этот раз подольше."

И затем, словно игнорируя Шито-куна, он поклонился Сузунаши-сан и Кунагисе.

“Привет, привет. Какие прекрасные дамы! Пожалуйста, не беспокойесь, добро пожаловать в исследовательский центр Безумного Демона Шадо Кёйчиро.”

Он склонил голову так низко, что мне стало интересно, коснется ли она пола. Выпрямившись и посмеиваясь, он повернулся ко мне, сказал, “Ну, увидимся” и последовал за Котари-саном.

”….. Иноджи, это что такое?” с чрезвычайным любопытством спросила Сузунаши-сан. “Меня уже давно никто не зазывал прекрасной дамой.”

“Боку-саму-тян тоже,” Кунагиса выглядела раздраженной, глядя, как Нео-сан уходит. “Кто это, И-тян?”

“Нео Фуруара-сан... Тот, у кого были длинные волосы, это Котари-сан. Котари Хинаёши-сан”

Тем не менее, он сказал, ну увидимся. Он сказал так, будто предполагал еще одну встречу. Он действительно казался типом, с которым можно было легко столкнуться.

“Хм,” Шито-кун презрительно хмыкнул “Такой беспечный. Беседовать с ним — разговаривать с пародией на сотрудника этого заведения”

Мм, не грубо ли?

Не обращая внимания на Шито-куна, который продолжал бормотать себе под нос, достаточно громко, чтобы было слышно, я спросил Сузунаши-сан позади него: “Как идут дела?” Хм, яркость Нео-сана отразилось на мне. Возможно, то же самое случилось и с Сузунаши-сан, когда она театрально развела руки, как будто обнимая меня, и сказала: “Положительно!”.

“Это было немного грубо. Но в любом случае нам дали разрешение немедленно увидеть Уцуриги Гайске.”

“Так и есть, И-тян” Сказала Кунагиса, покачивая своим синие волосы.“Шито-тян проводит нас.”

“Не зови меня Шито-тян!” — крикнул Шито-кун прервав свое бормотание “Ты ведешь себя слишком фамильярно! Я не знаю, что между вами и профессором, но перестань быть такой дружелюбной со мной!”

“Но если подумать, Шито-тян звучит более правильно,” возразил я “Девятнадцатилетний обязан обращаться к шестнадцатилетнему на -тян”

“Нет такого правила! Ты издеваешься надо мной? Ты издеваешься надо мной, а!?” Шито-кун крикнул на нас. “Прекратите это, или вы так смеетесь надо мной!?”

“Шито-тян, если тебе это не нравится, я буду звать тебя Шитопи-тян.”

“Нет! Если вы еще раз посмеетесь надо мной, я взбешусь!”

“Хорошо, Шито-тян.”

“Так точно, Шито-тян.”

А затем Сузунаши дала по подзатыльнику Кунагисе и мне.

3

Что было неожиданным, так это то, что, когда мы выходили из здания, потребовалась ключ карта, ввод кода в терминал на замке, а также распознавание голоса и сетчатки. Необходимость делать это не только для входа, но и для выхода, говорила о защите, о сильной защите, а затем о еще большей защите, как в тюрьме строгого режима. Шито-кун говорил не покидать учереждение одним, но оказалось, что с самого начала это была невыполнимая задача.

“Седьмое отделение, так” — сказал Шито-кун своим обычным кратким тоном “Боже, почему я должен водить их туда сюда... это даже не моя работа.”

Мы с Кунагисой немного отошли. Сузунаши-сан сказала “Я хочу осмотреть здание... Расследовать, расследовать.”. У Сузунаши-сан было довольно развитое чувство любопытства, так что, должно быть, она не упустила возможности осмотреться. Она направилась в обход с Мисати-сан. Мисати-сан сама по себе была хороша, но не была настоящей [✱]яп. жаргон. прекрасная молодая девушка. Надеюсь, все будет хорошо.

“В любом случае, Томо,” сказал я Кунагисе, когда мы шли рядом. “Очем вы говорили с профессором Кёичиро? Нам дали добро на встречу довольно быстро, я думал, профессор будет колебаться и попытается отложить это на подольше”

“Ты прав. Да, так и есть. Боку-сама-тян тоже ожидала чего то такого, но такие ожидание приносят только неприятные ощущения." — сказала Кунагиса, потирая затылок, на который недавно пришлась затрещина Сузунаши-тян. “Он, вероятно, уверен.”

“Уверен?”

Да, уверен в Саттяне. Действительно, такой человек... действительно, он, должно быть, действительно много узнал, профессор. Да, многое произошло, это было ожидаемо. Он исследователь, нет, скорее у него личность академика. Даже не личность а образ жизни.

Кунагиса сказала это с некоторым разочарованием. Я не знал, что ей сказать, поэтому просто неловко отвел глаза и сменил тему. “Кстати говоря”.

“Откуда они берут электричество так глубоко в горах? Тут есть линии электропередач? Еще водопровод и газопровод. Еще телефонные линии.”

“Не знаю. Эй, откуда, Шито-тян?”

Кунагиса позвал Шито-куа. Шито-кун, в свою очередь, явно отказался от этого имени. Хотя он выглядел раздраженным, но ничего не сказал и просто фыркнул.

Отсюда,” Он указал на здание рядом с нами. “Восемьдесят процентов генерируется собственными ресурсами. Исследования и эксперименты и тому подобное отнимают много электроэнергии, поэтому у нас есть линия электропередачи, но мы так-же вырабатываем свое собственное электричество.”

“Хмм. Тогда это здание..."

“Шестой отдел.”

“Шестой отдел это электростанция. Мне было интересно, потому что это было не исследовательское здание, но я вижу...,” я посмотрел вверх. С первого взгляда я заметил, что здание выглядело как первое отделение, в котором мы сейчас были, также как и другие здания — без окон — но. “Не говорите мне, что внутри находится атомная электростанция.”

“Мы бы не сделали ничего на столько опасного” Шито-кун разрушил мои переживания одним ударом “Это водородная электростанция, водородная.”

“Что такое водородная электростанция?”

“Выработка электричества при использовании водорода. Не можешь понять из названия?”

Это было невероятно грубое объяснение, но Шито-кун, похоже, не собирался давать какие-либо дальнейшие пояснения. Мы неспешно шли по пространству между зеленью и зданием, которое предположительно было водородной электростанцией. Оказалось, что седьмой отдел Уцуриги Гайсуке находился с другой стороны этого шестого отделения. Учитывая его номер, седьмой отдел, вероятно, был создан позже.

“Здания расположены довольно близко друг к другу” пробормотал я вспоминая план лабораторных отделов “Разве это не опасно в случае землетрясений и пожаров?”

“Мммм,” Кунагиса посмотрела вправо а затем на шестой отдел и кивнула. “Ага. Могут быть проблемы с землетрясениями и тому подобное. Но поскольку это в горах, существуют другие архитектурные ограничения. По крайней мере так говорил Нао-кун. Но все же, разве это не лучше, чем в Токио?”

“Ну, это так, но... Вы когда-нибудь были в Токио?”

“И-тян тоже не был”

“Но я был в Хьюстоне.”

“Это совсем не хваставство.”

Это было не хваставство.

Я спонтанно решил посмотреть на небо и заметил, что оно затянулось облаками. Был еще только вечер, но ни один луч света не прошел сквозь небо, точнее, оно стало таким же темным, как ночь. Облака цвета вороньего пера господствовали на небесах.

— Ну.

Бам, Кунагиса врезалась мне в спину.

“Ау, извини, И-тян.”

“Не, не беспокойся,” Я отошел в сторону давая Кунагисе пройти “Я тоже виноват. Зазевался на облака”

“Да? А, ты прав. Выглядят как в плохую погоду. Как будто пойдет дождь. Эй, Шито-тян?”

”….. Что.'” Ответил Шито-кун. Реплика, которая должна быть вопросительной, но без знака вопроса. “Ты звала меня.'”

“Ага, на сколько мы высоко? Выглядит, будто мы ниже облаков.”

“Не спрашивай меня,” Шито-кун вздохнул. Не то чтобы я мог говорить за других, но, несмотря на молодость, за его вздохом чувствовалась тяжесть многих лет трудностей. “Откуда мне знать что-то такое?”

“Ты разве не живешь здесь?”

“Тогда ты наверное знаешь высоту, на которой живешь ты?"

Ага, кунагиса сложила руки на груди. Шито-кун снова вздохнул и пошел вперед. Кажется, он осознал, что с Кунагисой довольно сложно общаться, а злиться на нее — пустая трата сил.

“Что-то не так, И-тян? Пойдем.”

“Аа, да.”

Я кивнул, оглянулся назад и последовал за Кунагисой. Позади нас остались только деревья, и я никого не видел.

”……….”

Конечно, я не столкнулся с Кунагисой, потому что смотрел на небо. Я не достаточно легкомыслен, чтобы смотреть на тучи с такой страстью. Даже если бы я посмотрел на дождевые тучи, я бы только подумал, “Ага, облачно. Действительно облачно.” Нет, причина, по которой я внезапно остановился, заключалась в том, что я почувствовал что-то отталкивающее позади. Что-то отталкивающее только кажется расплывчатым, поэтому позвольте мне перефразировать это с большей конкретностью.

Я почувствовал, что кто-то наблюдал за нами сзади.

Я точно не знаю точно, наблюдал ли кто-то, но в любом случае я чувствовал, что мы под наблюдением, или кто-то наблюдает за нами. Конечно, так же, как не заметил приближающихся Котари-сана и Нео-сана в первом отделении. Я не особенно чувствителен к таким вещам. Но не чувствительный, это не значит, что я совсем ничего не чувствую. У меня достаточно чувств, чтобы, если я это чувствую, я мог определить, чувствовал ли я это точно.

Однако кто бы это мог быть? Первыми на ум пришли профессор Кёйчироу или его подчиненные (например, Котари-сан или Нео-сан), или, возможно, секретарь профессора — Мисачи-сан, но ни один из них не подходил. Шито-кун стоял прямо перед моими глазами. Не было смысла устанавливать еще одну слежку.

”….. Томо, ты недавно делала что нибудь плохое?”

“Нет. В последнее время нет” — насмешливо ответила Кунагиса “Что? Что ты имеешь ввиду? Если бы я сделала что-то плохое, стал бы И-тян меня ругать? Звучит захватывающе.”

“Нет, если не делала, все в порядке.”

Действительно, Кунагиса в последнее время забаррикадировалась в доме на улице Широсаки и ввязывалась во что-то подозрительное, но я не слышал, чтобы она на самом деле что-то сделала. Даже если бы были проблемы, связанные с чем-то подозрительным, я не мог себе представить, чтобы это было чем-то, что заслуживало бы преследования так глубоко в горах.

Возможно, это было животное или что-то подобное. Я попытался направить свои мысли в сторону реализма. Я чувствовал, что просто выдавал желаемое за действительное, но я также чувствовал, что это был единственный разумный ответ. Это место было полностью окружено высокой стеной, поэтому, даже если бы это было животное, это должна была быть птица, так что это означало бы, что я, по крайней мере, дошел до того, что мог чувствовать взгляд птиц. Это действительно был бы довольно высокий уровень мастерства, но я также чувствовал, что это какая-то сверхчеловеческая сила.

“Это какая то чепуха, подобная наклеиванию ценника на тележку в супермаркете…”

Наверное, алый подрядчик была единственной с таким навыком.

Следуя примеру Шито-куна, мы прошли мимо шестого отделения и повернули за угол, где увидели седьмое. Как и ожидалось, как и другие здания, это было без окон и в форме игральной кости. Оно казалось, немного меньше, чем шестой отдел. Хотя с того места, где я стоял, высота казалась похожей.

”….. Хмм-м"

Итак, он внутри — Зеленый Зеленый Зеленый кракер[✱]от английского craker - ломатель. Уцуруги Гайске.

По какой-то причине Кунагиса взяла меня за руку. Я взглянул на нее и заметил, что, как и я, она о чем-то размышляла, глядя на лабораторию. Я не знал, почему она схватила меня за руку, но в любом случае я не отпустил ее.

“Чего вы замечтались?” — с подозрением спросил Шито-кун. “Боже. Разве вы не прибыли сюда чтобы встретиться с Уцуруги-саном? Давайте, поспешите.”

Шито-кун уже стоял у входа. Он стоял перед кардридером раздраженно дергая ногой. Я продолжал держать Кунагису за руку и подтолкнул нас к нему.

“Позвольте мне сказать вам сейчас ... Я не имею ничего общего с тем, что там происходит. Абсолютно ничего. Что бы ни случилось, я не приду вам на помощь.”

“Помощь? Что?” я вопросительно наклонил голову “Я не совсем понимаю, о чем ты, Шито-тян.”

“Вы двое такие настойчивые…" Шито-кун посмотрел на нас неумолимым взглядом “Боже ... почему мне всегда достается эта роль... это жестоко, правда. Ну, не важно. В любом случае, что бы ни сделал Уцуриги-сан, я не приду на помощь. Просто помните это.”

“Что ты имеешь ввиду под помощью, Шито-кун?” я спросил снова. “Мы же не идем на встречу с доктором Лектором[✱]отсылка на Ганнибала Лектора, так? Ты хочешь сказать, что Уцуруги Гайске откусит наши языки?”

”……….”

Я сказал это в шутку, но Шито-кун замялся, “Верно, мистер Коломбо", а затем просунул карточку через ридер. Он ввел кодовый номер, а затем “Оогаки Шито. ID ikwe9f2ma444.”

Толстая, тяжелая дверь медленно открылась. Сначала вошел Шито-кун, затем я, а затем Кунагиса. Шито-кун пробормотал: “Боже… это так неожиданно… тьфу,” и продолжил идти по коридору.

“Четвертый этаж.”

Он сказал быстро, а затем он открыл стальную дверь в дальнем конце коридора и начал подниматься по лестнице.

“Тут нет лифта?.”

“Он не любит их. Уцуруги-сан. Лифты,” — необорачиваясь сказал Шито-кун.”

”……….”

Я взглянул на Кунагису, но она только с ностальгией пробормотала, “Саттян все такой же.” это не выглядело как шутка. Понятно, разрушитель и извращенец. Я почувствовал, что начал понимать, кто такой Уцуруги Гайске.

Мы добрались до четвертого этажа. Другой ключ открыл дверь и вы вошли в белый зал. Если центральный центр первого отделения профессора Кёйчиро производил впечатление больницы, то этот — впечатление университетского городка. Это не походило на атмосферу, подходящую для человеческой жизни. Был недостаток реализма, как будто мы были в тематическом парке.

Шито-кун подошел к двери и остановился, чтобы подождать нас. Кажется, он собирался с силами чтобы постучать.

”……….”

Ответа не последовало. Шито-кун нахмурил брови и постучал, однако ответа снова не последовало. Тишина

”….. странно, профессор же предупредил его”

“Может он заснул?”

“Идиот. С чего ему спать?,” Шито-кун раздраженно посмотрел на меня и снова постучал. ”….. Странно…..”

Он постучал в третий и в четвертый раз, затем он сдался, вздохнул, положил руку на дверную ручку и сказал, “Это Оогаки. Я вхожу, Уцуруги-сан,” и открыл дверь.

В комнате никого не было.

Шито-кун зашел в комнату, мы сделали то же самое. Меня удивил интерьер комнаты. Дело было не только в том, что внутри никого не было. Посередине комнаты стоял только один стальной стул, не было ничего другого, без преувеличения, абсолютно ничего другого во всей комнате. Это было похоже на недавно построенный особняк, в который еще никто не заходил — да, очень нечеловеческая атмосфера.

“Шито-кун,” я обратился к нему. “Что это за комната?”

“А? Личная комната Уцуруги-сана. Он обычно сидит здесь, в свободное от работы время.”

Личная? Что в этой комнате личного? Это было последнее место, которое могло бы быть личной комнатой. Безо всякой причины я обошел эту просторную комнату в двадцать татами, в которой ничего не было.

“Хмм. Значит это комната Саттяна…” Кунагиса последлвала моему примеру “Хмм. В самом деле… в самом деле…”

Она казалась довольной. Это то, чего она ожидала от Уцуриги? Термин извращенец казался все более и более реальным. Нет, если предполагается, что это — его индивидуальность, то я подумал, что это должно быть какая-то болезнь.

Шито-кун был просто зол. Он оглядел комнату, а затем без всякой начал яростно бить стену. Возможно, стены были звукоизолированы, поскольку все, что из этого получалось, было бессильным хлопающим звуком.

“Дерьмо… он чтоли сбежал…”— Шито-кун бормотал.

“Я не сбежал.”

От входа раздался голос. Этот голос был странно колким и пронзительным, как у курицы.

“Ты не мог бы воздержаться от грубых слов, Шито-кун? Если кто-то говорит грубо, я не возражаю, если он говорит правду. Если кто-то говорит неправду, то ничего, если он делает это с уважением. Но все сразу непростительно. Совсем непростительно, Шито-кун. Или ты хочешь сказать, что есть причина, по которой я мог бы сбежать?”

Шито-кун развернулся, потом я, я потом Кунагиса.

К дверной раме прислонился человек в лабораторном халате.

Больше всего выделялись его белые волосы, которые не соответствовали его возрасту. На нем были белые хлопчатобумажные перчатки. У него было такое красивое лицо, что можно было взглянуть на него и подумать, что он девочка, но его щетина на конце подбородка отметала подобные мысли. У него были оранжевые очки, глаза улыбались и смеялись, но где-то внуртри эти глаза не смеялись.

“У-у у у,” слова застревали у Шито-куна в горле”….. У, Уцуруги-сан…..”

“Да, Уцуруги-сан” Уцуруги сверкнул улыбкой “Уцуруги Гайске.”

“Ах, эм…..”

Шито-кун, казалось, сделал шаг поворачиваясь к Уцуриги. Это было похоже на страх грызуна перед хищником. Шито-кун будто полностью сжимался перед Уцуриги, так что вы никогда бы не подумали, что это тот самый человек, который только что ругался, когда бил кулаком по стене.

Сжимался.

Это не было проявлением уважения или трепета. К сожалению, я понимал эмоции Шито-куна. Я мог понять это, как будто это было мое собственное чувство. Мои эмоции перед Уцуриги, мое впечатление от первой встречи с Уцуриги Гайсуке, вероятно, были в точности такими же, как эмоции Шито-куна.

Однако Уцуриги Гайсуке даже не взглянул на Шито-куна или на меня — глядя вместо этого в одном конкретном направлении. Нет необходимости объяснять, в каком. В этом направлении стояла только одна голубоволосая девушка с открытым ртом, смотрящая на Уцуриги.

Уцуриги поправил солнцезащитные очки, а затем улыбнулся правым уголком губ, а затем,

”– Йо, мертвая синева.”

Сказал он, и низко склонил голову.

Это зрелище было настолько странным, что даже запоминающимся, потому что взрослый мужчина кланялся молодой девушке.

“Мы невиделись наверное два года. О, вы изменили свою прическу? Вы стали намного симпатичнее. Что случилось с той курткой? С тем драгоценным, драгоценным подарком на память. Ну, в любом случае, встреча с тобой волнительна для меня.”

“Если быть точным, один год и восемь месяцев тринадцать дней четырнадцать часов тридцать две минуты и пятнадцать секунд. Конечно, и восемьдесят семь секунд с момента нашего воссоединения. Да, верно — я рада, что мы смогли встретиться снова.”

“Действительно, сколько времени прошло, Зеленый Зеленый Зеленый”